?

Log in

No account? Create an account
РВС Мадонна

rvs


Родительское Всероссийское Сопротивление


Previous Entry Share Next Entry
Все не знают закон, по которому полиция забирает детей
Александр Коваленин
kovalenin wrote in rvs

Речь о законе «Об основах профилактики безнадзорности и…», в нарушение которого чаще всего забирают детей. Закон не знают в первую очередь те, кто должен его применять, поэтому начну с их начальницы.


Беседа с Еленой Новосельцевой [кто это] начальник Управления организации охраны правопорядка в жилом секторе и деятельности по исполнению административного законодательства Главного управления по обеспечению охраны общественного порядка Министерства внутренних дел России, полковник полиции) и Еленой Альшанской [кто это](президент БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам»)

1. Полковник Е. А. Новосельцева отвечает в студии Ленты.ру на вопрос ведущего: «А что говорит закон?»

Елена Александровна сначала правильно говорит про то, что «сама процедура отобрания — это история совсем не про органы внутренних дел», потом про то, что «Закон о полиции предписывает нам оказывать помощь людям, находящимся в тяжёлой ситуации и оказывать помощь тем лицам, то есть защищать их от правонарушений, от преступлений…" А затем пытается закон процитировать:

«Если брать терминологию 120-ФЗ, то там есть статья 1, где говорится, что безнадзорный ребёнок — это ребёнок, который — скажу тоже своим текстом — в силу неисполнения или некачественного исполнения родителем своих обязанностей оказался в трудной жизненной ситуации или в социально опасном положении… И получается, что полиция должна принять меры. Если опека уходит в сторону, то полиция должна принять меры, чтобы с ребёнком в тех условиях, в которых он оказался, не случилось что-нибудь более плохого, чем то, что уже произошло».

То есть Елена Александровна процитировала закон не по закону, а по противозаконной практике (разницу я описывал), которую она, значит, знает лучше.

2. Е.Л.Альшанская, её собеседница от обшественности. Правда, не родительской, а «сопроводительской». Она должна быть в теме, она даже сама предлагает какие-то свои очень странные алгоритмы отобрания детей. И сюда она пришла, зная, что будет темой беседы. Но закон она знает, мягко говоря, приблизительно. Хотя не теряет здравый смысл — чувствует, что Новосельцева говорит что-то не то:

...Безнадзорность трактуется 120-м законом настолько широко, что это какое-то неправильное исполнение родительских обязанностей, в результате которых ребёнок остался безнадзорным. [Неправильно. Ненадлежащее исполнение — только необходимый признак безнадзорности, благодаря наличию которого в законе не каждый ребёнок, который находится без взрослых, является безнадзорным. — А.К.] Но всё-таки — и это очевидно — в присутствии родителя, который находится там же, назвать такую ситуацию безнадзорностью очень сложно. Также как когда ребёнка забирают из детского учреждения. Что, педагог, директор детского сада или школы или какого-то кружка оставил детей без надзора, он не выполнил свои обязанности? Эта трактовка настолько волюнтаристская, конечно, она противоречит здравому смыслу и по-хорошему, я подозреваю, она не соответствует и точной норме этого закона…
У большинства семей кровных, с которым мы работаем, дети были отобраны по вот этой бумажке, что это безнадзорность. То есть полиция вместе с опекой заходила в семью, где рядом с ребёнком была мама.
…И на самом деле получается, что в интересах семьи проще этого не делать. А при этом они считают, что ребёнка забрать надо. И что они делают: они просят полицию написать вот этот самый акт, что полиция вдруг обнаружила безнадзорного ребёнка сидящим на руках у мамы.

Новосельцева пускается оправдываться, признаваясь, что опека просит отобрать, а полиция могла бы не слушаться опеку, но оформляет отобрание по безнадзорности потому, что якобы боится обвинения в халатности, если что потом случится. Аргумент явно фальшивый — почему это именно в отношении детей полиция вдруг стала больше бояться обвинения в халатности, чем обвинений в превышении полномочий и подлоге обстоятельств? Для полиции не может быть чего-то необычного в выдерживании законности когда хочется вмешаться, а нельзя. И почему же тогда полиция не боится забрать из такой ситуации взрослого — носителя «непосредственной угрозы», если она есть.

От общественницы, хотя и особенной, проповедующей вмешательство всюду специалистов-психологов, вернёмся снова к служащим.

Из статьи 1 ФЗ-120:
   несовершеннолетний, находящийся в социально опасном положении, - лицо, которое вследствие безнадзорности или беспризорности находится в обстановке, представляющей опасность для его жизни или здоровья либо не отвечающей требованиям к его воспитанию или содержанию, либо совершает правонарушение или антиобщественные действия;
   антиобщественные действия - действия несовершеннолетнего, выражающиеся в систематическом употреблении наркотических средств, психотропных и (или) одурманивающих веществ, алкогольной и спиртосодержащей продукции, занятии проституцией, бродяжничеством или попрошайничеством, а также иные действия, нарушающие права и законные интересы других лиц;
   семья, находящаяся в социально опасном положении, - семья, имеющая детей, находящихся в социально опасном положении, а также семья, где родители или иные законные представители несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними;
3. А. З. Дзугаева, заместитель руководителя Департамента труда и социальной защиты населения г. Москвы, выступает 15 февраля в Общественной палате (см. трансляцию):

(49:50) Как я уже говорила, статьи 13 и 121 ФЗ-120 позволяют сотрудникам органов МВД выйти в семью, оценить в рамках своего усмотрения ситуацию в семье, доставить в соответствующее отделение полиции ребёнка, составить акт – либо о помещении ребёнка в специализированное учреждение если они сочли, что ребёнок находится в социально-опасном положении, либо акт о безнадзорности, если они выявили, например, факт жестокого обращения и полагают, что есть основания изъять ребёнка, потому что есть опасность его жизни. И их действия абсолютно логичны и понятны в рамках вот этих двух статей. И по сути таким образом именно осуществляется изъятие ребёнка в большинстве случаев...
(51:19) ...Конечно же, необходим чёткий механизм действий органов внутренних дел... в части той оценки ситуации, есть ли социально-опасное положение, нет ли социально-опасного положения, насколько ситуация действительно остра.
(57:05) Мы работаем над подготовкой нашего московского регламента по отобранию детей в случае нахождения ребёнка в социально-опасном положении.

Как видно, Алла Зауровна твёрдо уверенна, что "социально-опасное положение" - законный повод для отобрания детей. Слушая на разных встречах такие речи, понимаешь, как практика исполнения незаконного Приказа № 845 искорёжила сознание служащих не только полиции, но и опеки.

4. Другие общественники.

Несмотря на наши разъяснения, продолжают нести ошибочную оценку и горячие представители родительской общественности. Героиня моего прошлого материала на Парламентских слушаниях выступила в унисон с Е.Альшанской, вновь обвинив ФЗ-120 и призвав к его радикальному изменению. Мне пришлось в своём выступлении указать на эту ошибку.

К сожалению, общественники, не работающие со «случаями», порой не понимают разницу между плохим законом и ведомственным беззаконием — а от этого понимания зависит, что нужно предлагать. Уже в марте приходилось читать, будто ФЗ-120 позволяет «изымать детей из семей, находящихся в трудной жизненной ситуации». Это известная путаница у невнимательных читателей закона. Cтатья 13 позволяет принимать таких детей в СРЦ. Но это действия уже после изъятия, для них нужно, чтобы дети были сначала изъяты (или находились в системе по другой причине, например, по добровольному заявлению). Статья 13 - это полномочия СРЦ, основания приёма, а не изъятия. А основания для изъятия даются в другой статье (21, полномочия ПДН), в которой «трудной жизненной ситуации» нет, как нет её даже в организующем беззаконие приказе № 845. Для стройности закона, надо бы в ст.21 добавить полномочие полиции передавать изъятых детей в СРЦ (а куда их девать?), но это техническая, а не радикальная поправка.


promo rvs ноябрь 14, 2013 18:43 5
Buy for 10 000 tokens
Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС) – организация, появившаяся в результате общественного движения против внедрения в нашей стране ювенальных технологий. Одну из ведущих ролей в организации гражданского антиювенального протеста играет движение «Суть времени», которое и стало…

  • 1
  • 1