a11oleg wrote in rvs

Categories:

Мюнхен и Сорос против демографии: планы глобалистского реванша

Аннотация

Остановка промышленного развития под видом борьбы с «климатическими изменениями» и сокращение численности населения с помощью снижения рождаемости – не самостоятельные проекты, а взаимосвязанные стороны одного и того же проекта, имя которому глобализация, а идеология – так называемое «устойчивое развитие». Ратуя за сохранность климата, к которой человечество отношения не имеет, организаторы Мюнхенской конференции продвигают явочным порядком всю эту глобалистскую повестку.

Мюнхенская конференция по безопасности, которая прошла в баварской столице в середине февраля, обратила на себя внимание многими вещами. Помимо главного — фактического признания несостоятельности «трехсторонней» модели глобального устройства, предусматривающей раздел России по Уралу, которая, как констатировали участники форума, в том числе западные, уступает место представлениям о глобальном треугольнике США — Россия — Китай, в рамках конференции прошла и панельная дискуссия по вопросам климата. Это — знаковый момент, который указывает на то, что, во-первых, «лобовой» вариант наступления на нас в сфере геополитики потерпел фиаско и на смену ему выбран обходной климатический маневр. Во-вторых, тематика изменений самого климата забуксовала, причем, настолько, что ее актуальность реанимируют с помощью привязки к проблемам безопасности. Как будто экологическая и климатическая безопасность — не часть национальной и глобальной безопасности, как на самом деле, а нечто самостоятельное и самоценное, включающее безопасность в целом, как таковую, в том числе военную. В частности, в числе участников «панели» был представлен натовский генерал, экс-начальник штаба вооруженных сил Нидерландов, который возглавляет некий недавно созданный Международный военный совет (!) по климату и безопасности. В-третьих, участники дискуссии, среди которых показательно не наблюдалось представителей России, Китая и Индии, даже не пытались скрывать, что генеральной задачей «борьбы с климатическими изменениями» является пропагандистская накачка населения идеями «устойчивого развития». И чтобы соединить одно с другим, пригласили исполнительную директрису Greenpeace — экзальтированную мадам маргинального прикида и взглядов, которая отчаянно маскировалась под респектабельность, а генерал, как мог, ей подыгрывал, называя натовских военных «союзниками» экологов. Был у сюжета «панели» и еще один срез: влиятельный республиканский сенатор Линдси Грэм, старательно отрабатывая задачу минимизации ущерба имиджу США в глазах «экологической» публики от выхода Дональда Трампа из Парижского соглашения по климату, говорил по времени примерно столько же, как все остальные участники, вместе взятые. И убеждал «достопочтенную публику», на мой взгляд, неубедительно, что влиятельнейший нефтегазовый сектор экономики США, выразителем интересов которого является Белый дом, саботирует Париж не по идейным, а по экономическим соображениям. Экология — дорогое удовольствие, поэтому альтернативой сокращению выбросов, доказывал Грэм, мы-де в Америке видим корпоративные вложения в инфраструктуру, а чтобы продвинуть «зеленые» тенденции, бизнес надо заинтересовать перспективой прибыли. В случае, если это получится, по его словам, тогда все, что угодно, прокатит, включая углеродный налог.

Нарисовалась на «панели» и исполнительный директор Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК) Патрисия Эспиноза, которую пригласили для того, чтобы загладить грандиозный провал на мадридской конференции Сторон РКИК в декабре прошлого года, когда участники переругались из-за механизма реализации 6-й статьи Парижского соглашения о торговле квотами. Смысл в том, чтобы страны, которые взяли на себя обязательства (национальные вклады) с запасом, от которого кое-что «остается», могли продать этот запас тем, кто «перебрал». И здесь понятно, что каждый хотел себе запас побольше за счет соседей, чтобы с них потом за это поиметь. Но дураков нет, «дебит» «повышенных запасов» никак не сходился с «кредитом» глобального суммарного потолка, существенно его превышая; иначе говоря, торговать воздухом под видом квот хотели все, а покупать — никто, вот и не договорились. И знаете, что самое интересное, читатель? То, что даже завзятые либералы и лоббисты климатического «лохотрона», концентрация которых, помимо прежнего состава российского правительства, ВШЭ и РАНХиГС, превыше всего в мидовских ведомственных вузах, и те сквозь зубы признают, что неповоротливость в реализации Парижского соглашения объясняется просто. Всем вокруг хорошо известно: климатические изменения происходят по естественным длинным природным циклам и не имеют абсолютно никакого отношения к тому, что зовется «антропогенным» или, проще, промышленным фактором, удельному весу которого в подвижках климата один процент — красная цена в базарный день. И раз весь климатический процесс — никакой не «момент истины» для человечества, а попытка всунуть в колоду шестой туз в расчете на наивность «лохов», то каждый из таковых в ответ на это придерживал в рукаве седьмой туз, а если надо — то и восьмой и т.д.

Но почему в климат именно сейчас вцепились с таким остервенением, что начали натягивать это «изделие» на мюнхенский геополитический «глобус»? Давайте отмотаем время назад. Не намного, на полгода всего. И вернемся в сентябрь 2019 года, когда известным, достаточно одиозным СМИ под названием Project Syndicate, среди видимой части спонсоров которого выделяется глава Microsoft Билл Гейтс, был опубликован некий манифест под претенциозным названием «Мир и ООН должны сократить численность населения». Вот показательная из него выдержка: «Общее воздействие человека на глобальную окружающую среду является продуктом численности населения и среднего потребления на душу населения. Межправительственная группа ООН по изменению климата пришла к выводу, что рост населения и экономический рост (потребление) являются двумя основными причинами глобального потепления. Потребление ресурсов на душу населения и выбросы парниковых газов в развитых странах являются самыми высокими, в то же время быстрый рост населения в развивающихся странах приводит к исчезновению лесов и биологического разнообразия».

Прежде чем перейти к резюме этого опуса, отметим, что упомянутая «межправительственная группа» — МГЭИК или IPCC — это то самое сборище международных аферистов, из-под пера которых периодически выходят алармистские доклады, выводы которых пишутся еще до созыва пишущих их рабочих групп. И даются последним в виде даже не ориентира, а установки для подгонки решения. С задачей доказать недоказуемое, что будто бы «антропогенный» фактор — решающий. За лживый фильм «Неприятная правда» о «глобальном потеплении» основатель этого сборища Альберт Гор — вице-президент при Клинтоне и незадачливый соперник Буша-младшего на выборах 2000 года — был отмечен Нобелевской премией, но стать президентом это ему не помогло. Конъюнктурность МГЭИК доказывается просто. Только один пример. Есть базовый документ так называемого «устойчивого развития» — Рио-де-Жанейрская декларация по окружающей среде и развитию (Декларация Рио) 1992 года. В ней черным по белому записано, что платит за выбросы парниковых газов загрязняющий, а подсчет балансов между выбросами и их поглощением природной средой, то есть порядок определения загрязнителей, каждая страна вправе проводить по собственным методикам. Однако и в Киотском протоколе (ст. 5.2), и в Парижском соглашении (ст. 31. а «Проекта решения» Парижской конференции) почему-то это право у стран изъято и передано МГЭИК, по методике которой Россия каким-то образом из почти четырехкратного плюса обрушивается в минус и провозглашается загрязнителем, а не донором планеты. Впрочем, понятно почему: рука руку моет!

Но не это здесь главное, и приведенное отступление о сущности МГЭИК — только лишь для иллюстрации и понимания, с какими махинаторами имеем дело. Ося Бендер рядом с ними — жалкий школьник: ладью, и ту без последствий украсть не смог! Главное в приведенной цитате — высосанная из пальца якобы «связь» потребления ресурсов с промышленным ростом в развитых странах и с увеличением численности населения в развивающихся. Эта дилемма для всего «лохотрона» основная, и ясно, что поскольку ее решение заказчиками климатического процесса отыскивается в интересах Запада, который собственное потребление ограничивать не намерен, то в остальном мире по этой логике следует добиваться кардинального снижения численности населения. Ибо теленочек маленький — на всех не хватит». Из этого и вытекает предложение четырнадцати авторов того сентябрьского манифеста, среди которых мы опять-таки не обнаруживаем представителей России и Китая, хотя и видим некоего индийского демографа, вернуться к идее сокращения численности населения. Внеся это предложения в качестве еще одной, восемнадцатой «Цели устойчивого развития» (ЦУР), дополняющей семнадцать таких «Целей», принятых в 2015 году четвертым Всемирным саммитом ООН взамен прежних восьми «Целей развития тысячелетия» (ЦРТ) из Декларации тысячелетия первого такого саммита 2000 года.

Почему «вернуться»? При ближайшем рассмотрении выясняется, что задача депопуляции — продукт отнюдь не постсоветской эпохи. А тот самый «лом», один из упомянутых двух, наряду с остановкой промышленного развития, который в расчете на отсутствие против него «приема» был вброшен в мировой общественно-политический дискурс с созданием в конце 60-х годов прошлого века Римского клуба. Но еще почти за век до этого в Англии, на волне новомодных взглядов, связанных с торжеством вульгарного материализма в науке, появилась теория народонаселения Томаса Мальтуса, утверждавшего, что естественная тяга человечества к размножению рано или поздно вступит в противоречие с материальными возможностями планеты. И будет остановлена одним из двух вариантов развития событий — сознательным сокращением рождаемости или голодом и войной за ресурсы. Так ли это на самом деле? Нет, не так! Рост, которым оперируют подобные теории, и развитие — разные вещи. Первое — количественное, второе — качественное. Развитие, охватывающее все сферы общественной жизни, а не только экономику, не сводится к росту, поэтому пределов у него нет. Просто, по мере взросления, человечество будет отыскивать решение тех проблем, которые на сегодняшнем уровне развития его не имеют. Будет сталкиваться с новыми такими проблемами. И взрослеть дальше, отыскивая и их решение. И так — до бесконечности.

Наряду с основоположником теории эволюции Чарльзом Дарвином и его двоюродным братом Фрэнсисом Гальтоном, одним из создателей евгеники, Мальтус с его теорией сформировал британский колониальный расизм, выраженный формулой Редъярда Киплинга о «бремени белого человека», а также расовыми взглядами Бенджамина Дизраэли и Сесила Родса. Реанимировав «реформационную» идею Джона Ди о распространении британской системы парламентского монархизма на весь мир, они стали предтечей фашизма и нацизма, тесно связанного с колониальной практикой британских элит. Достаточно напомнить, что предводитель британской фашистской партии Освальд Мосли приходился зятем влиятельнейшему геополитику лорду Керзону, а другой лорд, Галифакс по сути договорился с Гитлером о стратегическом союзе двух стран, но нацистский фюрер, не проявив «нордической выдержанности», похоронил этот план излишней экспрессией по отношению к критике в свой адрес британских СМИ.

В русле разработок «генетически чистого» человека и соответствующего контроля над рождаемостью в 1907 году в Британии, при активном участии крупного писателя и разведчика Герберта Уэллса, а также будущего нобелевского лауреата Бертрана Рассела и основоположника современной геополитики Хэлфорда Маккиндера, было создано Евгеническое общество. Оно сохранилось по сей день и носит название Институт Гальтона. На этом фундаменте и в этом русле и появился в 1972 году первый доклад Римскому клубу «Пределы роста», подготовленный группами Джея Форрестера и Денниса Медоуза в Массачусетском технологическом институте (МТИ). Если суммировать, то в «сухом остатке» этого документа доминируют те же самые идеи, которые составили основу прошлогоднего манифеста Project Syndicate: остановка промышленного роста (в докладе — на уровне 1975 г.) и ограничение рождаемости (в докладе — не более двух детей в семье). Цинизм предложений об «окончательном» решении «демографического» вопроса наглядно демонстрируется следующей цитатой из «Пределов роста». «Чрезмерный рост населения — явление недавнего времени, результат снижения смертности, — читаем в документе. —Есть только два способа исправить возникший дисбаланс — либо снизить темпы прироста численности населения и привести их в соответствие с низким уровнем смертности, либо позволить уровню смертности снова возрасти». Забегая вперед, отметим, что в эту цитату укладываются все способы увеличения уровня смертности: голод, войны, локальные конфликты, эпидемии и т. д. Стратегия «планирования семьи» и растление детей и молодежи — едва ли не самая важная часть этой человеконенавистнической программы, конечной целью которой провозглашается сведение численности населения до максимум 500 млн человек: высший слой элиты, на продление физического существования которого будут брошены все высвобожденные ресурсы, и обслуживающий ее трудовой «персонал», лишенный социализации и работающий за еду. Человечество, таким образом, действительно упирается в тупик. Технологический прогресс ведет к высвобождению рабочих рук, которым капитализм с его атавистической частной формой присвоения попросту не может отыскать применения. И потому сживает их со света. Если еще недавно говорили о «золотом миллиарде», то сейчас в ходу другая концепция — «платиновых» ста миллионов.

«Пределы роста» стали первым звеном в цепочке программных докладов Римского клуба, нарисовавших «дорожную карту» будущих управляемых глобальных перемен, квинтэссенцией которых служит название четвертого доклада Яна Тинбергена «Пересмотр международного порядка» (1976 г.) с заложенной в него идеей замены национальных суверенитетов неким «коллективным». То есть — глобализации в ее современном виде глобалистской фазы развития Запада.

Но еще задолго до этого, в 1952 году, в США был создан Совет по народонаселению (Population Council), тесно связанный со вторым поколением клана Рокфеллеров — Джоном Рокфеллером II. Негласная опека этим семейством ООН, начало которой было положено выделением земли под здание Секретариата организации на Манхэттене, обеспечила новой НКО консультативный статус при Экономическом и социальном совете (ЭКОСОК), одном из главных органов ООН, который сохраняется за ним и сегодня. Технологии планирования семьи, детского секспросвета, пропаганды толерантности и созданный на Западе и распространяемый по миру культ нетрадиционной ориентации — куплеты именно из этой «песни». С самого окончания Второй мировой войны этот процесс под крышей ООН шел медленно, но верно. Сначала был поставлен вопрос о религиозных, национальных и языковых меньшинствах и об их правах. Затем, по мере укоренения эксклюзивного статуса таких меньшинств, мировому сообществу навязали знак равенства между ними и правами человека как таковыми. И только после этого и уже в постсоветское время начали вводить в перечень меньшинств тех, кто привержен сексуальной нетрадиционности. И продвигать ее во главу угла всей политики «защиты» их «прав». Переломные рубежи — появившиеся при поддержке ООН «Декларация принципов толерантности» (1995 г.) и особенно третье издание Гуманистического манифеста (2000 г.), снявшего все табу и нравственные запреты на любые виды извращений — от выставления напоказ принадлежности к ЛГБТ-сообществу до инцеста.

Надо ли говорить, что борьба с традиционной семьей, частью которой является и ювенальная тематика, и настырное проталкивание «толерантной» трактовки пресловутого «семейно-бытового насилия» — важнейшая часть политики принудительного сокращения численности населения в том виде, в котором она развернута сегодня. За время, прошедшее после распада Советского Союза, когда на продвижение этой политики были сняты запреты не только в России, но и во всем мире (из одного этого видно, как «мешал» СССР), под нее подведена солидная международно-правовая база. Приведем выдержки из ряда документов, в которых борьбе с рождаемостью пытаются придать «концептуальное» обоснование на уровне документов ООН или тех, что получили в этой международной организации официальную поддержку:

  • «Для достижения устойчивого развития и более высокого качества жизни государства должны ограничить и ликвидировать нежизнеспособные модели производства и потребления и поощрять соответствующую демографическую политику» (принцип 8-й Декларации Рио, 1992 г.);
  • «Для достижения устойчивого развития необходимо не только сокращать численность населения, но и снижать уровень потребления» (из доклада Комиссии ООН по глобальному управлению и сотрудничеству под председательством Ингвара Карлссона «Наше глобальное соседство», 1995 г.);
  • «Мы глубоко убеждены в том, что экономическое развитие, социальное развитие и охрана окружающей среды являются взаимозависимыми и взаимодополняющими компонентами устойчивого развития, что составляет основу наших усилий по обеспечению более высокого качества жизни всех людей» (из Копенгагенской декларации ООН о социальном развитии, 1995 г.).

Что во всем этом самое главное? То, о чем мы уже говорили, а теперь повторим. Остановка промышленного развития под видом борьбы с «климатическими изменениями» и радикальное сокращение численности населения с помощью снижения рождаемости — не самостоятельные проекты, а разные, но взаимосвязанные стороны одного и того же проекта, имя которому глобализация, а идеология которого — так называемое «устойчивое развитие». И поскольку именно об «устойчивом развитии» шла речь на упомянутой «панели» Мюнхенской конференции, то следует понимать, что, ратуя за сохранность климата, к которой человечество никакого отношения не имеет, организаторы подобных мероприятий одновременно продвигают всю повестку «устойчивого развития», а не только его климатическую часть. А на ней акцент делается только потому, что «борьбу» за климат проще «продать» общественности, чем сокращение численности населения, сам тезис которого откровенно попахивает фашистским геноцидом. Есть и еще две стороны «устойчивого развития», которые мы уже затрагивали, — опускание в архаику не элитной части человечества, которая будет выбрана на роль обслуги «сливок общества», чтобы исключить возможность ее социальной организации, а также уничтожение государств и переход к «глобальному суверенитету». Получается четырехзвенная формула «устойчивого развития» — так называемые «четыре ДЕ», о которых автор этих строк не устает напоминать уже второе десятилетие: «деиндустриализация, депопуляция, десоциализация, десуверенизация». Это и есть конечная точка и глобализации как проекта, и «устойчивого развития» как ее идеологии.

Как доказать, что дело обстоит именно так, а не иначе, и мы не наводим тень на плетень, очерняя чьи-то планы и усилия, «исполненные благородством и заботой о будущем человечества»? Помимо документов, существуют и свидетельства самих лоббистов этого замысла, которые иногда в «пассионарном» порыве, или утратив бдительность, проговариваются по Фрейду, выдавая очень характерные его детали. Приведем выдержку из очень показательной программной и весьма откровенной, пылающей ненавистью к человечеству и России статьи одного из идеологов антисоветского переворота в нашей стране, экс-мэра Москвы Гавриила Попова. Статья эта, опубликованная в «МК» 25 марта 2009 года, в разгар мирового финансового кризиса, была адресована лондонскому саммиту «Группы двадцати» и называется «Кризис и глобальные проблемы». Она ни в коей мере не утратила актуальности и сегодня. Более того, судя по мюнхенской «панели», по ней все и идет, только не все получается. Итак, «пять блоков глобальной социально-экономической перспективы», по Попову:

«Первый: необходимо введение мировой гарантированной валюты…

Второй: необходимо изъять из национальной компетенции и передать под международный контроль ядерное оружие, ядерную энергетику и всю ракетно-космическую технику. Нужна передача под глобальный контроль всего человечества всех богатств недр нашей планеты. Прежде всего — запасы углеводородного сырья. Под мировой контроль должна перейти охрана окружающей среды и мирового климата.

Третий: должны быть установлены жесткие предельные нормативы рождаемости с учетом уровня производительности и размеров накопленного каждой страной богатства… Пора выйти из тупика, на который указывал еще Мальтус: нельзя, чтобы быстрее всех плодились нищие…

Четвертый: необходима разработка новой системы человеческой жизни, основ новой цивилизации. Среди ее параметров: потребление энергии должно быть минимальным. Речь идет о малоэнергозатратной цивилизации. Новая цивилизация предполагает рациональное расселение человечества в наиболее благоприятных зонах планеты… Наиболее перспективным представляется генетический контроль еще на стадии зародыша и тем самым постоянная очистка генофонда человечества.

Пятый: …страны, которые не примут глобальную перспективу, должны исключаться из мирового сообщества».

Комментарии излишни. И так ясно и то, что именно они собираются делать, и как все это увязывается единой логикой. В том числе с «глобальной политической перспективой», в рамках которой Попов требует мирового правительства и парламента, мировой армии и правоохранительных органов, мировых СМИ. И «достойное кистей Айвазовского» резюме: «Кризис 2008 года ставит — если не хотим повторения — задачу формирования новой цивилизации, в которой глобализм будет постоянно преодолевать национально-государственные и национально-территориальные формы…»

Теперь понятно, читатель, почему так взялись за Россию? А теперь и за Китай? Наши страны, выражаясь языком действующей Стратегии национальной безопасности США, — «ревизионистские державы», пытающиеся изменить мировой порядок. Частью которого и является эта людоедская программа. Признание «глобального треугольника» США — Россия — Китай, означающее банкротство «трехстороннего процесса», который концептуальными кругами Запада продвигался на протяжении 75 послевоенных лет, означает новый виток внешнего и внутреннего нажима. Вдумаемся: ни Россия, ни Китай ограничения рождаемости не принимают, в наших странах проводятся в жизнь беспрецедентные меры по выравниванию демографического дисбаланса, который образовался в результате следования в западном фарватере. Курс на укрепление независимости, провозглашенный краеугольным камнем конституционных изменений 2018 года в КНР и нынешних в России, со всей очевидностью идет вразрез с упомянутым приоритетом глобализма. Авторов программы, изложенной Поповым, это явно не устраивает, поэтому наряду с внешним санкционным давлением на Москву и Пекин активно применяются и меры подрыва внутренней стабильности. Например, прошлогодняя протестная вакханалия в Гонконге или кампания по внедрению в российское законодательство таких «точек невозврата» из-под западного внешнего управления, как законопроекты в сфере ювенальной юстиции и «семейно-бытового насилия». А еще — проталкивание такой «реформы» образования, которая заложила бы в мозги подрастающего поколения извращенные представления о ценностях, о том, «Что такое хорошо, и что такое плохо?» — помним такое детское стихотворение взрослого поэта Владимира Маяковского? Пресловутая «борьба за климат» — это лозунг, из-под которого торчат уши и рога совсем другого плана, тех самых «четырех ДЕ».

Самое интересное: в один ряд с Россией и Китаем эти западные круги ставят и американскую администрацию Дональда Трампа, которая, с их точки зрения, тоже страдает «ревизионизмом», отвергая глобализм по всему перечню «четырех ДЕ». Об этом совсем недавно, в январе нынешнего года, на Давосском Всемирном экономическом форуме (ВЭФ), брызгал слюной Джордж Сорос, усмотревший главную «угрозу открытому обществу» в «национализме авторитарных правителей сильнейших мировых держав — США, Китая и России», список которых он дополнил еще и Индией.

Показательно: войну за «открытое общество», которую Сорос объявил «глобальному треугольнику» в защиту прежней, «трехсторонней», глобалистской модели «нового миропорядка», это отживающее свой век злобное ископаемое призывает вести не где-нибудь, а в сфере образования. И не случайно, что итогом его выступления в Давосе стала презентация проекта OSUN — «Университетской сети открытого общества». И если первый этап ее реализации Сорос связывает с «более тесным объединением существующей сети», то на втором он обещает «открыть эту сеть для других учреждений, которые хотят присоединиться и имеют право на это».

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, что против России это будет развернуто в виде завлекания в OSUN российских вузов под обещание соответствующего внешнего финансирования и грантов. И нет сомнений, что все те, кто сегодня с пеной у рта лоббируют внедрение ювеналки и борьбу с «насилием в семье», внезапно окажутся держателями, а то и распорядителями этих грантов. Как и в том, что найдутся — куда ж без них! — и те, кто под лозунгом «Деньги не пахнут!», спекулируя на проблемах финансирования образовательной сферы, ограничивающих ее «инновационный потенциал», постараются навязать нам новую «реформу» не только высшей, но и средней школы. С внедрением в нее программ, продвигающих упомянутый план «четырех ДЕ».

Не видеть всего этого сегодня — означает проиграть наше общее завтра, лишив себя и страну будущего. Нынешний вброс этой тематики — от Project Syndicate до Сороса в Давосе и «панели» в Мюнхене — явно не случаен. Запускается новый раунд гибридной войны за сохранение элитарно-олигархического контроля над миром, и наша страна, как всегда, — в перекрестье вражеского прицела. Так что будем бдительны.

Источник ИА REGNUM


promo rvs november 14, 2013 18:43 10
Buy for 10 000 tokens
Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС) – организация, появившаяся в результате общественного движения против внедрения в нашей стране ювенальных технологий. Одну из ведущих ролей в организации гражданского антиювенального протеста играет движение «Суть времени», которое и стало…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.