Category:

Совсем безобидный закон!

«…ребенка тебе никто гарантированно не оставит и обсуждаться будет не вопрос, сядешь ты или нет, а на сколько сядешь»


— Так, я не понял, где работаешь?


— В СРЦ.


Встреча школьных приятелей продолжалась, началось уточнение «достижений».


— Это я помню, но что это за СРЦ такое?


— В социально-реабилитационном центре при одном НКО.


— И чё? Хорошая работа?


В вопросе явно прозвучал скепсис и сомнения. Для социального работника этот молодой человек выглядел слишком успешным и хорошо упакованным.


— Ну, как. Знаешь, неплохо. Официально, конечно, копейки, но есть совмещение и «приятные бонусы».


Третий шот модного коктейля мягким теплом пошел по пищеводу.


— Ходишь по квартирам, старушкам хлебушек носишь, а маслице на базаре продаешь?


В глазах собеседника мелькнула злость и обида, но он её быстро подавил, вспомнив о школьных и студенческих совместных приключениях.


— Хочешь знать, в чём «цимес»? — колкие злобные огоньки в глазах вспыхнули вновь.


— Ну, да! — собеседник улыбнулся, — вот и темненькое принесли… Давай, рассказывай…


— Помнишь, несколько лет назад кипеш был по поводу принятия закона для профилактики семейно-бытового насилия? Там «сестры Хачатурян», прочая фигня, тетки синяки себе рисовали, припоминаешь?


— Да мне как-то «поровну» было. Я жену не трогаю, а алконавты как лупцевали друг друга, так и продолжают.


— Да кому они нужны, эти алкаши? Вот ты женат, у тебя есть ребенок. Теперь представь, что жена тебе надоела так, что вообще никак. Сидит как кость в горле! Видеть ее не можешь. Да и она тебя совсем не ценит. А совместно нажитого у вас — составом не увезешь, даже если деньгами взять. Ты работал, она с детьми сидела и на «ноготочки» с фитнесом ездила. С чего это ей половину отдавать, да?


— Ну, мне трудно представить. Ну ладно. И что?


— Ты идешь к «своему» адвокату, которого тебе порекомендовал очень хороший человек, и объясняешь ситуацию. Адвокат разъясняет тебе, что с женой будет жесть, называет примерный бюджет, его гонорар и бонус. Вы оговариваете, что можно оставить ей, и ударяете по рукам.


Он идет к нам, и вот ты уже пострадавший от семейно-бытового насилия. Психологического и экономического. Жена денег просит? — Просит. Ей мало? — Мало. Мы составляем заключение о том, как ты из-за этого страдаешь, и даем экспертное заключение. Дальше за дело берутся социальные службы и полиция. Они уже даже не проверяют, правда это или нет.


Тебя изолируют от твоей жены по закону. Можно и от ребенка. Она начинает истерить и рваться с тобой поговорить, нарушает запрет и оказывается в тюрьме как представляющая опасность. Мы от твоего имени и по твоему согласию подаем на развод. Ни тебе, ни адвокату в тюрьму ходить не надо. Ты в это время «страдаешь» на французском побережье, — по лицу рассказчика скользнула злая гримаса.


— Вас развели. Процедура упрощена, так как твоя супруга — «семейно-бытовой нарушитель»… Твой адвокат подает на раздел имущества и выступает с требованием, чтобы ей достался «чупа-чупс», ну ты понял… Кодекс в части раздела имущества тоже тогда под сурдинку «справедливости для женщин» подправили как надо. Как тогда феминистки за это на митингах орали! Мне до сих пор смешно. Я с ними разговаривал, они так ничего и не поняли. Ну и шут с ними.


В это время твоя благоверная сидит за решеткой. К ней приходит её адвокат, на пальцах разъясняет ситуацию и предлагает то, что передал ему твой адвокат. Например, она соглашаться на то, что вы ей предлагаете, а вы не настаиваете на реальном сроке. Большинство соглашаются. Опеку над ребенком ты можешь ей не дать, так как судимость есть, да еще за насилие в семье. Ты ей оставил только то, что хотел — ту самую «карамельку». Приближаться к тебе она не имеет права. Профит! Мне «бонус» от адвоката. Официально мы заключили договор на оказание тебе дополнительной психологической реабилитации. Всё чисто. Красиво?


— Да, жесть!


— Не, это не жесть. Вот если твоя жена первой к такому адвокату придет, вот тут будет жесть! Сценарий тот же, только ребенка тебе никто гарантированно не оставит, и обсуждаться будет не вопрос, сядешь ты или нет, а на сколько сядешь. Там еще физическое насилие красиво подтянуть можно.


— И что? Часто так приходят?


— Регулярно! Видишь же, не в рыгаловке какой сидим, приличное место.


— Подожди, а сам-то ты как свою семью устраиваешь, чтобы такого не было?


— Никак. Я за эти годы такого насмотрелся — хэштэг #нафигнадо.


— А как же зов плоти?


— Всё просто. Когда припрет, в «тиндере» кидаю типа «кто со мной на острова?», нахожу поприятнее, и едем. Главное потом быстро расстаться, потому что совместное проживание и ведение хозяйства уже опасно. А я видел, как такие обгладывают зазевавшихся пацанов.


— Фига себе! Чего на свете делается. Это же полное разочарование в женщинах! Так и геем недолго стать.


— Ну и что? Как будто это что-то плохое, — нараспев произнес молодой человек, и у его собеседника похолодела спина, — ладно, шучу. Что толку? Я же тебе говорю, совместное проживание и ведение хозяйства уже попадает под семейно-бытовое насилие. Смог доказать, что вместе живете и ведете хозяйство — всё! Можно и без интима. Но со штампом в паспорте, конечно, проще.


Кстати, я же ездил на стажировки по заграницам, так вот, там на эту тему классно этих «альтернативно ориентированных» накололи. Когда у них ввели закон о семейно-бытовом насилии и все эти темы с разводами и посадками заработали, многие решили, как ты и предлагал. К девочкам-то подходить страшно, количество этих стало расти. Девицы тоже отставать не стали, а куда им деваться, друг друга начали радовать.


Через некоторое время их стало много, отношения у них внутри пар ничем не спокойнее, чем в классических парах. Они захотели или им подкинули идею добиться разрешения на однополые браки. И они добились. Пока они тихонечко друг-дружку охаживали, всё спокойно было — пойди еще что-то докажи, а как только они документально всё фиксировать стали (это же официальная «семья») — все прелести закона прилетели и к ним. Так что стать геем — не выход. Точнее, выход, но ненадолго.


— Что же делать? Как не попасть в такие подставы?


— Не знаю. Я вот себе робота заказал. Скоро, конечно, и за права роботов возьмутся, но до этого лет пятнадцать еще есть. Я надеюсь.


— Чего? Какие права роботов?


— Как какие? На сексуальную неприкосновенность, например. Может, он не хочет, чтобы с ним так поступали. Это, кстати, очень удобно будет, если он еще и видео записывать будет, как его эксплуатируют. И на сервер в автоматическом режиме грузить. Все доказательства на одном сервере.


— Блин, ты мне мозг вынес. Так же про что угодно можно! Но зачем всё это?


— Точно, про что угодно. Хоть про права овощей у тебя на кухне. Зачем? Давай еще по одной, есть у меня на эту тему одна очень странная мысль. Я во время стажировок был в Америке. Знаешь, есть ощущение, что всё из-за денег.


promo rvs november 14, 2013 18:43 8
Buy for 10 000 tokens
Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС) – организация, появившаяся в результате общественного движения против внедрения в нашей стране ювенальных технологий. Одну из ведущих ролей в организации гражданского антиювенального протеста играет движение «Суть времени», которое и стало…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.