РВС Мадонна

rvs


Родительское Всероссийское Сопротивление


Previous Entry Share Next Entry
«Контингент» на вынос, или Волки подкрались тихо.
anti_fascist1 wrote in rvs

Обращение РВС к Президенту России и согражданам.

Общероссийская организация защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС) считает необходимым зафиксировать свое отношение к происходящему сейчас изменению российского законодательства, которое повлияет на жизнь всех российских семей с детьми.

На последнем осеннем заседании Государственной Думы 21 декабря 2016 г. произошло еще одно знаковое событие, помимо проволочки в вопросе о внесении изменений в антисемейный закон 323-ФЗ, принятый летом и уже собравший более 213 000 подписей граждан под протестным Обращением РВС к Президенту России. Эти изменения, как мы надеемся, будут все же рассмотрены в январе. Тем более, что на недавней пресс-конференции В.В.Путина, ему был задан вопрос о судьбе данного явно дискриминационного закона и в целом продвижения ювенальной юстиции, и Президент обещал вернуться к рассмотрению вопроса. Но на том же заседании ГД 21-го декабря, на котором не нашлось времени обсудить «закон о шлепках», нашлось время принять — сразу в двух чтениях, втором и третьем — безусловно ювенальный и столь же безусловно антиконституционный закон о Системе «Контингент».

Этот закон, делающий обязательным сбор данных обо всех российских детях, открывает в целом новую эпоху, которую не зря уже назвали «электронным концлагерем». Речь идет о сборе любых сведений о детях и родителях, которые захочется собирать органам опеки, и о возможности передачи этих сведений фактически любым организациям. Это в законопроекте «О внесении изменений в статьи 15 и 16 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» специально оговорено.

По принятому закону, органы опеки (а они по законодательству и есть органы исполнительной власти субъектов Федерации и получающие от них полномочия органы местного самоуправления) смогут решать по своему усмотрению, что именно должно входить в список «необходимых» сведений о семьях.

То, что органы опеки в последнее время и без подобного закона все пристальнее досматривают за детьми и их семьями, к сожалению, уже очевидно. И вектор их интереса все более направлен на сбор тех данных, которые являются личной информацией граждан, охраняемой конституционно. Однако это не мешает, с опорой на так называемое «межведомственное взаимодействие» и вопреки российскому закону и желанию родителей, добывать (в том числе через опросы самих детей) подробные сведения о семьях, их материальном положении, составе семьи, принятых нормах воспитания. Особое опасение родителей вызывает настойчивое выяснение данных о здоровье и индивидуальных особенностях детей

Как это было и с «законом о шлепках», обсуждение закона о Системе «Контингент» не проводилось с должной открытостью. До экспертного и родительского сообществ доносились только слухи о намерениях «всех пересчитать» и создать единую базу детей. Но разговор об этих намерениях в силу того, что казалось невозможным такое всерьёз предлагать, воспринимался как паникерство, как абсурдный слух, не могущий иметь под собой серьезную почву. Тем не менее, все оказалось как нельзя серьезно. Нам серьезно предлагают сделать свои семьи и детей «прозрачными» для посторонних. И хотя бдительные граждане кричали «волки, волки!», волки эти подкрались незаметно.

Имея возможность наблюдать в прямой трансляции (за что искреннее спасибо пресс-службе СФ) обсуждение Комитетом Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству принятого Госдумой закона, мы могли еще раз убедиться, насколько фиктивным является выполнение членами Совета Федерации обязательств, взятых ими перед гражданами. Насколько они не знают и не интересуются знать содержание принимаемых слету законов и не задумываются об их последствиях.

Единственным из законодателей (как депутатов Государственной Думы, так и членов Совета Федерации), выступившим категорически против этого очевидно неконституционного закона, оказалась сенатор Е.Б.Мизулина. Что вызывает огромное уважение к ней за принципиальность и благодарность родительского сообщества.

Полностью поддерживая позицию Е.Б. Мизулиной, озвученную на заседании Комитета и потом на пленарном заседании Совета Федерации, хотим дополнительно откликнуться на доводы выступавших за этот закон и указать на те положения Конституции, которым данный закон противоречит.

На заседании Совета Федерации 23 декабря в защиту закона выдвигались следующие доводы:

1. Информация «Контингента» якобы всего лишь дублирует информацию, ранее переданную в ЗАГС родителями учащихся (сенатор Л.Н. Бокова).

Заявление не соответствует действительности, поскольку определение перечня сведений о детях, вносимых в «Контингент», по сути, делегировано «органам исполнительной власти субъектов Российской Федераци» (п.19 ст.2).

2. Необходимость сбора информации касается якобы, прежде всего, районов с низкой плотностью населения, с расположением населенных пунктов на значительном расстоянии друг от друга — таких, как Таймыр, Эвенкия и т.п. — поскольку якобы проживающие в этих районах граждане порой не регистрируют ни рождение детей, ни их поступление в школу и т.п. Кроме того, система «Контингент» якобы поможет выявлению «проблемных» детей, нуждающихся, в силу состояния здоровья или каких-то физических недостатков, в особом подходе в образовании (на такой позиции настаивает сенатор А.А. Клишас).

Довод полностью бессмысленный, поскольку никоим образом не объяснено, каким образом жители тех же Таймыра и Эвенкии, не регистрирующие своих детей, станут вдруг их регистрировать после введения «Контингента». Кроме того, в регионах с низкой плотностью населения количество детей с врожденными недостатками мизерно, и родители (опекуны) таких детей сами, «вручную» (без тотального автоматизированного контроля) в состоянии определить, в каких особых условиях нуждается тот или иной ребенок.

Очевидно, что в действительности система «Контингент» направлена на сбор информации, прежде всего, о детях крупных городов, таких как Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург и др., тех, где сбор и автоматическая обработка информации о детях технически обеспечена. Дети Таймыра, Эвенкии и сходных регионов к этой системе никакого отношения не имеют.

3. Нужно принять соответствующий закон и «засекретить данные членов Совета Федерации депутатов Государственной Думы в момент исполнения их полномочий, так как сотрудников Генеральной прокуратуры, например», и тем самым избежать вторжения в частную жизнь членов Федерального Собрания (на такой позиции настаивает сенатор М.Г.Кавджарадзе).

Довод этот отнюдь не решает проблемы массового вторжения в частную жизнь граждан России, не являющихся членами Федерального Собрания, более того, выражает откровенное пренебрежение правами и интересами «неэлитного» подавляющего большинства граждан России. В любой стране такой депутат из представительного органа мог бы быть отозван на следующий день после подобного публичного заявления.

4. Законопроект о системе «Контингент» якобы поддержан при опросе более чем 80% опрошенных родителей. Система «Контингент» якобы облегчит отчетность педагогам (учителям) (сенатор З.Ф. Драгункина).

Это голословное, недобросовестное заявление. Информация об опросе, в частности, в какой форме он проводился, какое количество граждан опрошено, какие именно вопросы ставились перед опрашиваемыми — общественности не представлены, в силу чего результаты не могут являться достоверными. В частности, крайне сомнительна информированность опрашиваемых в части неопределенности персональных сведений, подлежащих занесению в «Контингент», произвольности перечня этих сведений, возможности (рисках) передачи этих персональных данных третьим лицам. Экспертам известен лишь один опрос ВЦИОМ, но он носил рекламный характер, так как в нём гражданам не сообщались те сомнения, которые здесь изложены.

Кроме того, заведомой ложью является заявление будто «Контингент» облегчит отчетность учителям. На учителей в связи с этой системой уже возложены обязанности по сбору информации о детях и внесению её в электронные журналы, а также ведение электронных журналов параллельно с обычными журналами. Это огромная по объему работа, никоим образом не оплачиваемая. Это работа сверхнормативная, сверхурочная, не обусловленная необходимостью обучения детей. Она никоим образом не облегчит (скорее усложнит) отчетность учителям. Облегчить отчетность можно было бы сокращением количества ненужных отчетов, а не увеличением отчетности.

5. В заявлении члена СФ А. А. Волкова указывается довод о назначении информационной системы: вносимая в «Контингент» информация включает в себя и сведения о посещаемых учащимися кружках и об оказываемых им «образовательных услугах», о «промежуточной и итоговой аттестации учащихся», «упорядочивает работу образовательных органов», служит «оптимизации системы управления образованием».

Однако достижение таким способом интересов упорядочивания и оптимизации — то есть интересов удобства для чиновников — явно противоречит Конституции.

Конституция России (ст.23, 24) устанавливает право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия и даже возлагает на органы государственной власти и органы местного самоуправления обязанность соблюсти гарантии неприкосновенности частной жизни (а не наоборот!).

Установление перечня содержащихся в информационных системах сведений о гражданах, подлежащих обязательному учёту, является ограничением права на частную жизнь. Конституция (ст.55 ч.3) разрешает ограничивать права и свободы только федеральным законом и только «в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Принятый закон нарушает оба этих конституционных запрета: он не только не исходит из этих целей, но и ограничивает права не на основании федерального закона, а на основании постановлений Правительства и даже (статья 2 п.19) органов исполнительной власти субъектов Федерации, так как разрешает им устанавливать перечень сведений о гражданах, подлежащих обязательному учёту.

Таким образом, налицо грубое и очевидное нарушение Конституции России.

И в действительности, правозащитной практикой РВС выявлено, что образовательными учреждениями перечень сведений о детях, вносимых в электронные базы данных, определяется произвольно. Также произвольно и без согласия родителей (в некоторых случаях — при наличии прямого письменного запрета) эти сведения (о детях) передаются школами третьим лицам, в том числе коммерческим организациям, реализующим специализированные услуги для детей. Например, при установке СКУД (турникетов) и систем контроля за питанием, персональные данные о детях, об их перемещениях, о рационе питания и т.п. передаются коммерческим организациям, реализующим услуги детского общепита и занятым обслуживанием системы автоматизированного контроля управления доступом в школу и услугами смс-оповещения о перемещениях детей. При этом услуги навязываются гражданам посредством ограничения доступа в школы.

Подведём итог. Законом о Системе «Контингент» органам опеки, обязанным охранять лишь права детей, оставшимся без попечения родителей, передаются (делегируются) также полномочия по сбору информации обо ВСЕХ детях, посещающих дошкольные детские учреждения и школу. Эту информацию органы опеки могут собирать, хранить, обрабатывать и использовать без согласия родителей (законных представителей) детей.

Органы опеки, таким образом, приобретают неограниченные возможности по манипулированию персональными данными, статистическими данными о «семейной неблагополучии» и другими сведениями, позволяющими им осуществлять злоупотребления в отношении обычных семей, что неоднократно фиксировалось правозащитной практикой РВС и до соответствующей легализации подобных действий органов опеки.

Учитывая сказанное, «Родительское Всероссийское Сопротивление» настаивает на характеристике принятого закона о Системе «Контингент» как юридически несостоятельного — прежде всего, нарушениями Конституции РФ, которые данный закон содержит, но и не только — как ювенального и опасного для населения России.

Этот закон уже принят Государственной Думой и одобрен Советом Федерации РФ. Последнее, что может остановить его вступление в силу с 1 сентября 2017 г., это отказ Президента России поставить под ним свою подпись. Очень надеемся, что имея опыт недобросовестного поведения законодателей с предыдущим законом, Владимир Владимирович обратит внимание на мнение родительского сообщества и учтет предоставленную общественностью экспертизу.

Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС)

Источник



promo rvs november 14, 2013 18:43 5
Buy for 10 000 tokens
Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС) – организация, появившаяся в результате общественного движения против внедрения в нашей стране ювенальных технологий. Одну из ведущих ролей в организации гражданского антиювенального протеста играет движение «Суть времени», которое и стало…

  • 1
Упразднить Госдуму!
Даёшь Советскую власть!

Не мытьём, так катаньем... Протаскивают, протаскивают свою ювенальщину упыри из ГД. Все фамилии аккуратно записываем в досье - придёт час расплаты!!!

против таких "инициатив" ГосДури...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account