bav_eot (bav_eot) wrote in rvs,
bav_eot
bav_eot
rvs

Детдом, барак, палатка: как мать и госслужащие сделали свердловчанина бомжом

znakcom-1251771-666x500.jpg
     
Семью с малышом, которую выселяют на улицу, забрали в полицию за акцию протеста у мэрии
Ниже размещаю публикацию Znak.com о молодом человеке, которого бросили все. Сначала родная мать, затем, по его словам, муниципальные и государственные служащие. Не помогли его обращения в прокуратуру и суды, а также уполномоченному по правам человека в Свердловской области. В результате он вместе с семьёй практически оказался выброшен на улицу. Но у меня вопрос: неужели на всю Свердловскую область не найдётся чиновника или государственного служащего или местного депутата, который поможет этому простому парню и его семье? А пока этот чиновник «ищется», читайте о том, что собственно произошло…

В Невьянске сегодня, 10 февраля, полиция задержала бывшего детдомовца 30-летнего Аркадия Коваленко, который в знак протеста против выселения на улицу его семьи с полуторагодовалым ребенком разбил палатку напротив мэрии. Сейчас семья Коваленко — единственные оставшиеся жильцы аварийного барака, который по решению властей должен быть снесен. Остальные жильцы получили ключи от новых квартир в рамках программы переселения. По мнению мэрии, Коваленко должен был переехать в новый дом вместе со своей матерью, которая была лишена родительских прав более 10 лет назад. Теперь она не пускает их в новую квартиру, прямо заявляя, что сын ей не нужен.

«Мы решили поставить палатку, чтобы привлечь внимание к нашей проблеме», — сказал Znak.com сегодня по телефону Аркадий Коваленко. Больше говорить он не смог, так как находится сейчас в отделении полиции.

Ссылка на видео пикета: https://ok.ru/video/242782702326

Пару дней назад мы встретились с Аркадием на пороге разрушающегося на глазах деревянного барака на улице Вити Бурцева, 4, в Невьянске. Молодой улыбчивый мужчина в телогрейке и валенках до колена помог мне подняться по косым рассохшимся ступеням на второй этаж в квартиру №8. За еле живой дверью, обтянутой лохмотьями — заваленный рухлядью коридор, слева — две пустующие комнаты, справа — что-то напоминающее кухню и крошечная комната. В доме чуть теплее, чем на улице, а потому в тазу, где жена Аркадия — Татьяна моет посуду, вода покрылась коркой льда.

znakcom-1251779-666x500.jpg

Площадь комнаты, где живет Аркадий, Татьяна и их полуторагодовалый сын Андрей — всего 14,5 квадратных метра. Большую часть пространства занимает разрушающаяся печь — единственный источник тепла в комнате. Здесь минимум мебели: справа у стены советская скрипучая «полуторка», рядом — детская кроватка, устеленная пятью одеялами, пара невысоких шкафов и два кресла. Аркадий подбрасывает в топку старые дощечки, отчего широкие трещины на печи разгораются алым цветом, и рассказывает, как в таких нечеловеческих условиях в 21-м веке очутился он сам и его малыш.
 
znakcom-1251773-666x500.jpg
 
«До 12 лет мы вместе с матерью постоянно переезжали от одного ее любовника к другому, сколько их было, мне не посчитать – больше десяти, точно. Мать постоянно пила и то и дело не пускала меня домой. Я скитался все свое детство, ел где придется, спал где попало», — рассказывает Аркадий. Прошло уже много лет, а ему стыдно вспоминать, как он был вынужден воровать еду, и до сих пор обидно, что лютой зимой в начальную школу он был вынужден ходить в легкой ветровке и резиновых сапогах. «Мать ничего мне не покупала, соседи что-то отдавали всегда. Помню, как мне в школе учителя все вместе купили теплое пальто в клеточку. До сих пор его помню», — продолжает Аркадий, внимательно следя за трещащей печкой.

В 1996 году Аркадия отправили в невьянский детский дом «Белоснежка». А его мать Любовь Коваленко по решению городского суда лишили родительский прав, так как женщина «воспитанием сына не занимается, часто меняет знакомых, злоупотребляет спиртными напитками». У Любови Коваленко есть еще двое детей: Ольга и Алексей, которые тоже воспитывались в интернатах. За юным Аркадием, отправленным в детский дом, государство закрепило недвижимость – квартиру №8 на улице Вити Бурцева, 4.

Эту квартиру Любовь Коваленко получила как сотрудница Невьянского механического завода по договору социального найма еще в 80-е годы прошлого века. Женщина заключала этот договор дважды. Первый раз завод предоставлял женщине две комнаты — 9,6 и 15,4 квадратных метров. Данные о получении 25 жилых квадратных метров были зафиксированы в поквартирной карточке. С появлением у Коваленко третьего ребенка, Аркадия, женщина получила еще одну комнату (14,5 кв. метра), то есть всю квартиру целиком. Вот только данные об этом не были отражены в поквартирной карточке. Ведь договор социального найма Любовь Коваленко потеряла.

Когда Аркадий покинул детский дом, он отправился в Режевское сельскохозяйственное училище. Там Коваленко получил непривычную для современного человека профессию «хозяин усадьбы». «В нее включались сразу три специальности: повар, овощевод, парикмахер», — вспоминает Аркадий. После училища его призвали в армию, где под Пермью он отслужил три года. На момент дембеля Аркадию Коваленко исполнилось 23 года, и он решил вернуться в родной Невьянск.

Молодой человек надеялся, что ему как выпускнику детского дома положена квартира. Однако в администрации Невьянска в 2007 году ему пояснили, что за Коваленко была закреплена недвижимость, где живет его пьющая мать, а потому отдельная квартира ему не полагается. Однако в пункте 4 статьи 8 федерального закона «О дополнительных гарантиях по соцподдержке детей-сирот» сказано, что проживание детей-сирот в ранее занимаемых жилых помещениях невозможно, если там проживают лица, лишенные родительских прав в отношении этих детей-сирот.

Аркадий Коваленко тонкостей российского законодательства не знал, а чиновники подсказать ему то ли не решились, то ли не захотели, то ли сами таких тонкостей не знали. Молодой человек безропотно поехал в барак, износ которого еще в начале «нулевых» составлял 74%. Получить прописку в квартире Аркадий мог только с позволения своей матери, так как именно она являлась нанимателем социального жилья. «Мать пила, не просыхая. Мне пришлось своей рукой от ее лица написать заявление, мол, мать не против меня прописать», — продолжает Аркадий.

В июне 2011 года администрация Невьянского городского округа постановила, что двухэтажный дом на улице Вити Бурцева, 4, подлежит сносу, а расселение жильцов в новый дом будет осуществляться в 2014 году. В феврале 2012 года Любовь Коваленко восстановила свой договор социального найма на трехкомнатную квартиру. А Аркадий Коваленко в марте 2012 года обратился в суд, чтобы заключить отдельный договор социального найма на свою комнату 14,5 квадратных метров, чтобы впоследствии он и мать получили разные квартиры в новом доме. Ведь его право на получение отдельной квартиры после выхода из детского дома не было реализовано. 4 апреля 2012 года Невьянский городской суд удовлетворил эти требования.

В июле 2012 года Свердловский областной суд постановил, что договор социального найма может быть заключен на Любовь и Аркадия Коваленко один на двоих. Причем речь идет лишь о 25 квадратных метрах квартиры. Суд опирался на данные поквартирной карточки, в которой не был отражен второй договор социального найма Любови Коваленко.

Решение регионального суда Аркадий считал несправедливым. Он обращался к уполномоченному по правам человека в Свердловской области Татьяне Мерзляковой. В своем ответе омбудсмен лишь посоветовала обжаловать решение суда в кассационной инстанции, иной помощи Аркадию она не предложила. Личный прием завершился тем же. Три письма к президенту России Владимиру Путину также не принесли никаких результатов. Все ответы были одинаковыми, где президент поручал разобраться в проблеме нижестоящим органам власти.

С двухгодичным опозданием в 2016 году мэрия Невьянска стала расселять жильцов. Ключи в том числе получила и Любовь Коваленко, прописавшаяся в новой двухкомнатной квартире на улице Дзержинского, 63/1. А вот Аркадий Коваленко попасть в новое жилье не может. «Ключей у меня нет, мать и на порог не пускает. Прописаться в новом жилье я могу опять только с ее разрешения, ведь наниматель — мать. Но в паспортный стол она идти отказывается», — рассказывает Аркадий.

В комитете по управлению муниципальным имуществом администрации Невьянского городского округа Znak.com пояснили: «Есть решение областного суда, которое не оспаривалось. На основании этого решения мы предоставили семье Коваленко одно жилое помещение площадью 37 квадратных метров. Сейчас у них нуждаемости нет». Председатель комитета Любовь Середкина заметила, что, если Коваленко были не согласны с выделяемым метражом в новой квартире, они могли обратиться в суд, чего сделано не было.

О том, что Аркадию Коваленко после его выхода из детского дома не предоставили изначально отдельную квартиру, в мэрии пояснили: «Гражданин должен был поставить себя на учет. Он мог решить свои проблемы — пойти в суд. Аркадий сам ничего не хотел делать. Он взрослый человек». «Даже если Любовь Коваленко не хочет добровольно прописывать сына, Аркадий может пойти в суд, затем приватизировать свою часть и распорядиться по своему усмотрению», — добавила Середкина.

С Любовью Коваленко мы встретились в ее новой квартире, которая буквально пропитана запахом перегара. На кухонном столе у нее разложены бумаги. Женщина принимается в них искать какой-то договор, но уже через минуту забывает, что она искала. «Я не пью! Что вы! Ну, разве что по праздникам. У меня такая пенсия маленькая. Нет, ну, а кто не пьет?» — Коваленко быстро переходит на крик, как только речь заходит об алкоголе и сыне Аркадии. Женщина утверждает, что сын Аркадий «не удался». По ее словам, он воровал и плохо учился. О том, что все ее дети выросли в интернатах, Коваленко говорит так: «Места не было, что поделать. Знаете, я ведь еще двоих приемных вырастила, на ноги подняла!»

Пускать сына, его жену и внука женщина не намерена: «Мне на заводе дали сначала две комнаты, потом еще одну. Аркаша мне тут не нужен! Пусть ему дают отдельную квартиру». Дальше разговор уже не задался.

Тем временем к Аркадию и Татьяне Коваленко уже приходили сотрудники полиции из подразделения по делам несовершеннолетних, предупредив, что сына у них могут забрать из-за неблагополучных условий для жизни.

Оригинал публикации: https://www.znak.com/2017-02-10/semyu_s_malyshom_kotoruyu_vyselyayut_na_ulicu_zabrali_v_policiyu_za_akciyu_protesta_u_merii

Tags: Дети, Россия, Семья
Subscribe
promo rvs november 14, 2013 18:43 10
Buy for 10 000 tokens
Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС) – организация, появившаяся в результате общественного движения против внедрения в нашей стране ювенальных технологий. Одну из ведущих ролей в организации гражданского антиювенального протеста играет движение «Суть времени», которое и стало…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments