tachkasmedom (tachkasmedom) wrote in rvs,
tachkasmedom
tachkasmedom
rvs

Category:

Нанесение вреда психическому здоровью малолетних при изъятии их из семьи


Последствия потери или длительного разлучения с матерью могут быть краткосрочными и долгосрочными,  т. е. влияющими на развитие личности ребенка в целом.  Серьезность этих последствий зависит от того, в каком возрасте ребенок потерял заботящегося  о нём человека. Условно, по глубине нарушений и по степени воздействия разлуки на психику, детей можно разделить на две возрастные группы:

а) маленькие дети до 4 лет;

б) дети  от 4 до 16 лет.

Такое разделение по возрастам имеет значение, поскольку первые 3-4 года жизни – это период интенсивного формирования отношений привязанности, в этом возрасте ребенок крайне незрел эмоционально и интеллектуально, а потому не способен  справиться с резкими травматичными изменениями в  его жизни. Потеря матери в период до  4-х лет имеет  наиболее высокий патогенный потенциал для будущего психического развития. Этот крайне негативный, тяжелый опыт может вызвать необратимые изменения в психическом развитии ребенка.

Почему опыт внезапной и длительной разлуки с матерью так травматичен? По мнению специалистов,   дети до 4 лет внезапную и длительную разлуку с близким взрослым воспринимают как острое переживание угрозы собственной жизни. Такие переживания, по их мнению, обладают повышенным индексом травматичности (Бардышевская, Лебединский, 2003).




Исследования показывают прямую зависимость между ранней детской психологической травмой  и проявлением разнообразных психопатологий во взрослом возрасте.

Патология, формирующаяся в результате такой психотравмы, имеет характер максимально глубокий и очень устойчивый (Бардышевская, Лебединский, 2003). То есть преодолеть его полностью в большинстве случаев практически невозможно. Можно облегчить состояние, но полностью уже не вылечить.

Среди последствий разлуки с матерью в возрасте до 3-4 лет специалисты отмечают следующие нарушения: умственная отсталость, задержки психического развития,  депрессивные расстройства.

Почти все эти нарушения специалисты РВС наблюдали у детей, отобранных у родителей, обращавшихся в РВС за помощью. Дети начинали демонстрировать отставание в развитии и теряли уже приобретенные навыки. Например, ребенок, недавно научившийся ходить, будучи отнятым у матери и помещенным в медицинское учреждение, ходить перестал. Также в практике РВС имеются случаи, когда у детей деградировало речевое развитие.

В конце февраля 2016 года полуторагодовалую девочку изъяли из семьи и поместили в инфекционное отделение больницы под предлогом, что у девочки ОРЗ. Мать предоставила нам фотографию, на которой девочка снята в больнице спустя три дня. Девочка находится в шоковом состоянии, на фотографии было видно, что у нее ссадина под глазом и имеются синяки. Девочка очень похудела. На 10-секундном видео, предоставленном матерью, было видно, что она сидит, не двигаясь и ни на что не реагируя, смотрит в одну точку. Она не привыкла быть без матери, а сейчас помещена в отдельный бокс, к ней заходят только ее покормить.

В первые годы жизни ребенок не способен выжить без материнской заботы. Поэтому привязанность к ней, ее неизменное присутствие рядом, ее верность ему жизненно необходимы. Многочисленные исследования помещенных в приют детей  трех месяцев показывают, что у таких детей в течение нескольких  месяцев развивается так называемый «Синдром госпитализма». Этот термин ввел в обиход американский психиатр Рене Спитц – один из крупнейших специалистов в области раннего психического развития детей.

Синдром тяжелой физической и психической отсталости, возникающий в первые годы жизни ребенка вследствие недостатка общения с близкими взрослыми. Проявляется в запоздалом развитии движений, низких антропометрических показателях, а также замедленном и неполноценном формировании высших психических функций.

Среди детей, помещенных в приюты, наблюдался очень высокий уровень смертности, несмотря на то, что все они получали полноценный физический уход. Спитц приводит следующую статистику: из 91 ребенка, разлученного с матерью в возрасте 3-х месяцев,  к концу второго года жизни умерло 34. Это 37%. В контрольной группе детей (не разлученных с матерью), из 186 детей умерло 4 ребенка. Это 2%. Как мы видим, смертность в первой группе детей выше в десятки раз. Этих хорошо кормили и лечили. От контрольной группы они отличались только тем, что потеряли близкий  эмоциональный контакт с заботящимся взрослым.

Разлучение с матерью в период с 6 – 48 месяцев также приводит к тяжелым, часто необратимым нарушениям психического развития.

Исследователи выявили следующую последовательность эмоциональных трансформаций при разлучении ребенка с матерью: когда здоровый ребенок лишается родителей и остается с незнакомцами, его первой реакцией будет протест. Он будет громче плакать, вести себя беспокойно, искать мать. Так он будет вести себя неделю или чуть больше. Его реакции будут подстегиваться надеждой вновь увидеть маму. Затем наступает отчаяние. Ребенок становится апатичным и замкнутым. Отчаяние выражается прерывистым и однообразными криками. Ребенок находится в состоянии страдания, но выразить его как взрослый он не может. Даже те дети, которые остались в своем доме и получили вместо мамы другого заботящегося взрослого, испытывают  в ответ на потерю матери горе. Их переживания отличаются от переживаний детей, которых отправили в специальные учреждения только меньшей интенсивностью.

Исследования показывают, что дети 1,5 – 2 лет, помещенные в дом ребенка даже на время, становятся значительно более агрессивными. Следующая стадия   эмоционального состояния ребенка  - это отчуждение. Окружающим кажется, что ребенок успокоился, он даже может улыбаться и принимать помощь и заботу от других, но на самом деле ребенок больше не ищет близкого контакта, его способность привязываться к кому-либо будет сильно нарушена.

Согласно исследованиям Р.Спитца, нарастающее отставание в интеллектуальном развитии может стать обратимым, если в течение 3 месяцев происходит воссоединение с матерью. Если период разлуки больше, то травматические последствия нивелировать полностью уже не удастся. Т.е., если до разлуки с матерью ребенок развивался нормально, то после он начинает постепенно отставать.

Очень важно, что подобные процессы наблюдаются у детей, имевших мать, но потерявших ее. У детей, изначально лишенных матери и попавших в приюты и дома ребенка сразу после рождения, таких нарушений не встречается.

Дети старше 3-4 лет. У детей старше 3-4 лет, переживание психотравмы, связанной с разлукой с родителями, может стать причиной невротических, психических и психосоматических нарушений в будущем. (слайд 9) Статистический анализ базы данных РВС показал, что 100%  всех отобранных детей во время разлуки с родителями начинают страдать какими-либо соматическими заболеваниями. Это реакция на сильный стресс, который испытывает ребенок при отобрании.

Тяжелый стресс, пережитый в детстве, по мнению отечественных детских психиатров, может спровоцировать  развитие сердечно-сосудистые заболеваний, эндокринных заболеваний, болезней нарушения обмена веществ.  (Исаев, 2007).

Американскими психиатрами проведено несколько исследований, направленных  на изучение связи психопатологии, диагностируемой у взрослых пациентов с пережитой  разлукой с родителями в детском  возрасте. Выводы ученых сводятся к следующему: у людей, переживших в детстве длительную разлуку с близким взрослым, повышен риск развития депрессивных и тревожных расстройств.

При недостатке родительской заботы в детском возрасте ребенок вырастает  с высоким уровнем тревожности и сниженной толерантностью к стрессам (Исаев, 2007), т.к. на любые жизненные трудности он будет реагировать как на тяжелый стресс.

Многим кажется, что если поместить  ребенка в приемную семью,  то проблема решена будет. Однако это представление ошибочно. По данным множества исследований, у детей в приемных семьях, интеллектуальные, поведенческие и эмоциональные нарушения встречаются значительно чаще, чем у детей, растущих в своих родных семьях. Так, например, согласно данным исследования, проведенного университетом штата Миннесота, у усыновленных детей почти в два раза чаще встречается так называемый синдром дефицита внимания с гиперактивностью. Приемные дети чаще страдают поведенческими расстройствами.  Ниже я постараюсь объяснить, почему у детей, которым заменили родителей, есть множество  психологических трудностей.

Существует большой соблазн объяснять все описанные эмоциональные, интеллектуальные и личностные нарушения у детей из приемных семей и детских домов, генетикой. Сделать вывод, что неблагополучные, дезадаптивные дети унаследовали свои черты у своих неблагополучных родителей. Однако, симптомы интеллектуальных, поведенческих и эмоциональных нарушений встречаются и у детей, потерявших так называемых  «благополучных» родителей в результате несчастных случаев.

Внутренние механизмы нарушений

Каковы же внутренние механизмы возникающих у детей нарушений? Известный английский психолог Джон Боулби -  ученый, разработавший теорию привязанности  -  проводивший многочисленные исследования отношений маленьких детей и их матерей, выявил, что тип привязанности, сформировавшийся у ребенка к матери является основой всех близких отношений человека во взрослом возрасте. Исследования 1,5  - 2-летних детей в домах ребенка показывают, что около 90% из них не способны сформировать устойчивую  и безопасную модель привязанности. У таких детей значительно повышается риск формирования разнообразных форм психопатологии.

Почему так происходит? Для  того, чтобы понять это, нужно разобрать, что происходит с ребенком, не лишенным материнской заботы. Мама ухаживает за ребенком, она защищает его, отвечает на его плач и улыбку, утешает, когда ему плохо. Важнейшие,  базовые принципы их отношений – это стабильность и безопасность.  На основе этих принципов у ребенка появляется базовое доверие сначала к матери, а затем и к людям вообще. Ведь если человек не доверяет собственной матери, он не может доверять до конца кому-либо вообще.  Уверенный в собственной безопасности, ребенок может двигаться вперед, развиваться, он будет легче переносить трудности и справляться с ними.  Итак, ребенок, лишенный матери, а значит и стабильных отношений, теряет чувство безопасности. Он утрачивает чувство опоры, теряет базовое  доверие к людям и миру в целом. Лишенный чувства безопасности, ребенок не может гармонично развиваться.

Но самое главное, у него не формируется модель близких отношений, основанных на любви и доверии, которую он мог  бы перенести потом на свои взрослые отношения и отношения со своими детьми. На ранних этапах развития у ребенка не сформированы еще ни  характерологические особенности, ни способы взаимодействия с людьми, поэтому, чем раньше происходит насильственное вторжение в отношения мать – дитя, тем серьезнее последствия для личности ребенка.

Условия формирования гармоничной и безопасной привязанности: постоянство объектов привязанности и  отсутствие длительной разлуки. Если у ребенка отнять родителя -  близкого, к которому он привязан -  и заменить его на другого, то такая замена никогда не пройдет бесследно для ребенка.

Картина нелицеприятная, но, тем не менее, часто можно слышать вопрос: а что если родная семья настолько плоха, что детей даже нужно отнять? Что если родители кричат на ребенка, шлепают его? Что, если они недостаточно зарабатывают, чтобы накормить его деликатесами и красиво одеть? А такое встречается нередко. Чтобы ответить на эти вопросы, уместно снова вернуться к модели отношений мать-дитя, наличие которой является главным условием социализации человека. Да, в случае негармоничных отношений и модель формируется негармоничная, искаженная, но все-таки это модель постоянных, длительных, близких детско-родительских отношений. В случае же помещения ребенка в приют такая модель не формируется вообще. По сути, мы имеем дело с эмоциональными инвалидами. Поэтому нет ничего удивительного в том, что подавляющее число выпускников детских домов не могут создать семью, не могут найти постоянную хорошую работу, часто сами бросают своих детей  - они не могут создать постоянных устойчивых связей.

Конечно, существуют тяжелые патологические детско-родительские отношения (например, систематические садистические истязания или сексуальное насилие), которые разрушают психику ребенка больше, чем потеря объекта привязанности. Здесь очень важно разграничить физические наказания и садистические истязания. Это совершенно разные вещи. В случае последних причинение боли и унижение  становятся центральной, самой главной составляющей отношений, самоцелью. В результате такого «воспитания» формируется личность с очень серьезными психическими отклонениями. Однако такие патологические отношения встречаются достаточно редко, как и всякое резкое отклонение от нормы. Во всех же остальных случаях потеря матери наносит ребенку гораздо больший ущерб, чем жизнь с весьма порой проблемными родителями. Становится понятно, почему дети сбегающие из детских домов, возвращаются к родителям ( и не важно, что они являются, порой, алкоголиками или эмоционально неуравновешенными людьми). Потому что самым главным страхом, следующим после страха смерти,  для ребенка является страх потери родителей.

Есть группа родителей, которые никак не пытаются вернуть ребенка, которого у них отняли. Мы можем предположить, что это асоциальные родители, которым дети не нужны (хотя конечно, и среди них есть индивиды, которых факт изъятия ребенка привел в подавленное состояние и они просто не чувствуют в себе сил бороться). Но если мы видим,  как родители отчаянно пытаются вернуть ребенка, то это означает, что они его любят и это самое главное для ребенка. Это гораздо важнее, чем наличие дорогих игрушек и отсутствие физических наказаний.

Потеря родителей приводит к инвалидизации  детей - к развитию тяжелых психических и соматических заболеваний. Во взрослом возрасте такие индивиды  не могут построить свои отношения с обществом, с трудом в нем адаптируются, они не могут вырастить и воспитать собственных детей. Происходит это потому, что самые главные отношения, являющиеся базой, на которой основываются все дальнейшие отношения, та модель, на которой дети учатся любить и формировать привязанности, была атакована, разрушена   или не успела полностью гармонично сформироваться.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что самым безопасным местом для ребенка, способствующим его гармоничному развитию, является традиционная  семья, состоящая из родных родителей. Семья, как институт формирования и воспитания граждан,  должна стать объектом особой защиты государства.





Subscribe

promo rvs november 14, 2013 18:43 10
Buy for 10 000 tokens
Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС) – организация, появившаяся в результате общественного движения против внедрения в нашей стране ювенальных технологий. Одну из ведущих ролей в организации гражданского антиювенального протеста играет движение «Суть времени», которое и стало…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments