May 1st, 2020

В Псковской области старикам и инвалидам найдут приемную семью за деньги

Александ Шилов. Одна. 1980
Закон о приемных семьях для пожилых людей и инвалидов приняло псковское областное собрание депутатов 30 апреля, сообщает пресс-служба регионального правительства.

Согласно принятому документу, рассчитывать на приемную семью могут одинокие пожилые граждане (женщины от 55 лет, мужчины от 60 лет), имеющие право на получение страховой пенсии по старости. Такое же право предоставляется инвалидам, признанным нуждающимися в социальном обслуживании.

Создание приемной семьи будет оговариваться договором, где пропишут новое место проживания и условия жизни подопечного. Механизм контроля за исполнением всех пунктов соглашения будет также прописываться в договоре. Члены новой семьи будут получать за свои услуги из бюджета примерно 5,6 тысячи рублей в месяц (половину прожиточного минимума).

Пилотный проект предусматривает, что в 2020 году в десяти муниципальных образованиях Псковской области будет создано по одной приемной семье. Правительство области подсчитало, что общая годовая «зарплата» за оказание подобной услуги составит более 870 тысяч рублей.

Добавим, что подобные пилотные проекты реализуются в шести регионах России.

Источник ИА Красная Весна

promo rvs november 14, 2013 18:43 10
Buy for 10 000 tokens
Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС) – организация, появившаяся в результате общественного движения против внедрения в нашей стране ювенальных технологий. Одну из ведущих ролей в организации гражданского антиювенального протеста играет движение «Суть времени», которое и стало…

Анализ законопроекта о едином информационном регистре населения

АНАЛИЗ ЗАКОНОПРОЕКТА № 759897-7«О едином федеральном информационном регистре, содержащем сведения о населении Российской Федерации» 

Collapse )

Хор из Удмуртии записал ответное видео с песней для австралийцев


Ответную песню австралийцам на запись мужского хора из Австралии песни «На поле танки грохотали», записали артисты Академической хоровой капеллы Удмуртии, 1 мая видео опубликовано в группе капеллы в «ВКонтакте».

Артисты хора из Удмуртии записали песню «Waltzing Matilda» (англ. — «Вальсируя с Матильдой» — прим. ИА Красная Весна), которая считается неофициальным гимном Австралии. Песня записана для всех австралийцев. Артисты хора разучили, отрепетировали и исполнили произведение на камеры из дома, так как в Удмуртии действует режим самоизоляции из-за коронавируса.

Смотрите также: «Три танкиста»: американский хор на самоизоляции спел советскую песню военных лет

Отметим, исполнение «Waltzing Matilda» стало ответом на запись советской военной песни «На поле танки грохотали», которую 24 апреля выложил в сеть мужской хор из Австралии Dustyesky. Участники хора также записали песню на свои домашние камеры, находясь в условиях самоизоляции.

Источник ИА Красная Весна

Родительское

Помогла ли реформа здравоохранения эффективно ответить на вызов пандемии?


Бернард Закхайм. Фреска «Рациональная Медицина» (фрагмент). 1935

Пандемия нового коронавируса и введенные в качестве реакции на нее противоэпидемические меры успели тем или иным образом затронуть каждого гражданина России. И население страны вправе спросить у руководителей государства о положении дел в связи с этим бедствием (при том что режим чрезвычайной ситуации никто так и не ввел и вводить, по-видимому, не собирается), а также об эффективности мер, предпринятых для борьбы с эпидемией.

[Решения о снятии ограничительных мер должны, безусловно, приниматься с учетом ситуации по каждой отдельной региональной микроэпидемии. Здесь важно соблюсти баланс между предоставлением достаточной автономности региональным властям и получением ими четких и стандартизированных инструкций от федерального центра]

24 апреля вице-премьер России Татьяна Голикова провела совещание с ведущими экспертами в области инфекционных заболеваний, вирусологии и эпидемиологии. На совещании обсуждались промежуточные итоги реагирования российской системы здравоохранения и санитарно-эпидемиологической службы (СЭС) на пандемию нового коронавируса и планы по дальнейшим действиям. Давайте попробуем вместе разобраться — что же в итоге было сказано?

На совещании присутствовали глава Роспотребнадзора Анна Попова, директор Российского научно-исследовательского противочумного института «Микроб» в Саратове Владимир Кутырев, заместитель директора Санкт-Петербургского НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Пастера Александр Семенов, президент исполкома Союза педиатров России Лейла Намазова-Баранова, заведующий кафедрой микробиологии, вирусологии и иммунологии Первого МГМУ им. И. М. Сеченова Виталий Зверев, ведущий научный сотрудник Федерального научного центра исследований и разработки иммунобиологических препаратов им. М. П. Чумакова Ольга Иванова, директор Противочумного центра Антон Лопатин и научный руководитель Московского научно-исследовательского института эпидемиологии и микробиологии им. Г. Н. Габричевского Владимир Алешкин.

Все участники совещания высоко оценили работу российской системы здравоохранения в условиях национальной эпидемии. При этом и сама вице-премьер, и ее собеседники отметили высокую «социальную напряженность», вызванную введением мер «домашней самоизоляции и социального дистанцирования», и все чаще раздающиеся требования эти ограничительные меры отменить. Тем не менее, по общему консенсусу участников совещания, рекомендуется — продлить меры по социальному дистанцированию до 12 мая. Одновременно разрабатывается проект плана по постепенному снятию противоэпидемических ограничений с российской экономики, по примеру аналогичных планов в США и странах Европы.

Основная задача домашней самоизоляции, как вновь подчеркнул директор Российского научно-исследовательского противочумного института «Микроб» Владимир Кутырев, — в снижении «нагрузки на медицинскую сеть». Ему вторил его коллега, замдиректора НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Пастера Александр Семенов, который подчеркнул, что «наверное, придется модифицировать критерии, в том числе госпитализации, не по температуре, 38, а именно по дыхательной недостаточности. Чтобы на медицинскую сеть ложилась нагрузка именно тяжелыми больными». При этом Кутырев отметил, что наблюдается «смещение и распространение заболеваемости в регионах».

Заведующий кафедрой микробиологии, вирусологии и иммунологии Первого МГМУ им. И. М. Сеченова Виталий Зверев согласился с коллегами, что режим домашней самоизоляции нужно продлить до окончания майских праздников, но «нужно что-то сказать населению. Сказать, что уже есть дорожная карта, что мы будем потихоньку выходить, и каким образом». Зверев также отметил, что нельзя допустить, чтобы противоэпидемические мероприятия наносили вред здоровью людей, запертых в малогабаритных квартирах. Нельзя допустить срыва программ по детской вакцинации.

Собравшиеся согласились с тем, что ограничительные меры, введенные в связи с эпидемией, нужно будет снимать поэтапно применительно к каждому региону. Важную роль при этом должен будет играть иммунологический мониторинг, с массовым тестированием на наличие антител против вируса SARS-CoV-2, что должно помочь «установить как истинные масштабы распространения инфекции, так и долю населения с иммунитетом против вируса».

Что это значит?

Когда я в своих предыдущих статьях касательно развития эпидемии коронавируса в США говорил об актуальности наблюдения течения именно этой эпидемии для России, речь шла о двух особенностях течения эпидемии коронавируса в нашей стране.

Первая особенность, в географии. В России, как и в США, население распределено неравномерно по большой территории. Следовательно, национальные эпидемии в обеих странах состоят из совокупности региональных микроэпидемий, которые могут быть существенно смещенными друг относительно друга, как в пространстве, так и во времени. Когда академик Кутырев говорит о «смещении заболеваемости на регионы», речь идет именно об этом.

Другая особенность, роднящая эпидемии коронавируса в России и США, лежит в плоскости организации здравоохранения.

Последнее время в российском медийном пространстве, в том числе и на телевидении, стало модно говорить о преимуществах советской «системы Семашко» перед западными системами здравоохранения в условиях борьбы со вспышками инфекционных заболеваний. И это, безусловно, заслуженно! Поскольку система здравоохранения в СССР действительно была оптимизирована в первую очередь для борьбы с инфекционными заболеваниями. И случись бы пандемия коронавируса 30 лет назад, эта система бы нам здорово помогла. Но сейчас ее нет. Здравоохранение в современной России оптимизировано не под борьбу с инфекционными заболеваниями, а под экономическую эффективность. И это нас тоже роднит с американцами.

В своем цикле статей «Война с «системой Семашко» Михаил Дмитриев детально обсуждает, как именно советское здравоохранение реформировали, а точнее, ломали, чтобы приспособить его к условиям того крайне специфического, полуколониального капитализма, который был построен в России после развала Советского Союза. В контексте нынешнего обсуждения следует обратить внимание на коечный фонд российских больниц и на работу Роспотребнадзора — как бы преемника санитарно-эпидемиологической службы СССР (СЭС).

Здравоохранение в США организуется вокруг общего принципа, согласно которому всё в больнице должно постоянно генерировать выручку, будь то больничная койка, операционный зал или компьютерный томограф. Следовательно, там много внимания обращают на то, чтобы не было избыточных мощностей, простаивающих и не приносящих прибыль.

Процесс так называемой «оптимизации» российского здравоохранения был процессом оптимизации именно по этому показателю экономической эффективности, с планомерным избавлением от «избыточных мощностей». По данным Росстата, в 1990 году в РСФСР количество больничных коек на 10 000 населения было равно 137,4. По наиболее свежим данным того же Росстата, в 2018 году в РФ было уже 79,9 больничных коек на 10 000 населения. Оптимизация российского здравоохранения при этом проходила с переориентацией на высокотехнологическую медицинскую помощь, или, как стало модно выражаться, «медицинские услуги».

В условиях системы обязательного медицинского страхования (ОМС), состоявшей из множества местных негосударственных (т. е. частных) страховых медицинских организаций (СМО), оказывать высокотехнологические медицинские услуги в соответствующем профильном центре намного выгоднее, чем держать полупустую инфекционную больницу на черный день. Ведь за оказанную высокотехнологическую услугу с высокой себестоимостью можно выставить счет фонду ОМС, а частные СМО как посредники могут получить с этого соответствующий навар. Следовательно, в ходе оптимизации сокращались в первую очередь именно инфекционные больницы, особенно на периферии.

Признаем, что в условиях относительного санитарно-эпидемиологического благополучия такая система худо-бедно справлялась с нагрузками. Работающим в этой системе специалистам приходилось приспосабливаться к новой роли работников сферы услуг и соотносить пользу для больного с экономической пользой для своего учреждения и системы ОМС, однако людей все равно как-то удавалось обеспечивать медицинской помощью. Но потом случилась эпидемия, и эту систему пришлось оберегать от избыточных нагрузок.

Но почему возникла угроза избыточности таких нагрузок? Ведь имеющийся коечный фонд в России все-таки не дооптимизировали до американского показателя в 28 койко-мест на 10 000 населения (по данным ОЭСР).

Проблема в том, что при всех разговорах о «действии на опережение», Россия теперь находится среди абсолютного большинства развитых стран, где санитарно-эпидемиологическая служба (СЭС) действует не превентивно, а реактивно, пытаясь догнать волну эпидемии, ушедшую стремительно вперед.


Георгий Жанков. Наставница

Эпидемия в России, как и везде, кроме Китая, началась как завозная. Вначале СЭС сориентировалась и действовала правильно, закрыв въезд из Китая и тщательно осматривая российских граждан, приехавших из КНР. Большая проблема началась, когда вспышка эпидемии возникла в Европе, и российские граждане стали оттуда возвращаться, причем бесконтрольным образом. К тому времени уже было известно о длительном инкубационном периоде заболевания, и что термометрия в аэропортах не представляет собой эффективного метода скрининга.

Можно, конечно, в конце апреля давать умные советы Роспотребнадзору по действиям в середине марта — задним умом все крепки. Но факт в том, что мы уже оказались там, где оказались.

И важнее сейчас понять, что мы делаем сейчас и на перспективу, и как это соотносится с лучшими практиками того меньшинства стран, сумевших наиболее успешно справиться с нынешней эпидемией, и с лучшими практиками советской санитарно-эпидемиологической службы.

Сейчас Россия пошла по пути большинства западных стран, приказав своему населению самоизолироваться по месту жительства и изолируя в стационаре только наиболее тяжелые случаи заболевания. Кстати, один из участников совещания у Голиковой — директор Санкт-Петербургского НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Пастера Александр Семенов — говорит о том, что следует «модифицировать критерии госпитализации» и изолировать в стационаре уже только «по дыхательной недостаточности». Других больных, с какими угодно симптомами, но не нуждающихся в кислородной поддержке, предложено «оставлять дома». Фактически предлагается реализовывать план по так называемой «стадной иммунизации» населения, когда носитель заражает своих домочадцев и соседей по подъезду.

А для того чтобы люди, вне зависимости от инфекционного статуса не дай бог не выходили на прогулки из тесных многоэтажек, — ввели электронные пропуска, «успешную практику» которых в Москве теперь предлагается ввести по всей стране. «Успешной практикой», видимо, нам предлагается считать столпотворение 15 апреля на московских станциях метро, где не просто социальное дистанцирование нарушили, а чуть давку не организовали! Закономерный вопрос: не это ли имеет в виду главный санитарный врач РФ Анна Попова, когда говорит о том, что «РФ идет своим путем» в борьбе с эпидемией?

Можно, конечно, гордиться тем, что в России инфекционная ситуация не столь катастрофична, как в США или Западной Европе. Но не полезнее ли сосредоточиться на том, может ли Россия повторить опыт стран, наиболее успешно справившихся со своими национальными эпидемиями? Речь в первую очередь о Южной Корее и Японии.

Можно, конечно, вспомнить и про КНР. Однако нужно понимать, что система государственного управления в России слишком разительно отличается по своей разболтанности от Китая. И нет никаких оснований надеяться на повторение успешного опыта тамошней эффективной командно-административной системы. Впрочем, а почему повторять? Почему не вспомнить о принципах, согласно которым действовала советская санитарно-эпидемиологическая служба, когда нужно было купировать вспышки эпидемий особо опасных инфекций?

Отметим, что Южная Корея и Япония, хотя и применяли и применяют социальное дистанцирование, не ограничивают свободу граждан таким драконовским образом, как это решило сделать правительство г. Москвы. Этим странам удалось догнать, а потом по-настоящему действовать на опережение через своевременное выявление зараженных, отслеживание контактов и изоляцию. Причем изолировали они не самых тяжелых больных, как предложил делать доктор Семенов, а всех зараженных, чтобы они не могли никого больше заражать, даже в своей собственной квартире. Подчеркну — таким принципом руководствовалась и советская СЭС.

Действительно, если у зараженного нет симптомов, а действовать нам приходится в условиях дефицита инфекционных койко-мест (к созданию оного приложила руку в том числе и госпожа Голикова), то нет необходимости его класть в больницу. Но для таких бессимптомных зараженных можно и нужно было бы создать обсерваторы, где заразившихся без тяжелых симптомов можно изолировать и постоянно наблюдать. И там же лабораторно подтверждать выздоровление. И для этого не обязательно героически строить новые больничные корпуса.

Достаточно временно откомандировать под эти цели некоторое количество гостиничных зданий. В подобных обсерваторах можно обеспечить настоящую изоляцию, а не фиктивную «самоизоляцию», с необходимым медицинским наблюдением, лабораторным контролем и отдельным питанием. В случае клинического ухудшения состояния здоровья больного его намного проще своевременно переместить в больницу из обсерватора, чем из собственной квартиры, где никакое наблюдение не обеспечено.

Отмечу, что в Москве начинает налаживаться подобное наблюдение, но на дому, — к пациентам ежедневно мотается врач, что, очевидно, затратнее, чем осмотр многих пациентов в одном обсерваторе, и совершенно не выдерживает противоэпидемической критики.

Но ведь идею с обсерваторами не поздно реализовать и сейчас. И тогда, обеспечивая полноценную изоляцию заразившихся, мы сможем погасить свою национальную эпидемию, а не заниматься бессмысленным ограничением прав и свобод граждан, абсолютно бесполезным с санитарно-эпидемиологической точки зрения. Но такой вариант, увы, не предлагается.

По поводу важности тестирования на антитела, о чем также говорилось на совещании у вице-премьера, мы уже говорили неоднократно. Тестирование позволит получить правдивые данные о реальном распространении инфекции. Если тестирование фиксирует не только наличие или отсутствие антител IgM и IgG, но и уровень IgG, то можно получить знания и о реальной степени иммунитета населения.

Тестировать в первую очередь необходимо всех медицинских работников, работников стратегических отраслей, а также тех, кто может, заразившись, дальше заразить большое число людей — как, например, школьные учителя, воспитатели детских садов, работники общепита и т. д.

Решения о снятии ограничительных мер должны, безусловно, приниматься с учетом ситуации по каждой отдельной региональной микроэпидемии. Здесь важно соблюсти баланс между предоставлением достаточной автономности региональным властям и получением ими четких и стандартизированных инструкций от федерального центра. При этом ликвидация драконовского и неэффективного режима электронных пропусков должна помочь населению с меньшим недовольством, а значит, и с большим усердием выполнять действительно эффективные предписания не лоббистов идеи тотальной цифровизации общества, а обладающих необходимой компетенцией профильных специалистов.

На более долгосрочной перспективе будет необходимо — если мы, конечно, хотим жить, — как можно быстрее переосмыслить выбранный ранее курс на «оптимизацию» российского здравоохранения и вернуть этой системе хотя бы часть потерянного за последние 30 лет «запаса прочности».

Также необходимо прислушаться к вполне здравым рассуждениям спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко, поставившей под вопрос полезность прослойки из частных страховых компаний в системе ОМС, являющихся, по сути, «прокладками по перекачиванию денег граждан».

И, наконец, Россия должна определиться — какая всё-таки система здравоохранения ей жизненно необходима. Та, что за последние годы превращена в механизм «по перекачиванию денег граждан» и занимающаяся оказанием медицинской помощи по остаточному принципу. Или та система здравоохранения, которая по-настоящему готова эффективно справляться с угрозами здоровью населения. И обеспечивать безопасность, биологическую в том числе, всей страны.

Лев Коровин

Источник



Родительское

В Польше ввели охранные ордера для подозреваемых в домашнем насилии


Законопроект о введении в Польше охранных ордеров против лиц, подозреваемых в совершении домашнего насилия, принял сейм Польши вечером 30 апреля, сообщает Польское агентство печати.

Согласно законопроекту, в стране вводится охранный ордер. Он выдается человеку, которого обвинили в так называемом «домашнем насилии», которое в Польше выделено в отдельную категорию правонарушений. Согласно этому ордеру, обвиняемый в насилии не имеет права приближаться к предполагаемым жертвам насилия или их жилищу.

[Польша входит в число стран, подписавших (2012) и ратифицировавших (2015) Стамбульскую конвенцию. В рамках данного документа понятие насилия значительно расширяется, в него включаются экономическое, психологическое и сексуальное насилие. Юридически это приводит к тому, что супруги могут выселить друг друга после разговора на повышенных тонах, запрета на определенные покупки или принуждение детей делать домашнюю работу или помогать по хозяйству. Также Стамбульская конвенция нарушает один из важнейших правовых принципов — презумпцию невиновности — так как наказать человека за такое насилие можно до того, как его вина доказана, то есть без решения суда.]

Если человек нарушит выписанный ему охранный ордер, то его ждет штраф или лишение свободы. Полиция будет иметь право немедленно выселить человека из дома вне зависимости, имеет ли он другие жилплощади. В том числе с применением физического принуждения.

Закон был подготовлен министерством юстиции Польши, в сейме его представлял заместитель министра юстиции Марчин Романовский.

«Польша присоединится к группе стран, в которых жертвы домашнего насилия получают наилучшую защиту, — отметил Романовский. — Таким образом мы разрываем спираль насилия и молчания».

Он также подчеркнул, что этого закона очень ждут некоммерческие организации, которые хотят бороться с домашним насилием.

За законопроект проголосовали почти все фракции, 433 депутата из 450. Против проголосовали лишь крайне правые депутаты из «Конфедерации».

Комментарий редакции
Польша входит в число стран, подписавших (2012) и ратифицировавших (2015) Стамбульскую конвенцию. В рамках данного документа понятие насилия значительно расширяется, в него включаются экономическое, психологическое и сексуальное насилие.

Юридически это приводит к тому, что супруги могут выселить друг друга после разговора на повышенных тонах, запрета на определенные покупки или принуждение детей делать домашнюю работу или помогать по хозяйству.

Также Стамбульская конвенция нарушает один из важнейших правовых принципов — презумпцию невиновности — так как наказать человека за такое насилие можно до того, как его вина доказана, то есть без решения суда.

Источник

Родительское

Когда человек работает с полной отдачей? Когда его труд достойно вознаграждается.


«Молодые сталевары». 1961. Бевзенко Иван Павлович

[Необходимым трудом работник создает продукт для воспроизводства своей рабочей силы (восполнения затраченных физических, эмоциональных и интеллектуальных сил) за необходимое для этого рабочее время, а далее в процессе прибавочного рабочего времени он создает прибавочный продукт, который безвозмездно присваивается работодателем. В советское время проблема баланса между необходимым и прибавочным трудом разрешалась путем формирования за счет прибавочного продукта общественных фондов потребления, которые направлялись на бесплатное образование, лечение, отдых работников и их семей в санаториях и профилакториях, детских лагерях; на компенсацию затрат жилищно-коммунального хозяйства, общественного транспорта, которые предоставляли услуги за символическую плату; установление доступных цен на продукты питания, детские товары и прочее. В настоящее время этого практически нет. Более того, как показало недавно проведенное исследование, работодатель (собственник средств производства — физическое либо юридическое лицо) часто изымает у работника не только прибавочный, но нередко и часть необходимого продукта. Соответственно, работник не в состоянии восполнить силы, затраченные в процессе труда. В этом случае не стоит ожидать от работника стремления к высокопроизводительному труду, лояльного отношения к уплате налогов, обязательных платежей и так далее. Сейчас для обеспечения необходимой трудоспособности, качества жизни человека и его семьи минимальный размер оплаты труда (МРОТ) при сложившемся уровне цен и тарифов должен быть установлен в размере не менее 3–4 реально определенных прожиточных минимумов с учетом медицинских рекомендаций по питанию и других нормативов жизнедеятельности человека.]

Влияние коронавируса на экономическую жизнь России объяснила доктор экономических наук, профессор ВАК, ведущий сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАН, главный научный сотрудник СФНЦА РАН Ирина Щетинина в интервью ИА Красная Весна. 1 Мая эксперт ответила на вопросы о состоянии труда в стране и в мире.

ИА Красная Весна: Ирина Васильевна, каково состояние труда в России, достаточно ли оплачиваем труд в нашей стране для развития экономики?

— Труд, благодаря которому создается продукт (товар), может быть простым и сложным, что предопределяет разницу его стоимости. В современных условиях труд людей становится все более сложным, требующим специальных знаний и навыков, которые приобретаются в процессе обучения и опыта работы, постоянного повышения уровня квалификации. Кроме того, выросли требования к культурным, интеллектуальным, коммуникативным навыкам работников, поддержание которых «на уровне» требует дополнительных усилий и затрат. Все это должно учитываться при определении уровня оплаты труда.

Нельзя забывать о классическом разделении труда на необходимый и прибавочный. Необходимым трудом работник создает продукт для воспроизводства своей рабочей силы (восполнения затраченных физических, эмоциональных и интеллектуальных сил) за необходимое для этого рабочее время, а далее в процессе прибавочного рабочего времени он создает прибавочный продукт, который безвозмездно присваивается работодателем. И здесь важен справедливый баланс между ними, так как отсутствие такого баланса чревато потрясениями в обществе (от протестных настроений и актов гражданского неповиновения до революций и государственных переворотов), о чем свидетельствует отечественный и зарубежный опыт.

ИА Красная Весна: А как разрешалось это противоречие в Советском Союзе?

— В советское время указанная проблема разрешалась путем формирования за счет прибавочного продукта общественных фондов потребления, которые направлялись на бесплатное образование, лечение, отдых работников и их семей в санаториях и профилакториях, детских лагерях; на компенсацию затрат жилищно-коммунального хозяйства, общественного транспорта, которые предоставляли услуги за символическую плату; установление доступных цен на продукты питания, детские товары и прочее.

В настоящее время этого практически нет. Более того, как показало недавно проведенное исследование, работодатель (собственник средств производства — физическое либо юридическое лицо) часто изымает у работника не только прибавочный, но нередко и часть необходимого продукта. Соответственно, работник не в состоянии восполнить силы, затраченные в процессе труда. В этом случае не стоит ожидать от работника стремления к высокопроизводительному труду, лояльного отношения к уплате налогов, обязательных платежей и так далее.

ИА Красная Весна: Так что же необходимо предпринять?

— Анализируя соцопросы, исследования РАН и зарубежных ученых, учитывая опыт развитых стран, можно сказать, что для обеспечения необходимой трудоспособности, качества жизни человека и его семьи минимальный размер оплаты труда (МРОТ) при сложившемся уровне цен и тарифов должен быть установлен в размере не менее 3–4 реально определенных прожиточных минимумов с учетом медицинских рекомендаций по питанию и других нормативов жизнедеятельности человека. То есть по состоянию на второе полугодие 2019 года величина МРОТ в среднем по России не должна быть ниже 35 тыс. рублей.

ИА Красная Весна: Но ведь такое повышение может резко сократить прибыли собственников?

— Да, существуют опасения, что увеличение заработной платы (и повышение стоимости рабочей силы) может привести в определенной степени к сокращению прибавочного продукта. Однако этого можно не допустить при эффективном управлении и рациональной организации труда, модернизации производства на современной технико-технологической основе, повышая производительность и качество труда, добиваясь сбалансированной ценовой и налоговой политики, ликвидации воровства и коррупции.

Увеличение заработной платы позволит повысить ее стимулирующую функцию и стремление работника к росту его квалификации, повышению качества и производительности труда, к большей ответственности за его результаты; что позволит шире внедрять новейшую технику и технологии. В то время как заниженный уровень зарплаты является антистимулом. Такая закономерность прослеживается в реальном секторе экономики.

У нас в стране есть примеры таких компаний, которые, помимо достаточно сложного современного производства, позволяют иметь свои профилактории, детские сады, спорткомплексы; строить жилье, выплачивать жилищно-коммунальные компенсации работникам, оказывать помощь школе, уделять внимание развитию транспорта, строительству дорог. В итоге люди готовы трудиться на таком предприятии с полной отдачей. Такие примеры, где инновационная активность, производительность труда, зарплата работников и доходы предприятий на порядок выше показателей других организаций, в России не единичны.

Рост оплаты труда и доходов населения принесет положительный эффект и в масштабах страны, обеспечив повышение платежеспособного спроса, а, значит, доходов товаропроизводителей и рост экономики.

ИА Красная Весна: Ирина Васильевна, сейчас мир в целом находится в сложной ситуации в связи с распространением коронавируса, как это повлияет на занятость населения, спрос на товары и их производство?

— Вследствие пандемии отмечается рост безработицы во всех странах. В результате принятых ограничительных мер, снижения потребительского спроса и банкротства закрываются предприятия малого и среднего бизнеса. Сокращается производство в крупных компаниях. Ряд машиностроительных и авиакомпаний во всех странах находятся на грани или терпят банкротство. Продажи корпорации «Тойота» в Китае снизились к середине марта на 70%. Согласно таможенной службе КНР, экспорт Китая за два первых месяца 2020 года снизился более чем на 17%. В результате пандемии ВВП США может сократиться на 50%, а безработица уже во II квартале 2020 года вырастет до 30%. Остаться без работы могут 24 млн человек.

В России по состоянию на 15 апреля 2020 года, согласно данным министра труда и социальной защиты А. Котякова, зарегистрировано 735 тыс. безработных. Однако ряд экспертов прогнозирует их существенный рост в этом году: по одним данным — до 8 млн человек, по другим — до 15,5 млн. Если учесть скрытую безработицу (неоплачиваемый отпуск, прекращение деятельности самозанятых, банкротство микропредприятий и другие случаи), уровень безработицы может увеличиться до 30% от трудоспособного населения России. В других странах аналогичная ситуация. В Норвегии только за две недели марта число безработных увеличилось в 4,5 раза. По данным центральных СМИ, к началу апреля безработица в Израиле и Германии достигла 25% работающего населения.

Если не корректировать ситуацию и допустить ее развитие по худшему сценарию, потери мировой экономики, по прогнозам ООН, непосредственно от COVID-19 могут составить в 2020 г. более 2 трлн долларов. По данным экспертов МВФ, общие потери за 2020–2021 года могут достичь 9 трлн долларов. Сокращение мировой экономики в результате пандемии в 2020 году возможно на 3%, в том числе в развитых странах — в среднем более 6%, в развивающихся — на 1%; в США — почти на 6% и в России — на 5,5%.

ИА Красная Весна: Какие отрасли в России будут наиболее пострадавшими?

— Вследствие пандемии отмечается увеличение потерь гостиничного бизнеса и предприятий общественного питания до 83,9%; производство одежды и сфер культуры, спорта и развлечений просядет на 50%, менее всего пострадает сфера добычи полезных ископаемых и производство продуктов питания, здесь ожидается падение на 4-7%.

Экономика страны при худшем сценарии развития пандемии может потерять за год от 11 до 20–30 трлн рублей. Для США эта цифра может превысить 23 трлн долларов. Более точно общие потери с учетом фактического сценария можно подсчитать только после окончания пандемии.

ИА Красная Весна: Как влияют на экономику принимаемые сегодня в мире меры борьбы с распространением коронавируса и что стоит делать?

— Учитывая специфику крупных стран России, США и других, а также международных объединений (союзов), власти стран не должны без глубокого и всестороннего обоснования вводить строгие ограничительные меры одновременно на всей территории. Например, недельная остановка экономической деятельности по всей России привела к общим потерям ВВП около 4 трлн рублей, хотя позднее регионам было разрешено самостоятельно оценивать степень угрозы и определять жесткость ограничительного режима. Для этого им были предоставлены широкие полномочия, так как очевидно, что в тех регионах и муниципальных образованиях, где не наблюдается широкое распространение заболеваемости, можно обойтись без строгих карантинных мер.

Жесткие ограничения государственные органы должны вводить локально и оперативно в тех населенных пунктах и регионах, где зафиксированы жизнеугрожающие инфекции. Так было в конце 1950-х годов в СССР во время вспышки черной оспы, в 1979 году — при появлении сибирской язвы и в новейшей истории при возникновении эпидемий в 2002–2003 годах, 2016 году и так далее. Так действовали, закрыв город Ухань, в КНР при коронавирусной инфекции. Так необходимо действовать и в дальнейшем, соблюдая строгую изоляцию инфицированных людей.

ИА Красная Весна: Спасибо Вам большое, Ирина Васильевна.

С подробными экономическими показателями состояния экономики и оплаты труда в разных странах можно ознакомиться в статьях доктора экономических наук, Ирины Щетинининой в её статьях в журнале ЭКО:

1. Щетинина И. В. Прожиточный минимум и оплата труда — реалии современной действительности и перспективы изменений // ЭКО.2020.№ 1.С.116-137. DOI: 10.30680/ЕСО0131-7652-2020-1-116-137

2. Щетинина И. В. Государственные ограничительные меры в условиях пандемии и их социально-экономические последствия // ЭКО. 2020. № 5. С. 156-174. DOI: 10.30680/ЕСО0131-7652-2020-5-156-174

Источник

«Бессмертные письма Победы» прозвучали в МИД России

Большая медведица (фрагмент)
Ринат Волигамси
Презентация проекта «Бессмертные письма Победы» прошла 29 апреля в МИД России в формате видеоконференции, сообщает официальный сайт ведомства.

Мероприятие было организовано Комиссией Российской Федерации по делам ЮНЕСКО совместно с национальным координатором сети Ассоциированных школ ЮНЕСКО в России. Проект представила его инициатор — Артист ЮНЕСКО во имя мира А. Р. Абрамова (Алсу).

Суть этого долгосрочного и открытого для участия других стран проекта представляет собой сбор и оцифровку писем времен Великой Отечественной войны, в частности содержащихся в них стихотворений, песен и рисунков с целью их сохранения и популяризации.

Участников мероприятия приветствовал Председатель Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО, Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.

«Такие благородные усилия, позволяющие вспомнить об общих страницах прошлого и способствующие укреплению связи времен и поколений, заслуживают глубокого уважения и поддержки» — подчеркнул министр.

Источник ИА Красная Весна