a11oleg wrote in rvs

Category:

Переезд СПбГУ усилит изоляцию студентов — эксперт

25 июня 2018 года на заседании Попечительского совета СПбГУ была рассмотрена и одобрена концепция единого кампуса. В настоящее время Университет располагается в Петербурге в 227 зданиях. В обществе по поводу его переезда в единый кампус имеются разные мнения как в пользу данной инициативы, так и против нее.

Своим мнением о переезде в беседе с корреспондентом ИА Красная Весна поделилась выпускница СПбГУ, эксперт Городского информационно-методического центра «Семья», благотворительного фонда «Ключ» Галина Сергеевна Курганова.

По ее мнению, переезд СПбГУ в Пушкинский район будет способствовать изоляции студентов, живущих в кампусе, потере времени для преподавателей, трудностям с поиском работы и прохождении практики для учащихся.

ИА Красная Весна: Галина Сергеевна, сейчас много обсуждают планы переезда университета, устройства большого университетского городка в Пушкинском районе Санкт-Петербурга. Сторонники переезда говорят, что университет разбросан по городу, что это неудобно, что лучше расположить все факультеты в одном месте. Что Вы думаете по этому поводу?

Курганова: Я — студент давних времен. Моя студенческая жизнь приходится на 1978–1983 годы. Как раз на то время, когда физфак, химфак и матмех переезжали в Петергоф и был построен большой комплекс общежитий в Петергофе. В то время были разговоры о том, чтобы построить в Петергофе большой студенческий городок и перевести туда все факультеты университета.

Я училась на экономическом факультете университета. Что я могу сказать по месту расположения зданий университета по всему городу? Да, студенты университета жили не только на своем факультете. Лекции проходили в разных местах. Мой факультет располагался на улице Чайковского, но мы ездили на занятия иностранным языком в главное здание, туда же мы ездили в библиотеку. Были лекции и занятия на географическом факультете, а лекции и экзамены по математике были на факультете прикладной математики.

Для меня как для студентки это было знакомство с университетом и знакомство с городом. Вступительные экзамены мы сдавали на истфаке, в огромной старинной, обязывающей к уважению, аудитории. Занимались в большой физической и большой химической аудиториях, расположенных в то время рядом с Главным зданием. До учебы в университете я мало передвигалась по городу.

Учеба занимала много времени, и кружки, кроме Дворца пионеров, были в моем микрорайоне. Я хорошо ориентировалась в своем микрорайоне, но город был для меня неизвестен. Студенческая жизнь, необходимость переездов на другие факультеты, раскрыли мне родной город.

У каждого факультета была своя особая жизнь. Когда я работала в студенческом стройотряде — он у нас был межфакультетский — то собрания проходили на географическом факультете и на факультете прикладной математики. Это придавало какую-то специальную окраску, азарт, динамику, особое чувство причастности к большой общей жизни.

Новый год мы праздновали в общежитии в Петергофе. Я хочу сказать, что это пространство было открыто для свободного доступа, специальных пропусков не требовалось. Я прокладывала маршруты, смотрела, что это за здание, его историю, и город постепенно мне открывался. Для меня было важно еще и то, что мои родители — тоже выпускники университета. Они мне показывали, где они учились, а я им показывала, где я учусь. Чувствовалась связь поколений.

А библиотеки?! Можно было пользоваться не только библиотекой университета, но и библиотекой Академии Наук, Публичной библиотекой, которые расположены в центре города. Я всегда ценила огромное научно-культурное пространство университета, проведение занятий в разных местах. Я никогда не жалела, что приходилось ездить — это было очень ценно.

Был еще один момент — это посещение дополнительных лекций на других факультетах. Я не знаю, насколько сейчас возможно в строгой системе охраны, пропусков, но тогда было очень просто, и многие студенты интересовались такими лекциями. Я помню, как мы ходили на географический факультет слушать лекции Льва Николаевича Гумилева — набивалась громадная аудитория!

Читайте также: Вырывать СПбГУ губительно для общества — прервется преемственность

ИА Красная Весна: Что Вы можете рассказать о переезде части факультетов Университета в Петергоф?

Курганова: По вопросу о переезде матмеха и физфака в Петергоф уже тогда было много споров. И несмотря на то, что переезд состоялся, это всё горячо обсуждалось — плюсы и минусы. Я не могу сказать, что это однозначно позитивно воспринималось, потому что это научная база, оборудование, библиотеки. Я знаю, что часть дорогого оборудования химического факультета так и не удалось перевезти в Петергоф.

Слышала, что лучшие преподаватели отказались ездить в Петергоф и вынуждены были перейти в Технологический институт. Переезд увеличил изоляцию студентов, живших в Петергофе, от жизни в городе и от студенческой жизни, а также от мест возможной практики и трудоустройства.

Например, во время учебы в университете я училась и работала. Место учебы в городе позволяло мне найти работу в соответствии с моими научными интересами. Я могла учиться и смотреть, что есть в городе, куда я потом смогу пойти работать.

Я помню, что строительство университета в Петергофе оказалось гораздо дороже, чем закладывались в смету. Так обычно бывает: что в смете не могут учесть множество разных непредвиденных расходов.

Читайте также: Сгон СПбГУ не решает проблемы, а маскирует их? Но есть альтернатива

ИА Красная Весна: Что Вы думаете о новом возможном переезде в Пушкинский район? Какие видите риски, возможные выгоды нового проекта?

Курганова: Я уверена, что вопрос создания этого огромного кампуса, этакого «наукограда», нового университетского городка в Пушкинском районе, требует глубочайшей проработки.

Для людей, которые сейчас работают в университете, сразу встанет вопрос жилья или мобильности, что неминуемо повлечет за собой вопрос сохранности кадров, этого золотого фонда университета — профессорско-преподавательского состава. У них есть семьи, и по опыту первого переезда я знаю, что многие тогда оставили преподавание в университете, потому что им было сложно ездить в Петергоф. А как те, кто тогда переехал в Петергоф и живет сейчас там, насколько им будет комфортно переехать еще раз или приезжать в этот новый кампус для чтения лекций? Это явно не самый простой процесс.

Бизнес-модель этого огромного проекта должна быть открыта, понятны все плюсы, минусы, риски. Большой вопрос в том, насколько будут мобильны студенты, которые будут находиться в этом кампусе за территорией города? Будет ли возможность или желание приезжать в город, или это будет какой-то обособленный, закрытый городок со своими правилами? Насколько это сейчас нужно, с учетом новых технологий и интернета?

ИА Красная Весна: Правильно ли я поняла Вас, что Вас беспокоит вопрос дополнительной изоляции вдобавок к существующей изоляции людей из-за интернет-технологий?

Курганова: Да, именно это! Скорее всего, это будет замкнутая ячеистая система, когда каждый сидит сам по себе, закрытый и изолированный от других. Как людям строить друг с другом отношения, как им этому учиться, если они изолированы? А ведь умение работать в команде, умение строить отношения друг с другом — это веление времени, то, что очень скоро будет очень востребовано.

Вспоминаю, как мы были вынуждены ездить по разным факультетам: хочешь-не-хочешь, а надо ехать. А что будет в том случае, когда всё будет подведено: литература, занятия, еда и др.? Захотят ли студенты ездить, захотят ли они выходить из своей изоляции? Зачем тогда двигаться и куда двигаться? Я вижу, что это будет дополнительная изоляция студентов от других людей и сообществ.

ИА Красная Весна: Как Вы думаете, будет ли новое месторасположение университета удобно для студентов и преподавателей, которые живут в городе?

Курганова: Да, это еще один немаловажный вопрос. У нас всегда учились люди не только из регионов, но и из Санкт-Петербурга. Когда университет расположен в Петербурге, то до него из любого района города можно доехать. Но насколько удобно и без ущерба для здоровья будет доезжать до нового месторасположения университета жителям Санкт-Петербурга? Город-то сильно вырос. Два часа в одну сторону — это серьезная нагрузка и для студентов, и для людей, которые занимаются научной деятельностью.

Для преподавателей, которые читают лекции, ведут практические занятия, семинары, нужно достаточно времени, достаточно свободы. Жить в состоянии стресса, быть сильно зажатым — и отдаваться творчеству очень трудно.

ИА Красная Весна: Что Вы думаете о студенческих семьях, может быть, им будет удобнее в новом кампусе?

Курганова: Сейчас, конечно, не так часто встретишь беременных студенток. Но если правительство всерьез намерено решать демографическую проблему и озабочено снижением возраста первой беременности, то важно позаботиться и о семейных студентах. Нужны детские сады, детские ясли, поддерживающие родственники. На новой территории, маркированной посылом, что это территория настоящей науки, трудно, мне кажется, будет решить проблему рождаемости в семьях студентов.

Читайте также: Как в Кембридже? В Петербурге усомнились в необходимости переезда СПБГУ

ИА Красная Весна: Возможно, на новом месте будет легче решаться вопрос трудоустройства студентов?

Курганова: Важный вопрос, ведь поиск работы начинается еще со студенческих лет. Недаром производственная практика была для нас поиском себя в профессии. Важно, чтобы место учебы было недалеко от места работы. К тому же сейчас многие студенты вынуждены работать, чтобы оплатить свое обучение. При удаленном месте проживания и учебы труднее будет совмещать учебу и работу, и, возможно, многим придется сделать выбор не в пользу учебы. Таким образом, переезд университетского комплекса за черту города существенно ухудшит возможности обучения наиболее социально незащищенных студентов.

В заключение хочу сказать о том, что, конечно, есть разные модели организации университетов. Есть американские кампусы как студенческие городки. Но нужно ли нам разрушать нашу модель, чтобы построить другую? Эффективнее ли новая модель? Есть ли на него ответ?

Для этого нужны сравнительные исследования. Я бы сделала эти исследования открытыми, чтобы можно было анализировать, задавать вопросы, сравнивать и только после этого принимать решение.

Я слышала такой аргумент в пользу перевода университета: дескать, здания университета очень старые и не соответствует современным требованиям. Но разве нельзя ограничиться ремонтом?

Возможно, наши здания университета были не самые современные на тот момент. Возможно, там что-то было устаревшее, но, судя по карьере, которую сделали мои однокурсники, это нисколько не помешало им занять ведущие позиции в науке, культуре, экономике и политике нашей страны. Я не вижу необходимости что-то менять, если то, что есть, как минимум, не хуже.

promo rvs november 14, 2013 18:43 10
Buy for 10 000 tokens
Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС) – организация, появившаяся в результате общественного движения против внедрения в нашей стране ювенальных технологий. Одну из ведущих ролей в организации гражданского антиювенального протеста играет движение «Суть времени», которое и стало…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.