РВС Мадонна

rvs


Родительское Всероссийское Сопротивление


Previous Entry Share Next Entry
Статистика vs судьба человека
Autumn
flojolet wrote in rvs


Родительское Всероссийское сопротивление совместно с газетой «Суть времени» уже более года пишет о проблеме внедрения фостерных семей в России. В проведенном в начале 2014 года социологическом опросе «Аксио-4» проблеме фостерных семей были посвящены несколько вопросов. О мнении россиян по этим вопросам можно ознакомиться на сайте РВС и в газете «Суть времени».

И вот через год информационной работы на эту тему о проблеме фостерных семей стали говорить чиновники.

Павел Астахов в интервью Lifenews от 3 января 2015 года говорит о том, что не нужно бояться платного профессионального ухода за детьми:

«Опасение, что люди будут брать детей из интернатов ради финансовой выгоды, много раз высказывалось, но я считаю, что нужно просто найти баланс — без денег ребенка не вырастить, но и за деньги его растить не этично. Поэтому здесь необходима достойная оплата за достойный труд. Непрофессионалу доверить воспитание инвалида гораздо опаснее, чем профессионалу по договору за серьезную зарплату».

Как можно найти  баланс между семьей по любви и опекой за деньги? В некоторых случаях такой баланс на практике существует. Люди, которые кладут жизнь на то, чтобы воспитывать детей-сирот, получают теперь еще и финансовую поддержку. Но такие люди занимались воспитанием детей-сирот до внедрения фостерного устройства детей и будут им заниматься при любых других обстоятельствах. О таких людях любят писать в официальной прессе и используют их для раскрутки фостерного устройства детей. Но есть и другие сообщения в СМИ. Сообщения, о том, что люди, возможно, вынужденные из-за своей бедности начать зарабатывать средства на воспитании детей, не справляются с воспитанием. Такие истории заканчиваются весьма печально. И страдают более всего от этого дети, и без того обделенные жизнью. Об этом можно прочитать здесь и здесь.

Но чиновник ищет баланс, статистика отвлекает от каждого отдельного случая. Я уверена, что Павел Астахов о многих отдельных случаях знает.
Леонид Мкржицкий в качестве реакции на слова Астахова опубликовал статью  на тему фостерного устройства детей на сайте Российского информационного агентства 4 января 2015 года. В статье Леонид поднимает, на мой взгляд, основную идейную подмену во всей этой истории с введением фостера в России.

«<...> в Европе, в США ежедневно десятки, сотни детей усилиями ювенальных соцслужб становятся сиротами при живых родителях и поступают в систему устройства. Просто их устраивают в фостерные семьи и частные детские детдома, и такое устройство, в соответствии и с новой статистикой в России, засчитывается, как "ребенок в семье"».

Эта же идея, но уже более развернуто, описана в «Позиции Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства по проекту Федерального закона № 649934-6 (о передаче детей на «социальное воспитание»)». Рекомендую ознакомиться с документом самостоятельно, так как каждое слово в нем выверено и стоит на своем месте. Основная мысль документа следующая:

«Необходимо <…> проводить четкое разделение между подлинно семейным и институциональным устройством ребенка-сироты. В случае семейного устройства ребенка принимают в свою семью, руководствуясь милосердием и иными достойными бескорыстными побуждениями, заботятся о нем и воспитывают его как родного или наравне со своими родными детьми <…>. В случае институционального устройства забота о ребенке и его воспитание являются разновидностью оплачиваемой профессиональной деятельности с соответствующей мотивацией. <…>
Функции, выполняемые кем угодно в рамках профессиональной трудовой (или аналогичной) деятельности, никоим образом не могут заменить или заместить собой глубоко личностную связь родителей и их детей. <…>
«социальное воспитание» не является, в действительности, формой семейного устройства детей-сирот, а является разновидностью их институционального устройства».

Комиссия в связи с этим видит следующие проблемы:
1)      Помещение ребенка в фостерную семью создает трудности для возвращения ребенка в родную семью (если он социальный сирота), передаче его родственникам на воспитание или усыновления другой семьей.
2)      Российское законодательство не защищает семью от незаконного изъятия детей.
3)      Система «профессиональных родителей» повлечет за собой создание «рынка» детей, лишившихся попечения родителей, что будет развивать аморальный бизнес на детях. Это приносит вред всему обществу.
4)      Родные семьи не получают такой же поддержки, как приемные. Приемная семья на государственном уровне на данный момент имеет приоритет перед родной.

Комиссия приходит к выводу, что для формы «профессионального родительства» при подходе к нему как к институциональному устройству детей, не требуется изменение  российского законодательства. Такая форма может существовать в виде «воспитательных групп домашнего типа» на базе организаций для детей-сирот.

Патриаршая комиссия призывает сделать все возможное для отклонения законопроекта № 649934-6 «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации и Трудовой кодекс Российской Федерации в части передачи детей на социальное воспитание».


Здесь мне вспоминается, какими усилиями были отклонены два ювенальных законопроекта в 2012 году: «О соцпатронате» и «Об общественном контроле». В течение полугода было собрано более 260 тысяч реальных подписей граждан России под обращением к Президенту РФ с призывом остановить принятие этих законов. С тех пор лоббисты ювенальных технологий стали действовать иначе. Ювенальные вставки стали появляться то в одном, то в другом законопроекте. Последняя такая вставка была внесена в законопроект №442-ФЗ, который вступает в силу с 1 января 2015 года, то есть уже вступил. Для устранения неконституционных норм из этого закона членом Общественной палаты РФ Л.Н. Виноградовой были разработаны поправки к законопроекту. Ознакомиться с ними можно на сайте РВС. Против этого закона было проведено множество пикетов по всей стране в декабре 2014 года. Эта история еще не закончена, и вот нас ждут уже следующие изменения в российском законодательстве, против которых выступила Патриаршая комиссия.

Смешение понятий семейного устройства с профессиональным родительством приводит к ложному улучшению статистики по устройству детей-сирот. Статистика с одной стороны и судьбы людей с другой. Такой страшный выбор.

promo rvs ноябрь 14, 2013 18:43 5
Buy for 10 000 tokens
Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС) – организация, появившаяся в результате общественного движения против внедрения в нашей стране ювенальных технологий. Одну из ведущих ролей в организации гражданского антиювенального протеста играет движение «Суть времени», которое и стало…

  • 1
Да, хорошо подчёркнута простая мысль -
Невозможно быть против профессиональных воспитателей, нанимаемых государством. Но передача им детей, как и передача под опеку, должны не называться семейным устройством, а считаться временным устройством, как в учреждение. (Тем более, если это трудовой договор, который, по Трудовому кодексу, может быть расторгнут работником по собственному желанию.) А то завтра и обычный детский сад можно назвать "семьёй".
Это не вопрос просто "правильных слов", а вопрос, имеющий правовые последствия, потому что от него зависит понимание "права ребёнка на воспитание в семье". Надо привести Семейный кодекс в соответствие с его статьями 1 и 2 и считать семейным устройством только усыновление.
Эта же мысль высказывалась на только Патриаршей комиссией, но и раньше в тезисах РВС (тезис 8), где формы устройства детей кроме усыновления названы псевдосемейными.

Информационная кампания по внедрению практики фостерных семей идет и по ТВ. Недавно наткнулся на сериал "Семейный бизнес" на СТС. Вот выдержка из описания (http://ctc.ru/rus/projects/serials/semeynyy-biznes/):

Что для вас семья?
А. Обуза
B. Выгодное предприятие
C. Счастье

Если бы Илье Пономареву пришлось отвечать на такой простой тест, то он, несомненно, выбрал бы вариант А. Ему не нужна семья, ему нужны деньги. В погоне за миллионами он начинает то один бизнес, то другой, вот только не всегда удачно. После очередного краха, он должен ОЧЕНЬ много денег ОЧЕНЬ серьезным людям. Загнанный в угол Илья соглашается заключить со службой опеки договор «Приемной семьи» и взять на воспитание «несколько детей». Для него не важно, что это за дети, важно, чтобы деньги, выделяемые на воспитание, покрывали долги.


На мой взгляд, у такого сериала могло бы быть 2 задачи.
1. Позитивная. В случае, если в обществе есть острая проблема платного родительства, которую необходим решить. Как это было с советскими фильмами про беспризорников, которые перевоспитывались за время фильма на глазах у зрителя.
Например, родители повсеместно берут детей за деньги, а создатели сериала видят в этом проблему и хотят эту тенденцию перебороть. Тогда они показывают, как главный герой, начиная с меркантильных мотивов, меняется в процессе фильма. И это был бы приемлемый вариант.
Но он актуален в случае, если в обществе действительно есть неразрешенная проблема.

Если такой проблемы на текущий момент нет, но ее может создать внедряемая технология, то актуальной становится вторая задача:

2. Негативная, в случае, если в обществе некоего явления нет (например - повсеместного платного родительства), само общество воспринимает его негативно (см. опросы Аксио), но очень хочется его обелить и внедрить в это самое общество. И тут показывается "псевдо-положительный" пример такого явления. Дескать - смотрите, несмотря на деньги, в таких семьях тоже любят детей и т.п. Зритель сопереживает герою, втягивается в проблему и постепенно снимает защитный барьер от внедряемой технологии.

Как мне кажется, подобные сериалы решают именно вторую задачу - обеления внедряемого платного родительства.

Я согласна с Вашим вторым вариантом. На момент выхода сериала о платном воспитании детей знали еще немногие, в обществе это было еще неизвестно.


Астахов то за ЮЮ, то активный борец с ЮЮ. Как там в анекдоте?.. колебался вместе линией партии?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account