May 4th, 2016

Солнечно
  • dzeso

Мифология палеолита



(предыдущая часть)

Напряженная борьба за выживание и сакрализация окружающего мира легли в основу мифов палеолита, которые хоть и не дошли до нас напрямую, но оставили глубокий след в мифах более поздних периодов [3, 30]. Каковы же были основные сюжеты палеолитических мифов?
Collapse )

promo rvs november 14, 2013 18:43 10
Buy for 10 000 tokens
Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС) – организация, появившаяся в результате общественного движения против внедрения в нашей стране ювенальных технологий. Одну из ведущих ролей в организации гражданского антиювенального протеста играет движение «Суть времени», которое и стало…

Права детей против детей (видео, впечатлительным не рекомендую)



Мерзкая превращенная форма под названием "права детей" уже давно правит в Европе. Где-то совсем люто, например в Норвегии. Их Барневарн приняла уже совсем ужасающий, невероятный вид. То же самое в Финляндии. Где-то все еще не настолько сильно заметно, чтобы каждый раз греметь на весь мир, как например - в Германии. Некоторые русскоязычные эмигранты периодически приходят ко мне в журнал, рассказать, что это всё выдумки. Ну что ж, давайте посмотрим на видео одной такой "выдумки".


Collapse )

Видео шокирующего изъятия ребенка удалено



По какой-то причине, видео изъятия 12-тилетнего немецкого ребенка, про которое я написал предыдущий пост, было "удалено пользователем". Именно такой комментарий выдает ютуб при попытке просмотра. Причина не вполне понятна, но, в любом случае - это вам не "тоталитарная путинская россия", не забалуешь.

Посему, видео я перезалил. Посмотрим, сколько провисит. И еще, мне в комментариях рассказали некоторые подробности случившегося. Как по мне - отличная иллюстрация работы европейской ювенальной машины. Ну и результатов внедрения инклюзивного образования тоже.

Collapse )
Кошевой

Декриминализация побоев - против ЮЮ и "профилактики семейно-бытового насилия" - 2 (продолжение)


  • 1 май, 2016 в 7:57

Кошевой

Людмила Николаевна Виноградова, член Комиссии по социальной политике,
трудовым отношениям и качеству жизни граждан Общественной Палаты РФ

Декриминализация побоев была предложена Верховным Судом РФ (ВС РФ) и поддержана Президентом в конце прошлого года. ВС РФ предложено, в том числе и в частности, исключить из уголовно наказуемых деяний побои,

предусмотренные ныне частью 1 статьи 116 УК РФ (оставить в УК РФ, таким образом, уголовную ответственность только за"квалифицированные" побои, то есть совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (бывш. часть 2 ст. 116 УК РФ).

Речь идет о Проекте Федерального закона N 953369-6 "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности" (и ПФЗ N 953398-6, связанный с принятием вышеуказанного закона). Первые чтения в ГосДуме состоялись 26.02.2016 г., и прошли на удивление спокойно - законопроект был принят практически без изменений.

28 апреля 2016 г. в ходе экспертизы законопроекта в Общественной палате РФ (ОП РФ) было указано, в частности, на недопустимость декриминализации неуплаты алиментов, невозможность внесудебного назначения наказания за преступления, были обсуждены и другие несоответствия законопроекта другим областям действующего законодательства. Наибольшие же разногласия обнаружились в экспертной оценке законопроекта именно в части декриминализации нынешних "неквалифицированных" побоев (ч. 1 ст. 116 УК РФ).

Полная видеозапись заседания ОП РФ - здесь. Понятно, что просматривать несколько часов видео не каждому под силу, потому вот тезисы об основных разногласиях между специалистами-правоприменителями.

Правительством РФ на заседание ОП РФ были представлены поправки, в которых, помимо некоторых узкоспециальных процессуальных изменений и дополнений, в диспозицию побоев предложено добавить "побои, совершенные в отношении близких лиц"; причем под близкими лицами здесь понимаются (далее - дословная цитата из законопроекта): "близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки), опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с виновным лицом, или лица, ведущие с ним общее хозяйство". То есть, по сути, предложено в статью 116 УК ввести специального криминального субъекта - членов семьи, кровных ли родственников или просто лиц, ведущих совместно с потерпевшим совместное хозяйство. Примечательно, что этот законопроект Правительства с таким вот нововведением был вложен в раздаточные материалы непосредственно перед заседанием ОП (минут за двадцать до начала заседания). Участники обсуждения обнаружили эти принципиальные изменения законопроекта в многом благодаря Общественной Палате, своевременно составившей и включившей в раздаточный материал, помимо собственно законопроектов, также наглядную сравнительную таблицу. Представивший законопроект Правительства РФ Ермасов Евгений Викторович (начальник отдела правовой экспертизы и нормативной работы правового управления ФСИН России) не смог сообщить мотивы включения в число специально ответственных за побои "близких лиц", объяснив, что каких-либо письменных пояснений (пояснительной записки) к законопроекту авторами его не представлено.

Эти мотивы, впрочем, достаточно ясно излагают сторонники специальной криминализации "близких" (семьи).
Основные заблуждения, в связи с которыми еще находятся настаивающие на специальной криминализации семьи, связаны с ошибочным отношением к статистике насильственных преступлений.
Так, Мари Давитовна Давтян (адвокат, советник по правовым вопросам и, по её же признанию, один из авторов "не прошедшего" ранее в ГосДуме законопроекта "О семейно-бытовом насилии"), ошибочно полагает, что бОльшая часть насильственных преступлений совершается именно в отношении близких, в частности, мужьями в отношении жён или сожителями в отношении их сожительниц. Эту позицию разделяет Денис Александрович Воронов, сотрудник аппарата МВД РФ, подполковник внутренней службы. Д.А.Воронов, в частности, также ошибочно полагал, что при оценке законов о побоях ссылаться на статистику - некорректно, в том числе и в частности постольку, поскольку побои - достаточно "латентный вид преступления".

Подобное отношение к криминологии, в частности, к действительной статистике "семейно-бытового" насилия крайне непопулярно, и категорически не разделяется сторонниками декриминализации побоев.
Основные доводы, почему побои необходимо декриминализировать, при этом ни в коем случае НЕ криминализировать семью:

Согласно данным Елены Михайловны Тимошиной (кандидат юридических наук, криминолог, член Общественного совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при уполномоченном при президенте Российской Федерации по правам ребенка), ссылающейся в свою очередь, на Главный информационно-аналитический центр МВД России (ГИАЦ МВД РФ), единственно достоверный источник уголовной статистики, в 2014 году потерпевшими от насильственных преступлений было признано 46567 несовершеннолетних, из которых 6264 человека стали жертвами родительских преступлений. Это означает, что в структуре насильственной преступности в отношении детей на долю родительских преступлений приходится 13,4%, на долю всех остальных (неродительских) — более 86%. В соотношении к общему числу несовершеннолетних, проживающих в России, потерпевшие «от рук родителей» составляют около 0,02%.
Число женщин, признанных потерпевшими от преступлений, сопряженных с насильственными действиями, в 2014 году насчитывало 165750 человек, из них от насилия со стороны супруга пострадало 15246 (9%) человек, со стороны детей — 4722 человека (2,8%), от иных членов семьи — ещё 1390 человек (6,9%). Следовательно, в целом удельный вес официально зарегистрированного семейного насилия в отношении женщин составляет 18,7%, а на долю несемейного приходится 81,3%.
Следует отметить, что количество зарегистрирвоанных преступлений, связанных с семейным насилием. в последнее время неуклонно снижается.
Эти (вышеуказанные) цифры напрочь опровергают ошибочное мнение об угрожающих масштабах семейного насилия. Очевидно, что в действительности именно НЕсемейная сфера и в случая с насилием в отношении детей, и в случаях по отношению к женщинам представляет наиболее опасный источник преступных посягательств и требует повышенного внимания.
Обсуждение законопроекта в Общественной Палате РФ

Естественно, что выделять в отдельный специальных субъект близких родственников потерпевших от насилия не оправдывается ни актуальностью криминогенной ситуации, ни элементарными нормами о социальной справедливости; такое выделение, напротив, категорически противоречит всем традиционным устоям и ценностям общества, для которогосемья всегда - оплот родственной заботы и безопасности.

В то же время, несмотря на такую вот убедительную статистику, правоприменители таки с особым усердием развивают борьбу против именно семейного насилия, причем, особое внимание уделяется "насилию" в отношении детей.Следственный Комитет (СК), к примеру, заявлял уже о защите прав несовершеннолетних как об одном из главных направленний своей деятельности. Любому правоведу понятно, что единственный способ защиты прав несовершеннолетнего, которым располагает Следственный комитет - это привлечение кого-либо к уголовной ответственности; вполне закономерно, что в последнее время увеличилось количество уголовных дел по части 1 статьи 116 УК, возбуждаемых в отношении родителей, имевших неосторожность наказывать своих детей. Это не выдумки, это конкретные наблюдения юристов, занимающихся антиювенальной практикой, каковым является также ваш покорный слуга. Часть 1 статьи 116 УК РФ стала инструментом искусственной стигматизации семейного насилия, неминуемо приводящей к созданию негативного образа любой семьи как потенциального источника насилия.
Доходит до смешного. Точнее, это было бы смешным, если бы не было так грустно. Например. Следственный комитет, главной задачей которого, как известно, является расследование, в первую очередь, тяжких преступлений, в приоритетные задачи своей деятельности помещает также «защиту прав несовершеннолетних», и в реализации этой как бы одной из приоритетных задач занимается расследованием преступлений по ст. 116 ч. 1 УК РФ – случаев, когда ребенка наказывают родители. А поскольку уголовное дело по 116 УК возбуждается не иначе чем по жалобе потерпевшего, приходится привлекать прокуратуру для поддержания такого вот обвинения. Прокуратура, в свою очередь, поскольку не имеет своего аппарата для «выявления» случаев такого вот «насилия», вынуждена прибегать к помощи полицейских служб по делам несовершеннолетних (ПДН).
Надо отметить, что в большинстве случаев, если возбуждается уголовное дело в отношении родителя, наказавшего своего ребенка шлепком или ремнем (ч. 1 ст. 116 УК), это в 99,99% таких случаев НЕ служит укреплению семьи, НЕ отвечает субъективным желаниям и объективным интересам самого «потерпевшего» ребенка. Тем не менее вот такой вот огромный круг правоохранительных учреждений занимается такими вот как бы «вопиющими» проблемами.
Сторонники криминализации семьи, пытающиеся успокоить оппонентов, что часть 1 статьи 116 УК РФ якобы "неювенальная" (подумаешь, мол, если и возбуждают дела в отношении родителей за наказание детей, так это случайность  и никому ничем это не грозит), - однозначно лукавят. Дело в том, что статьей 69 Семейного кодекса РФ (СК РФ)предусмотрено лишение родительских прав лиц., которые совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей, другого родителя детей, супруга, в том числе не являющегося родителем детей, либо против жизни или здоровья иного члена семьи. И хотя часть 1 статьи 116 УК РФ подразумевает действия, не повлекшие последствий для здоровья, тем не менее, очевидно, что в качестве указанного основания для лишения родительских прав она вполне подходит, и известны случаи, когда на этом основании у родителей отбирают детей без судебного решения. Ювенальные технологии зачастую применяются без всякого закона, тем более они применяются, если для них (для ювенальных технологий) может быть или есть хоть какая-то легальная подоплека.

О непопулярности криминализации побоев. Вопрос популярности важен, поскольку государство у нас демократическое, а законы в демократическом государстве должны приниматься с учетом общественного мнения. Для оценки этой популярности показателен опрос АКСИО-4. Опрос проведен в феврале 2014 года центром АКСИО (Агентство по культурно-социальным исследованиям общества). Было опрошено 43’687 человек из всех регионов Российской Федерации (за исключением Крыма и Севастополя, которые во время опроса еще только готовились к проведению референдума о присоединении к России); для сравнения: Левада-Центр (бывш. ВЦИОМ) или ФОМ (тот же ВЦИОМ, работающий по заказам Администрации Президента РФ) формируют результаты мнений, опрашивая обычно порядка 1’500 – 2’000 человек.
Так вот, опрос АКСИО-4 об отношении к наказанию родителями детей шлепками, подзатыльниками, ремнем и т.п. показывает следующее отношение граждан России к этой проблеме:


По наказаниям ремнем ответы отличаются незначительно.




Таким образом, физические наказания детей считают преступлением не более 7% (семи процентов) граждан России!
Это ли не повод поставить вопрос о декриминализации побоев?
Это ли не довод в пользу такой декриминализации?

Кроме того, в пользу декриминализации побоев - также доводы Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Научный центр психического здоровья» (ФГБНУ НЦПЗ). Специалисты отдела детской психиатрии ФГБНУ НЦПЗ указывают, в частности, что уголовное преследование не может решить основные вопросы снижения уровня агрессии, который во многом связан с неблагополучием в сфере психического здоровья. Уголовная стигматизация(Стигматиза́ция (от греч. στíγμα — «ярлык, клеймо») — клеймение, нанесение стигмы. Здесь, по видимому, - навешивание социальных ярлыков, приписывание окружающими (стигматизаторами) кому-либо определённых, чаще всего негативных, характеристик – прим. О.Б.) целесообразная в отдельных случаях, подпадающих под эти законы, может быть чрезмерной в других. Особенно, это касается и «домашних дебоширов», которые становясь уголовно преследуемыми, стигматизируют семьи («семья уголовника»). Больной человек и «уголовник» - в обществе вызывают совершенно разный эмоциональный отклик от стремления посочувствовать и помочь, до стремления отгородиться, вывести за пределы социума, что способствует маргинализации достаточно большой части населения.
Уровень квалификации специалистов ФГБНУ НЦПЗ сомнений не вызывает, и с их доводами за декриминализацию нельзя не согласиться, как в силу научного авторитета, так и в силу очевидности этого заключения.

Показательно мнение Ирины Яковлевны Медведевой, известного детского психолога, которая настаивает на том, что телесные наказания в некоторых случаях не только не должны признаваться  противоправным деянием, но и являются единственно возможным средством для коррекции (приведения в общепринятые нормы) детей с определенными психологическими отклонениями! Такое наказание может иметь "терапевтический эффект" в случаях особо сложных патологий. Это мнение полностью разделяет Татьяна Львовна Шишова, психолог, член Совета по защите традиционных семейных ценностей при Уполномоченном по прапвам ребенка при Президенте РФ.

Выводы:

Проект Федерального закона N 953369-6 "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности" поддерживается родительским сообществом в части декриминализации побоев (части 1 ст. 116 УК РФ), с условием введения ответственности за побои, совершенные повторно после привлечения к административной ответственности; не имеется также возражений против декриминализации ст. 119 УК РФ (угшроза убийством) с тем же условием (уголовная ответственность за повторную угрозу после привлечения к административной отвчетсвенности).
То есть з
аконопроект в части декриминализации побоев и угрозы убийством может и должен быть принят в редакции Верховного Суда РФ. принятой ГД ФС РФ в I чтении 26.02.2016 г.

Редакция, предложенная Правительством РФ (введение специальной субъектности, криминализирующую семью относительно других граждан), - категорически неприемлема, поскольку без каких-либо на то оснований стигматизирует семью, создает условия для её (семьи) разрушения, что в целом содержит признаки социальной вражды (войны), недопустимой для демократического государства.