a11oleg wrote in rvs

Category:

Семья и политика-2020. Кому нужна перестройка семейных отношений по методу Солженицына

Феминистки и заветы Солженицына
Скопина Ольга © ИА Красная Весна
Последние два года в социально-политическом отношении были не самыми спокойными. Принятая в 2018 году пенсионная реформа обрушила остатки доверия общества к власти, как показал проведенный летом 2019 года опрос АКСИО-8. Почти одновременно с протестами против принятия пенсионной реформы летом 2018-го забурлил Северо-Запад страны, но уже из-за «мусорных» инициатив власти. И без того «горячую любовь» народа к правительству всячески подогревали заинтересованные в такой «любви» господа из «несистемной оппозиции», чьи сердца, мысли и/или работодатели находятся на Западе. Реформаторский зуд власти открыл для них богатейшие возможности для ведения «социальной работы» с населением.

Народное возмущение проявляет себя удивительным образом. Во время протестов 2018 года против безграмотной, вредной и вызывающе нагло проталкиваемой тогда пенсионной реформы на митинги в наиболее крупных городах приходило от силы две-три тысячи человек. А ведь последствия принятия пенсионной реформы ударили по всем жителям России от Калининграда до Владивостока. Но стоило в августе 2019-го раздуть скандал из-за якобы неправомерного отказа в регистрации на муниципальные выборы в Москве нескольким «оппозиционным кандидатам» — и на московские улицы выходят с протестами десятки тысяч «рассерженных горожан».

Получается, что права нескольких оппозиционеров из числа единомышленников и «коллег» Алексея Навального для москвичей важнее, чем собственные пенсии? Или это количество и есть своеобразный результат реформ 2018 года?

Возглавили августовский «народный протест-2019» в целом те же господа, которые в 2011–2012 годах кричали на Болотной, что «они здесь власть». Смогли бы эти господа вывести на улицы столько же людей под аналогичный повод сразу после крымского референдума?

Но параллельно с социально-политическими проблемами (как будто их одних мало!) общество в 2019-м году взбудоражили дела семейные. И уголовные. На всю страну прогремели два громких и шокирующих уголовных дела: сестер Хачатурян и профессора Соколова. Девочки убили своего родного отца. Профессор убил свою студентку и сожительницу.

Читайте также: Эра грядущих Соколовых

…И в том же 2019 году группа инициативных граждан принялась активно продвигать законопроект о профилактике семейно-бытового насилия.

Оба упомянутых уголовных дела — это, фактически, крайние, летальные случаи насилия в семье, либо в гражданском браке. Не удивительно, что оба случая были оперативно использованы сторонниками принятия закона о профилактике семейно-бытового насилия в качестве доказательства своей правоты.

Куда интереснее, что активную информационную «раскрутку» кампании за закон о СБН и, одновременно, в поддержку сестер Хачатурян проводили такие «оппозиционные» СМИ, как «Медуза» и «Новая газета». Акции против семейного насилия освещались этими изданиями почти так же активно, как и белоленточные протесты в Москве в августе 2019 года. И в прямой связке с протестами.

К примеру, автор «Новой газеты» в статье «Политическое — это Хачатурян. Почему протесту нужно помнить о домашнем насилии» прямо увязывает акции поддержки сестер Хачатурян с белоленточными протестами прошедшего лета:

«Стоит вспомнить, что 27 июля, день трагедии демократической Москвы, когда полиция задержала больше двух тысяч человек на мирном шествии, — это и день годовщины убийства Михаила Хачатуряна. 27 июля 2018 года сестры Хачатурян убили своего отца, который на протяжении долгого времени применял к ним психологическое, физическое и сексуальное насилие».

В поддержку спланировавших и осуществивших отцеубийство сестер Хачатурян летом проходили митинги в Санкт-Петербурге, а также пикеты в Санкт-Петербурге и Москве. Митинг в Санкт-Петербурге собрал в поддержку отцеубийц около тысячи человек — количество, сопоставимое с численностью прошлогодних митингов против той же пенсионной реформы.

Организовывали акции в поддержку сестер Хачатурян активистки из радикально-феминистических сообществ. Актив этих сообществ принимал непосредственное участие и в раскрутке медийной кампании за принятие закона о профилактике семейно-бытового насилия.

В той же статье «Новой газеты» автор сетует, что все попытки организаторов согласовать с мэрией Москвы проведение митинга за освобождение сестер Хачатурян на момент написания текста статьи не увенчались успехом. Но организаторы не отчаялись — и на прошедшем 31 августа 2019 года в Москве белоленточном митинге в поддержку не допущенных до выборов в Мосгордуму «братьев и сестер Навального» прошли со своими лозунгами отдельной колонной. 18 августа в Москве прошел благотворительный концерт в поддержку сестер Хачатурян.

Казалось бы: где Любовь Соболь и ее боль от недопуска на выборы, а где сестры Хачатурян? Какая связь между первым и вторым? Да прямая — объясняют в упомянутой выше статье «Новой газеты»:

«Если анализировать уровень агрессии со стороны властей, которым сопровождаются нынешние мирные акции в Москве, мы увидим, как работает насилие, что его жертвой всегда становятся слабые и уязвимые. Противостояние с полицейскими в Москве 27 июля 2019 года — это ни что иное, как последний выпад в сторону агрессора. <…> Структурно действия сестер Хачатурян, а вместе с ними и действия 80% российских женщин, сидящих в тюрьме за убийство ради спасения, ничем не отличаются от действий мирных граждан, которые пытались пройти через полицейские кордоны».

Неслабое сравнение? Убийство отца, каким бы он ни был, «структурно» ничем не отличается от белоленточного митинга. Участники которого куда-то там «пытались пройти через полицейские кордоны»… Куда пройти? Почему именно «через полицейские кордоны»? Обойти никак?

В обсуждениях дела сестер Хачатурян очень часто и закономерно всплывает один вопрос: почему сестры не сбежали из дома и не написали заявление на отца в полицию? Зачем было доводить дело до убийства? Неужели нельзя было обойтись без таких крайностей? В картине мира, которую формирует «Новая газета», сестры Хачатурян, конечно, ну никак не могли написать на истязавшего их агрессора-отца заявление в полицию. Ведь, с точки зрения автора «Новой газеты», российские полицейские «структурно ничем не отличаются» от папы сестер Хачатурян!

Степень бреда, написанного в приведенной выше цитате, становится предельно очевидной, если посмотреть, что пишет автор статьи за пару абзацев до процитированного фрагмента. А написано вот что:

«Сестры Хачатурян — это эмблематическая фигура трех женщин, которые сами себя защитили. Да, ценой убийства. Защитили себя от домашнего насильника, потому что никто другой не смог этого сделать по причине общей установки общества на невключение окружения (соседей и очевидцев) во внутренние дела семьи. И, что самое страшное, невключение государства и правоохранительных органов в ситуацию семейного насилия».

Самое страшное, по словам автора «Новой», — это «невключение в ситуацию семейного насилия» государства и правоохранительных органов. Того самого государства и тех самых правоохранительных органов, которых сам автор статьи двумя абзацами ниже прямо называет агрессором!

«Что дает силу людям выходить на улицу 27 июля и 3 августа? Они живут в условиях государственного произвола, они не могут молчать», — пишет журналистка «Новой газеты». Люди, значит, живут «в условиях государственного произвола» — и потому государство просто обязано срочно вмешаться «во внутренние дела семьи».

Какой результат можно получить, сложив вместе эти два утверждения? Автор «Новой газеты» призывает решать проблему семейного насилия включением во внутренние дела семьи «агрессора» под названием государство. Того самого агрессора, которому так храбро «противостояли» в августе 2019 года «слабые и уязвимые» «братья Навального и Соболь», а также «сестры сестер Хачатурян».

Что-то тут не так. Возможно, проблема в методе анализа статьи. Сложением, умножением и прочей арифметикой привыкли заниматься инженеры, математики и ракетчики. Но автор статьи — явно не ракетчик! Автор — гуманитарий! И методы у автора соответствующие.

Тезис: государство — агрессор. Антитезис: необходимо вмешательство государства в дела семьи. Простое сложение не снимает очевидного противоречия между тезисом и антитезисом. Другое дело — синтез! Диалектика! Каким же может быть синтез?

Для вмешательства в дела семьи нужен силовой и административный ресурс. Нужна определенная инфраструктура. «Государство-агрессор» всем этим располагает. Но этому ужасающему «левиафану» никак нельзя доверять борьбу с насилием в семье! Кому же тогда? Разумеется, героическим активистам и активисткам, которые не боятся заявлять о своих правах на митингах и акциях, в то время как остальная масса людей дрожит от страха перед «полицейскими кордонами»! Только это активное меньшинство, эта новая элита, эти лучшие люди страны с красивыми лицами могут и право имеют выявлять и карать тиранов! Как в масштабах страны, так и в масштабе отдельно взятой семьи!...

Как назло, необходимый для борьбы с насилием ресурс находится не в руках этого малого народа, а в тентаклях и клешнях «левиафана». Как передать ресурсы нужным людям? Ответ, на самом деле, прост. Государство функционирует в соответствии с законами. Значит, нужно принять закон, по которому «государство-агрессор» будет обязано предоставить благородным «воинам света» финансовый, информационный и, при необходимости, силовой ресурс для эффективной борьбы с насилием в этой стране. Вот он — синтез!

Но государство агрессивно отказывает признавать права этого малого народа! Даже погулять с плакатами по центру столицы не дает! И поэтому от лица этих непризнанных героев нашего времени вынуждены говорить журналисты.

«Кампания в защиту сестер Хачатурян является национальной: активистки и активисты требуют принять в России закон о домашнем насилии. Нам нужна профилактика домашнего насилия, нам нужен охранный ордер», — заявляет журналистка «Новой газеты».

Их стремления благородны, но нуждаются в поддержке, в том числе, и финансовой. Работать бесплатно в условиях свободного рынка и частной инициативы — крайне рискованно и накладно. Оппозиционеры и оппозиционерки, фем-активисты и фем-активистки, между прочим, тоже люди. И им тоже нужны рабочие места! Кто будет содержать многочисленные некоммерческие организации в этой стране в условиях нынешнего экономического кризиса, западных санкций и политического противостояния между Трампом и демократической общественностью в США?

«Мы хотим, чтобы каждая женщина, которая сидит в тюрьме за самозащиту от насильника, была реабилитирована. Мы должны помнить, что каждая десятая убитая женщина в мире — россиянка. А 80% женщин, сидящих в тюрьме за убийство, — это женщины, выбравшие жизнь, защищавшие себя».

Шокирующие данные! Кто и как их собирал? Да какая разница! Не время для рефлексий, логики, доказательности и прочего наследия тоталитариз… патриархата!

На момент публикации статьи в «Новой газете» текст законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия был известен только разработчикам этого законопроекта. То есть в открытом доступе его не было.

Пиар-кампания по формированию у широких народных масс убежденности в необходимости данного закона стартовала весной 2019 года.

Текст законопроекта выложили в открытый доступ для ознакомления…примерно в конце ноября 2019 года. В ноябре!

В промежутке между этими двумя календарными отметками организаторы кампании в поддержку законопроекта:

— провели флэшмоб под названием #Янехотелаумирать;

— провели несколько пикетов в Москве и Петербурге;

— многократно выступили с интервью в различных СМИ;

Тема домашнего насилия поднималась даже на ток-шоу и в новостях федеральных телеканалов.

То есть на протяжении более полугода российскому обществу активно, с задействованием всех возможных информационных каналов, навязывали некоего законодательного «кота в мешке». Ответственные люди так вообще поступают?

И из каждого такого информационного утюга доносились одни и те же патетические и истеричные вопли о 14 тысячах ежегодно убиваемых в российских семьях женщин. При пересчете этого количества на человеко-часы получаем в среднем по одному убийству женщины в стране раз в сорок минут. Шокирующие данные! Кто и как их собирал? Те же ребята, у которых «каждая десятая убитая женщина в мире — россиянка. А 80% женщин, сидящих в тюрьме за убийство, — это женщины, выбравшие жизнь, защищавшие себя»? Проверять эти сведения, конечно же, никто не собирался.

Читайте также: Мифы о семейно-бытовом насилии и реалии сегодняшнего дня

Ведь жить надо не по лжи, как завещал всем правозащитникам и правозащитницам мира патриарх правозащитного движения Александр Исаевич Солженицын! Великий борец за Нашу и Вашу свободу против агрессии, насилия и тоталитаризма, столетний юбилей со дня рождения которого с помпой отметила российская власть в 2018 году. Отметила проведением многочисленных культурных мероприятий, установкой памятников в городах, добровольно-принудительным введением в школьную программу книг Солженицына. Власть. Та самая, которая является агрессором и творит произвол, по мнению журналистки из «Новой газеты».

А что еще завещал своим многочисленным последователям патриарх правозащиты? Он писал, что оправдываться всегда тяжелее, чем обвинять. А потому крайне важно плюнуть первым! То есть представить дискредитируемый объект/человека в виде чудовища, против которого общественность должна будет мобилизоваться. Найти жертву, а лучше много жертв, которым дезинформированные, но добросердечные граждане обязательно будут сопереживать. Морализаторствовать, твердить на каждом углу, что жертвы пострадали именно от лап чудовища. Что произошло с жертвами в действительности — не важно. Важно, чтобы число жертв было шокирующим! А истории жертв — ужасающими! (Опционально — слезливыми и душещипательными) Если не хватает реальных жертв, то их число можно и «округлить», так сказать, в нужную сторону, и пару-тройку нулей справа пририсовать… Но главное — постоянно твердить обществу, что любой критик вашей позиции — сам является пособником или аватаром монстра.

Не таким ли образом архитекторы перестройки сводили с ума советских граждан в 80-е годы? Сколько мегатонн обжигающей правды о «преступлениях сталинизма» и «о цене Победы» над фашизмом было сброшено перестройщиками на головы советских граждан? «Ты рассказал мне просто правду, а я ужасную хочу!..»

Все придумано до нас! Меняем одного «усатого тирана» на множество «домашних тиранов». Жертв «сталинизма» на жертв «домашнего насилия». «Советское общество» — на «традиционное»! Корректируем в чуть более «разумную», приближенную к реальности, сторону число дежурно необходимых для эмоционального «разогрева» публики «невинных жертв» — и в бой с чудовищным коммун… ээээ, патриархатом! В перестройку же удалось «задурить Ивашек»! Почему бы теперь так же не «задурить Марфушек»?

Ведь те, кто принял тридцать лет назад перестройку, либо уже в могилах, либо достигли пенсионного, возраста, и уже не могут платить и каяться, как раньше. Но платить и каяться могут их дети и внуки! И если комплекс вины за «преступления большевизма» внедрить детям и внукам советских людей уже не получится, то ведь можно «взять с полочки» и какой-нибудь другой комплекс вины или неполноценности.

Кому-то аналогия с перестройкой и перестроечными методами кажется слишком надуманной? Но, во-первых, сами разработчики и лоббисты закона о СБН по роду своей деятельности, по своим международным связям, наконец, по своей ценностной ориентации являются прямыми наследниками перестройщиков.

А, во-вторых, сам законопроект сделан именно по методу «первого плевка», в каждом своем ключевом пункте. Подробнее об этих двух обстоятельствах и не только — в следующей статье.

Источник ИА Красная Весна

promo rvs november 14, 2013 18:43 10
Buy for 10 000 tokens
Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС) – организация, появившаяся в результате общественного движения против внедрения в нашей стране ювенальных технологий. Одну из ведущих ролей в организации гражданского антиювенального протеста играет движение «Суть времени», которое и стало…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.