?

Log in

No account? Create an account
РВС Мадонна

rvs


Родительское Всероссийское Сопротивление


Самозанятым в Саратове грозят «кнутом» чиновники: «пряник» не помогает
Родительское
antismith wrote in rvs

[Внимание чиновников к самозанятым вызвали показатели выполнения национального проекта поддержки малого и среднего предпринимательства. Ключевая цель проекта — повысить в 1,3 раза число предпринимателей в сфере малого бизнеса к 2024 году. Чиновники отвечают за выполнение показателей, а не за судьбы людей. И если показатели можно выполнить самым простым способом, невзирая на издержки для людей, то чиновники предпочтут легкий путь]

Легализовать самозанятых в Саратовской области без помощи «кнута» невозможно, заявила 29 марта руководитель местного отделения «Опоры России» Наталия Панферова.

«Пряником их уже не загонишь, без кнута не получится», — высказалась Панферова на заседании общественного совета по защите малого и среднего бизнеса. «Думаем, надо консолидировано с этим бороться, — добавила общественница, — иначе мы не выполним нацпроект».

Ужесточить на федеральном уровне наказание нелегальным предпринимателям предложила также министр экономического развития Саратовской области Юлия Швакова. В Госдуме к идее саратовского министерства отнеслись скептически, несмотря на многие попытки. «Нас отправляли обратно», — отметила чиновница.

Внимание чиновников к самозанятым вызвали показатели выполнения национального проекта поддержки малого и среднего предпринимательства. Ключевая цель проекта — повысить в 1,3 раза число предпринимателей в сфере малого бизнеса к 2024 году.

Напомним, по данным статистики, в январе 2019 года в Саратовской области на учете состояло 40 самозанятых. При этом в четырех пилотных регионах — Москва, Московская область, Татарстан, Калужская область — в 2019 году на учет встали тридцать тысяч граждан.

Бесплатную регистрацию и штрафы от 6000 рублей за нелегальную работу назвал хорошей мотивацией для легализации губернатор Ульяновской области Сергей Морозов 11 декабря 2018 года. По мнению чиновника, няням и аниматорам необходимо ограничить доступ к услугам в «Авито».

Отметим, «жуткая жестокость» к своим гражданам отличает финансистов России от зарубежных коллег, считает профессор Алексей Маслов. В 2019 году Китай резко понизил налоги для граждан с низкими доходами. «Понижать налоги, а не повышать» необходимо в России, чтобы помочь внутреннему рынку, отметил эксперт.

Читать также: Первые проблемы? Банки блокируют счета самозанятых

Комментарий редакции
Национальные проекты, по замыслу Владимира Путина, должны стать драйверами роста экономики страны. Новые рабочие места, снижение уровня безработицы, развитие производства, привлечение высоких технологий — все эти меры дадут синергетический эффект для внутреннего рынка России.

Однако российская бюрократия по-своему смотрит на поставленные высшим руководством задачи. Чиновники отвечают за выполнение показателей, а не за судьбы людей. И если показатели можно выполнить самым простым способом, невзирая на издержки для людей, то чиновники предпочтут легкий путь.

Национальный проект развития бизнеса требует качественный рост числа предпринимателей. Регистрация нянь, репетиторов, аниматоров, компьютерных мастеров и прочих "самозанятых" граждан формально поможет выполнить задачу нацпроекта. А фактически, для многих небогатых людей еще сильнее вырастет нагрузка в виде налогов и отчетностей.



Источник

promo rvs november 14, 2013 18:43 8
Buy for 10 000 tokens
Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС) – организация, появившаяся в результате общественного движения против внедрения в нашей стране ювенальных технологий. Одну из ведущих ролей в организации гражданского антиювенального протеста играет движение «Суть времени», которое и стало…

Много работы, мало врачей. Психиатры скорой помощи обвинили начальство в разрушении службы
РВС
antismith wrote in rvs

[Медики жалуются на большие нагрузки, маленькие зарплаты, отсутствие лекарств и работу не по профилю. Психиатры станции скорой помощи говорят, что они постоянно в разъездах — нагрузка выросла. Но это никак не окупается. Для начальства ситуация кажется нормально]

С осени 2018 года медикам скорой психиатрической помощи Перми работается непросто — так говорят они сами. Дело не в лени, а в условиях труда, которые перестали их устраивать осенью 2018 года. По их словам, в этом виноват вернувшийся на позицию главного врача Евгений Камкин. Мы выяснили, что конкретно не устраивает психиатров, что по этому поводу говорит администрация скорой и как совместная работа будет выстраиваться дальше.

Всё началось с открытого письма президенту от бывшего сотрудника скорой психиатрической помощи Романа Ванькова. Мужчина написал, что вместо трех бригад пациентов, нуждающихся в психиатрической помощи, сейчас обслуживают одна или две. Это притом что к территории обслуживания добавились еще и отдаленные районы Пермского края: Добрянка, Полазна и Краснокамск. Врачи работают много, но их выезды иногда не учитывают.

Наличие проблем подтвердили и нынешние сотрудники скорой помощи — бывшие коллеги Романа. Медики пришли на встречу с журналистами.

Читать также: Психиатрическая служба РФ перейдет под контроль НКО?

Не хватает рабочих рук

— Сейчас у нас нехватка бригад. По 108-му приказу — одна бригада на 300 тысяч населения, — объясняет психиатр СПП Андрей Хохряков. — Для сравнения: до ноября 2018 года на это количество человек было три бригады. Нас пытались отправлять на линейные вызовы, говорили, что у нас, психбригад, должен быть актив — это когда пациент отказывается от госпитализации, но к нему периодически приезжают врачи и контролируют его состояние. Такой актив есть у линейных, но я считаю, что у нас его быть не должно.


Андрей Хохряков убежден, что психиатры стали чаще болеть из-за выросшей нагрузки

Андрей недоволен тем, что, например, из семи вызовов за ночь — четыре провальных, психбригаду вызывают к пьяным. Он убежден, что это происходит и из-за того, что диспетчеры «03» направляют психиатрам непрофильные вызовы.

А если обычных вызовов слишком много? Вы поедете?

— Это незаконно. Во-первых — у нас нет сертификата врача скорой помощи, во-вторых — мы как психиатры по букве закона должны пациенту в любом состоянии представиться, что мы психиатры, чтобы это слышали окружающие. Иначе это уголовно наказуемо. А если мы приезжаем к человеку, у которого гипертонический криз, и говорим ему это, то что с ним будет?

На встречу пришел и Роман Ваньков, бывший медик бригады СПП, тот, кто первым рассказал общественности о проблемах на станции скорой помощи. Он отмечает: психиатры не имеют права ставить диагнозы непрофильным пациентам.

Два приказа

Также, по словам врачей, проблемную ситуацию для них создают два распоряжения, которым они подчиняются: приказ Минздрава № 108 «О скорой психиатрической помощи» и № 388 «О скорой и специализированной помощи». Врачи говорят, что эти правила в целом друг другу не противоречат, но они должны работать именно по 108-му — он является основным. И если по 388-му приказу в психбригаду входят психиатр, фельдшер и санитар либо психиатр, медсестра и санитар, то по 108-му бригада может быть фельдшерской — то есть состоять из трех фельдшеров или двух фельдшеров и санитара. Врачебные бригады, включающие психиатра, — только один из вариантов комплектации.

Но по мнению главврача, если в бригаде нет психиатра, она автоматически становится не психиатрической, а линейной и ездит на общепрофильные вызовы, где нет угрозы жизни для пациента. Мы возим пациентов из одного стационара в другой, когда должны обслуживать экстренных, — негодует фельдшер Олег Ивашенцов. — При этом Камкин ссылается на 388-й приказ. Но я же подписывал договор на должность фельдшера именно спецпсихбригады, дополнительных договоров — на работу в линейной бригаде — я не подписывал, нам за это и не платят. У линейных бригад финансирование по ОМС, а у нас из бюджета.

Читать также: На Западе идеология подмяла под себя психиатрию и психологию


Фельдшер СПП Олег Ивашенцов считает, что в новых условиях работы врачи вынуждены нарушать закон

Мало врачей. Много проблем

Медики говорят, что сейчас вместо трёх чаще работают две психиатрические бригады. В 2018 году площадь обслуживания скорой помощью расширилась — прибавили Добрянский и Краснокамский районы — теперь они считаются городом и не оплачиваются дополнительно, как сельские, несмотря на большое расстояние от центра. Врачам это кажется абсурдным, потому что селом считается ближайшая деревня к бывшему ипподрому. Медики говорят, что из-за вызовов в Добрянке и Краснокамске задержки могут быть до 10 часов в сутки — две бригады просто не успевают.

Третью бригаду официально никто не ликвидировал — в ведомостях их по-прежнему столько. Однако уволилось много врачей, поэтому её физически невозможно укомплектовать.

Две бригады — это не самое плохое, что может случиться. Говорят, в декабре минимум четверо суток не было ни одной: кто-то в отпуске, а кто-то — на больничном. Врачи стали болеть намного чаще — это ещё одна проблема.

У меня случился гипертонический криз прямо на вызове, — вспоминает Андрей Хохряков. — Ещё двое коллег во время смены ушли на больничный.

В случае, о котором говорит Андрей, пациент сам вызвал медиков. По описаниям собеседника, двухметровый мужчина встретил врачей с ножом в руках и сказал, что если голоса в голове прикажут ему убить психиатров, то он убьет, а после попросил максимально быстро его госпитализировать, пока ничего не произошло. Такие ситуации случаются из-за того, что диспетчеры перестали вызывать полицию к вооруженным пациентам, считают медики.

Ещё одна проблема — это неучёт вызовов. Роман приводит пример: у него за сутки планировалось 12 вызовов — две госпитализации сумасшедших, остальные — отказные или сбежавшие пациенты. В статистику тогда пошло всего два вызова.

Нас обвиняют в невыполнении плана, но это не из-за лени, а потому что количество вызовов на душевнобольных уменьшается. Сейчас в год их менее 4,5 тысячи, а в 2007 году, например, было 6 тысяч, — говорит Карякин.

Слова коллеги подтверждает Роман Ваньков — сейчас он работает в стационаре. За день он принял 34 пациента, из них только четверых привезла скорая.

Ещё один момент, который не устраивает медиков, — лекарств не хватает, каждому приходится возить свои.



Роман Ваньков написал открытое письмо президенту

Либо что-то начнет меняться в лучшую сторону, либо бригады психиатрической скорой помощи не будет. С такой работы врачи просто уходят. И вообще раньше мы получали больше, потому что 25% было за вредность и 80% со стажа, — подытоживают врачи. — Если мы будем молчать — будет только хуже. Мы ведь не крови хотим, а чтобы все положительно разрешилось.

Нужны ли психбригады?

Исходя изо всех недопониманий между психиатрами и администрацией, врачи сделали вывод — скорую психиатрическую помощь хотят упразднить. Отрицаниям начальства они не верят.

С 1 октября 2018 года к городской станции скорой помощи не просто присоединили Добрянку и Краснокамск, но и объединили диспетчерскую обычной и психиатрической скорых. Из-за этого диспетчеров, которые пришли на станцию из диспансера вместе с психиатрами, практически не осталось.

— Упразднить наших диспетчеров планировалось давно. Прокуратура же говорит, что это все юридически верно, — негодует Дмитрий. — По их словам, отдельная психиатрическая диспетчерская должна быть, только если СПП в составе диспансера, а на станции скорой помощи должен быть общий диспетчерский отдел. Наши диспетчеры были опытные и могли выяснить, нужна ли вообще психбригада, дать совет или позвать врача. Если юристы говорят, что наши диспетчеры необязательны, то обратного тоже никто не запрещал — это локальная инициатива.

Медики боятся, что СПП ликвидируют, и ссылаются на то, что когда Евгений Камкин вновь стал управлять станцией, убрали детскую реанимационную и инсультные бригады.

— Мне Потешкин говорит четко: «Камкину бригады не нужны, и он делает все, чтобы их не было», — заявил один из собеседников.


Дмитрий Карякин после повышения зарплаты в 2018 году получил меньше, чем при прежней системе оплаты в 2016 году

Проблема решается?

В беседе с журналистом сотрудники скорой помощи упомянули собрание, которое состоялось после того, как проблеме психиатров придали огласку — обратились к журналистам, в прокуратуру, к президенту. Вопросы обсуждали главный врач краевой психиатрической больницы Николай Потешкин, его заместители Татьяна Спирина и Юлия Дуняшева и Евгений Камкин — главный врач станции скорой помощи. Психиатры убеждены, что эта встреча нужна была, чтобы «сгладить углы».

Психиатры говорят, что они не раз обращались к начальству с вопросом о растущей нагрузке. После этого администрация скорой реализовала схему с передачей спокойных пациентов, которые понимают, что хотят лечиться в стационаре, линейным бригадам — врачи считают, что сделали это в ответ на их жалобы. При такой схеме линейная бригада проводит медэвакуацию, а за госпитализацию отвечает уже врач приемного покоя в стационаре. Дело за психбригадами только в «тяжелых случаях» — недобровольная госпитализация или перевозбужденные больные.

Врачи комментируют: схема работает, но в итоге все равно получается так, что нагрузка растет. Дело в том, что психбригадам частично отдают линейные вызовы, попадаются отказные пациенты и приходится ездить в Добрянский и Краснокамский районы.

— И это все — при прежнем уровне зарплат. Нам подняли оклады, но уменьшили всё остальное. Просто магия чисел: за 2016 год люди получили больше, чем после повышения в 2018-м.



Медики говорят, что хотят решить все проблемы мирно или не против перейти к психдиспансеру

Пришли в профессию, чтобы спасать жизни

Чего же хочет администрация станции скорой помощи и подтверждает ли она правдивость жалоб, мы спросили лично у нее. В ответ Евгений Камкин прислал нам ответ, который он давал другому изданию.

В нём главный врач станции скорой помощи заявляет: он не собирается расформировывать СПП и даже ищет новых сотрудников. Нехватку кадров Камкин признает, но говорит, что выходы из ситуации есть.

Читать также: Реформаторы требуют отмены понятий нормы и патологии в психиатрии, но в конечном итоге это сведет с ума все наше общество

Если случится, что больному нужна будет психиатрическая помощь, он такую помощь обязательно получит. Даже если все бригады этого профиля заняты на других вызовах, на помощь приедет бригада общего профиля, как и установлено регламентами и приказами, — заявил Евгений Камкин. — Кстати, в отдаленных муниципалитетах психиатрических бригад нет вовсе, так что — это обычная практика для всей территории России.

Действительно, в приказе Минздрава РФ № 108 «О скорой психиатрической помощи» говорится, что если в селах есть обычные линейные бригады скорой, то хотя бы одна из них может оказывать помощь душевнобольным, пройдя дополнительное обучение.

Профильная диспетчерская служба, по словам Камкина была не ликвидирована, а включена в состав единого оперативного отдела. Это решение он объясняет не экономией, а удобством для людей — все привыкли в случае ухудшения здоровья набирать «03» или «113», а не специальный номер, который был известен только хроническим психиатрическим больным и их родственникам. Вторая причина — единая диспетчерская регламентирована федеральным приказом по организации скорой помощи.

В том, что работы стало больше из-за присоединения территорий, главврач соглашается с коллегами, но не видит в этом ничего страшного, потому что есть транспорт, современное оборудование и профессионалы, которые работают, «чтобы спасать человеческие жизни».

Прокуратура уже неоднократно проверяла нас по всем замечаниям работников психбригад — нарушений нет, — подытожил в разговоре с корреспондентом 59.RU Евгений Камкин.

Источник


Мама не узнала дочь после 10-месячного пребывания в столичном СРЦ
ювенальная
antismith wrote in rvs

[Пока изъятая 14-летняя девочка пребывала в московском СРЦ в ее поведении произошли радикальные изменения, словно девочка побывала в тюрьме, а не в приюте. «Бесценный» опыт, который она получила, общаясь с местными педагогами-психологами и подростками-ауешниками, показал, что разница между двумя этими категориями, как ни странно, невелика]

История москвички Анны Лариной, у которой из-за клеветы «доброжелательной» соседки опека жестко отобрала 14-летнюю дочь по акту о безнадзорности (маму в это время нейтрализовала полиция в собственной квартире), является типичной в контексте царящего в России ювенального беспредела. И в то же время она выбивается из общего ряда, так как Анна посчитала важным рассказать согражданам какой к ней вернулась ее любимая девочка спустя 10 месяцев пребывания в социально-реабилитационном центре «Отрадное», считающимся одним из передовых в части гармонизации семейной жизни и помощи детям. Подробная история судебной тяжбы с опекой и полного оправдания Анны, которую намеревались ограничить в родительских правах, рассказана в сюжете правозащитного центра «Иван Чай». Мы же предлагаем остановиться на изменениях в поведении ее дочери Маши и на том «бесценном» опыте, который она получила в столичном приюте, общаясь с местными педагогами-психологами и подростками-ауешниками. Разница между двумя последними категориями, как ни странно, оказалась не очень большая.


«У нас были небольшие препирательства спустя три дня после ее возвращения домой. Дочь хотела пойти куда-то погулять одна, я не пускала ее, настаивала на совместной поездке. После чего она мне вдруг заявляет: «Поясни за шмот!». И еще: «Поясни за базар!». Чуть позже, когда мы сели с ней кушать, она мне говорит: «Жрешь в одно хайло!». Я сначала была в шоке, расплакалась, не могла понять никак, откуда она этого нахваталась. Потом Маша призналась: оказывается, в этом СРЦ вместе с ней находились и общались подростки – т.н. «офники» (околофутбольные фанаты) и гопники. Я порылась в литературе – оказалось, что это субкультура подворотен, когда подростки уподобляются уголовникам и разговаривают на уголовном сленге.

Вообще, Маша стала более агрессивной. Когда мы с ней как-то раз поссорились, она мне прокричала: «Хребет тебе сломаю!». Раньше она ничего подобного не говорила, причем вышла из приюта она в конце августа, а пошла в школу, в седьмой класс, соответственно, в сентябре. И явно, что все эти фразы были подхвачены ей в СРЦ. Она даже называла фамилии конкретных детей, которые относятся к офникам или гопникам (т.е. к субкультуре А.У.Е.)
», – рассказывает мама Анна Ларина.


Вскоре после возвращения домой Маша настоятельно потребовала купить ей новую модель кроссовок в фирменном магазине Adidas. Слова мамы про непростое материальное положение (у Анны до сих пор остается долг перед помогавшим ей в суде адвокатом) не переубедили дочь – более того, она пригрозила маме написанием заявления в полицию о плохом выполнении родительских обязанностей. А еще Маша составила и повесила на видном месте вот такой список правил для мамы, которую в заголовке подчеркнуто отстраненно назвала по имени.

Как видим, девочка-подросток получила установку: ее право на собственный выбор в любой ситуации и на богатую жизнь, в т.ч. на «брендовые вещи» (независимо от реального дохода семьи) – это все, а право родителя на воспитание, его естественный авторитет как старшего в семье – ничто. Это идеология самого настоящего капиталофашизма, ставящее во главу угла материальное, а не духовное. Т.е. психологи из СРЦ целенаправленно воспитывают из детей неблагодарных эгоистов, недалеких потребителей с уровнем потребностей, близким к животным (на этом же поле играет важную роль т.н. «секспросвет» – ранняя сексуализация детей, ныне насаждаемая Минпросветом и Минздравом в каждую школу вопреки воле большинства родителей). Любую, в том числе опасную для здоровья и психики, прихоть надо разрешать, любое желание, в том числе материальное, – удовлетворять. Звучит здесь и знакомый намек на то, что «нечего плодить нищету», что заведение детей (даже не нескольких, а, как в случае с Анной – одного!) – удел обеспеченных людей.

Просматривается и далеко идущий посыл – на намеренное разжигание «гражданской войны» между поколениями, между «детьми и отцами». Кстати, это делается не только в приютах: вся Москва, с подачи одного известного фонда, завешана вот такими плакатами, призывающими детей стучать на родителей.

Обратим внимание, как тонко опека, во всех своих официальных постулатах заявляющая о помощи, поддержке семьи, на практике разрушает душевную, чувственную связь между матерью и дочерью через рекомендации своих психологов и медиаторов. «Не трогать меня» (т.е. не обнимать, не брать за руку) и «не называть ласковыми именами без разрешения» – это прямой запрет маме на выражение своих естественных материнских чувств по отношению к ребенку, тех самых чувств, которые укрепляют взаимное доверие и любовь, сближают «отцов и детей». Здесь же налицо принципиально иной, прямо скажем – нечеловеческий подход к семейным отношениям, когда мама является потенциальным врагом для дочери, которого надо держать на значительной дистанции. Все это куда больше похоже не на поддержку семьи, а на ее натуральное разрушение.

«Теперь Маша запрещает мне разговаривать по телефону в ее присутствии, нарушать ее покой, вообще советует мне не открывать рот лишний раз, если это ей чем-то помешает. Попросить сделать ее что-то по хозяйству – это крайне сложно. В ответ на просьбу вынести мусор я услышала: «Использование детского труда – уголовное преступление». Маша начала все мои действия подводить под статью – дескать, она напишет на меня заявление в полицию, так как я нарушаю ее свободу личности. Авторитет мой подорван, и только за счет того, что мы с дочерью любим и понимаем друг друга, сейчас все постепенно восстанавливается. Частично получен результат – дочка стала менее агрессивной, стала меньше предъявлять мне претензий. Пока прошло всего полгода, и я надеюсь, со временем она поймет: далеко не все внушения психологов были истиной», – надеется мама.

Что ж, и мы будем надеяться, что в истории наглого вмешательства в семью Лариных вскоре будет поставлена точка. Тем же, кто пока далек от темы внедрения в России ювенальной юстиции, чью семью, по счастью, пока не взяли на карандаш как «неблагополучную», напомним, что на сегодня система соцзащиты имеет возможность оказывать только психологическую помощь семье в трудной жизненной ситуации (т.е. которую сама опека признала таковой). Ни своих юристов, ни нянь, ни лишних материальных средств у органов опеки нет, поэтому они всегда щедро предлагают психологическую помощь – и в приюте (СРЦ), и вне детдомовских стен – тем, кому удалось не отдать своего ребенка в лапы опеки. В сфере «защиты детства» работает масса психологов, обучавшихся по ультралиберальным прозападным методичкам Гиппенрейтер, Петрановской иже с ними, насквозь пропитанным ювеналкой. Яркий пример внедряемых установок от псевдообщественников из Национальной родительской ассоциации, принципы которых наверняка поддерживают и в СРЦ «Отрадное», детально анализировались на сайте ОУЗС. Вот несколько их (точнее, адаптированных/прямо скопированных с западных ювенальных моделей и из книг иностранных психологов) тезисов, коррелирующих с приведенными выше правилами, которые 14-летняя Маша составила для своей мамы:

«РОДИТЕЛИ И ДЕТИ – это ПАРТНЕРЫ, которые совместно вырабатывают касающиеся их меры». Так навязывается схема «равенства ребенка и родителя» и уничтожается естественная и необходимая для нормального развития ребенка семейная иерархия, в которой родители имеют роль воспитывающих, а дети – воспитуемых. /…/ Не налагайте запретов. Не ставьте условий. Не читайте нотаций.

- НЕ НАЛАГАЙТЕ ЗАПРЕТОВ. В природе ребенка – дух бунтарства. То, что категорически запрещено, очень хочется попробовать, не забывайте об этом.

- НЕ СТАВЬТЕ СВОЕМУ РЕБЕНКУ КАКИХ БЫ ТО НИ БЫЛО УСЛОВИЙ.

- Не лишайте своего ребенка права быть ребенком. Дайте ему возможность побыть озорником и непоседой, бунтарем и шалуном. Период детства весьма скоротечен, а так много нужно успеть попробовать, прежде чем станешь взрослым.

- Родителям нельзя использовать такие фразы как: «Прекрати!», «Не смей так говорить!» (это оценивается как «агрессивная форма поведения родителей»).

- ПРИНЦИП уважения к личности ребенка. ПРИНЯТИЕ РЕБЕНКА родителями как данность, таким, каков он есть, СО ВСЕМИ особенностями, специфическими чертами, ВКУСАМИ, ПРИВЫЧКАМИ БЕЗОТНОСИТЕЛЬНО К КАКИМ БЫ ТО НИ БЫЛО ВНЕШНИМ эталонам, НОРМАМ, параметрам и оценкам».

/…/ - попробуй договориться с родителями о том, что раз в месяц тебе будет выделяться какая-то фиксированная сумма. … Размер этой суммы можно посчитать от 3000 рублей в месяц. ... Сумма не важна, важно, что она известна … Второй важный момент, который стоит обсудить – родители не станут интересоваться тем, НА ЧТО ТЫ ТРАТИШЬ свои деньги. Копишь, покупаешь еду в буфете, персонажей для компьютерной игры – это ТВОЕ ЛИЧНОЕ ДЕЛО.

Ты наверняка знаешь поговорку: «Хочешь потерять друга – дай ему в долг». Вокруг очень много соблазнов для траты денег. Поэтому нужно правильно распределять свой бюджет… Нефтяной магнат РОКФЕЛЛЕР С ДЕТСКИХ ЛЕТ ВЕЛ РАСХОДНУЮ КНИЖКУ, которая помогла ему впоследствии стать богатейшим человеком в США
».

…Если любишь кого, отпусти и его. Если не вернется он к тебе, то он никогда твоим не был. (Любви без свободы не бывает)».

(подробнее – см. аналитику методичек НРА от эксперта ОУЗС Анны Швабауэр в пяти частях по ссылкам: ч.1 , ч.2 , ч.3 , ч.4 , ч.5 )

Все приведенные выше советы и рекомендации, как и установки, которых набралась 14-летняя Маша в СРЦ «Отрадное», фактически принуждают родителей разрешать ребенку все, не сообразуясь с «внешними нормами», к коим, между прочим, также относятся и нормы нравственности, и нормы законодательства. То есть выполняется прямой заказ на подготовку поколения «майданного» плана, поколения отморозков, не знающих и не понимающих границ между добром и злом, способных принять в качестве законов любые аморальные установки. В том числе – и уркаганскую «доктрину» АУЕ.

Традиционно в России истинные причины благополучия семей лежат в духовной сфере. Авторы методички НРА пренебрегают Стратегией национальной безопасности, в п.78 которой прямо прописан приоритет духовного над материальным. Более того, их попытки запретить любые виды наказания детей, равно как и запрет на любые запреты ребенку, грубо противоречат приоритетному праву родителей на воспитание (ст. 38 Конституции РФ) и праву родителя действовать в соответствии со своими убеждениями (ст. 28 Конституции), а также открыто сражаются с русской традицией, с «устаревшим патриархальным, иерархическим семейным укладом».

И совсем не удивительно, что на фоне пропаганды вседозволенности для подростков в приютах процветает блатная субкультура АУЕ, адепты которой презирают все общепринятые нормы и законы. Именно в такой кроваво-криминальный, анархической хаос и мечтают ввергнуть нашу страну внедрители ЮЮ – разрушители традиционной семьи. Мы же, в свою очередь, надеемся, что контролирующие органы проведут в СРЦ «Отрадное» комплексную проверку и примут соответствующие меры. А быть может они даже наконец-то обратят внимание на деятельность НРА, осваивающей бюджетные средства и популяризирующей антисемейные ценности за счет государства.

Источник РИА Катюша