РВС Мадонна

rvs


Родительское Всероссийское Сопротивление


Previous Entry Share Next Entry
Влияние международного права на российское законодательство, регулирующее семейные отношения, защища
anti_fascist1 wrote in rvs


Принятие российского варианта Декларации прав и свобод человека Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г. и внесение 21 апреля 1992 г. соответствующих поправок в Конституцию РСФСР 1978 г. ознаменовали начало новой эпохи в развитии правового статуса человека и гражданина в России, начало процесса реформирования российской правовой системы. Именно в это время в Российской Федерации началась интенсивная законотворческая работа по приведению российского законодательства в соответствие с международными и европейскими требованиями в области защиты прав человека и основных свобод, и, прежде всего, с нормами Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, Международного пакта о гражданских и политических правах и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Влияние этих международных документов на российское законодательство стало определяющим в первой половине 90-х годов XX в., особенно после подачи Россией заявки на вступление в Совет Европы (7 мая 1992 г.).
В Российской Федерации  процесс имплементации международно-правовых норм стал возможен благодаря принятию Конституции РФ 1993 года, закрепившей в ч. 4 ст. 15 положение, согласно которому общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры являются составной частью правовой системы Российской Федерации.
Множество положительных новаций было внесено в уголовное, уголовно-процессуальное законодательство, гражданское,  избирательное право. Была создана серьезная законодательная база в сфере прав и свобод человека и гражданина, что позволило Российской Федерации заявить о себе как о демократическом государстве. 23 февраля 1996 г. Россия была принята в Совет Европы.
Между тем, сложившиеся условия диктуют необходимость выверенных подходов к заключению международных договоров и их законодательному отражению. Но доскональной выверенности в этих вопросах пока не наблюдается, поскольку с поспешностью принимаются законы, несущие угрозу безопасности Российской Федерации и её народу

.
На сегодняшний день родительская общественность обеспокоена внедрением элементов так называемой «ювенальной юстиции» в семейное законодательство, которые проникли в  нашу страну при ратификации некоторых международных договоров. Особенное беспокойство вызывает тот факт, что принятие «ювенальных» законов проходит без широкого общественного обсуждения, а зачастую – под давлением международных организаций (Комитета ООН по правам ребёнка, ЮНИСЕФ, USAID и других), что является беспрецедентным вмешательством во внутренние дела страны.
В январе 2014 года в Женеве на 65 сессии Комитета ООН по правам ребёнка Россия представила очередной сводный 4-й и 5-й Государственный периодический доклад о положении детей в стране, который был направлен в Комитет по правам ребёнка 3 июня 2011 года и охватывает период с 2003-го по 2009 гг. Готовило его Минздравсоцразвития России.
     Указанный доклад не был предъявлен заранее на обсуждение широкой родительской общественности, как того требует  часть  6 Статьи 44  Конвенции о правах ребёнка, -  «Государства-участники обеспечивают широкую гласность своих докладов в своих собственных странах.», - вследствие чего в него не были внесены необходимые дополнения и заключения, которые, возможно, могли бы обеспечить Комитету полное понимание действия Конвенции в Российской Федерации.
    В результате, по итогам слушаний Комитет ООН по правам ребёнка  внёс в адрес России свои предложения и рекомендации, выходящие далеко за рамки полномочий, регламентированных ст. 44, 45 вышеназванной Конвенции, носящие характер диктата, обязательного для исполнения.
Так, Комитет обеспокоен тем, что проходящая «анти-ювенальная» кампания  постоянно настаивает «на приоритете интересов  родителей  над интересами их детей».
    Однако этот тезис не имеет под собой никакой реальной основы, поскольку главное требование родительской общественности – соблюдение российских и международных норм, в частности, Преамбулы к Конвенции о правах ребёнка, провозглашающей «признание присущего достоинства, равных и неотъемлемых прав всех членов общества», которые «являются основой обеспечения свободы, справедливости и мира на Земле».
    При этом активисты не выдвинули ни одного требования «о приоритете интересов родителей», речь идёт только о равенстве прав родителей и детей, что ни в коем случае не ущемляет интересов ребёнка.
В тексте Конвенции заложено, что она «… строится на идее диалога в целях улучшения условий жизни ребёнка…». То есть, нет никаких международных директив по ужесточению положения родителей, ущемлению их прав в угоду правам ребёнка. Речь идёт лишь об «…улучшении условий жизни ребёнка…», что вовсе не означает безмерное увеличение его прав. 
    Попытка Комитета ООН по правам ребёнка  манипулировать понятиями, стремление указать стране на «правильные» методы ведения семейной политики не выдерживает никакой критики, и воспринимается общественностью, как вмешательство в дела суверенного государства.
Подтверждением этому служат и предложения, выполнение которых требует изменений Конституции:
«16.         Комитет отмечает учреждение должности уполномоченного по правам ребёнка на федеральном и региональном уровнях. Вместе с тем он серьёзно обеспокоен тем, что должность уполномоченного непосредственно связана с управлением Президента, а не с парламентом.
13.         Комитет рекомендует государству-участнику принять необходимые меры по созданию единого механизма с достаточными полномочиями и надлежащими людскими, техническими и финансовыми ресурсами для эффективной координации деятельности в области прав ребёнка по всем секторам на национальном, региональном и местном уровнях».
То есть речь идёт о «суперведомстве» по детям (например, таком, как немецкое Jugendamt), наделённом неограниченными полномочиями доступа в семьи, изъятия детей и возможности для необоснованного вмешательства государства и неопределённого круга лиц в дела семьи, ведомства, с внедрением которого в правовую систему Российской Федерации процесс легализации «ювенальной юстиции» по западному образцу будет завершён.
Комитет ООН выражает обеспокоенность в связи с длительным задержанием принятия законов, устанавливающих суды по делам несовершеннолетних со специальным кадровым составом, в полном соответствии с Конвенцией, в частности ст. 37, 39, 40 и другими стандартами, имеющими к этому отношение, включая Стандарт Минимальных правил ООН.
 69.    Комитет рекомендует государству-участнику:
a)           ускорить принятие законодательства по созданию системы отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, включая суды по делам несовершеннолетних, укомплектованные специализированным персоналом…».
    Наращивание требований от  установленных ст. 37, 39, 40 Конвенции, не касающихся «ювенальных судов», до требования  «Заключительных рекомендаций» Комитета ООН 2014 года  принять законы, устанавливающие «суды по делам несовершеннолетних со специальным кадровым составом», не удивительно, если знать,  что Доклады Российской Федерации  о положении детей писались под влиянием международных организаций, а альтернативные доклады подавались некой коалицией российских НПО, без широкого общественного обсуждения тех и других.
    В 1999 году на просьбу Комитета ООН по правам ребёнка «…сообщить дополнительную информацию о реальности и возможности создания в ближайшем будущем системы судов по делам несовершеннолетних…», Правительство РФ сообщает: «Законопроект о создании системы ювенальных судов уже подготовлен. В рамках договора между Правительством России и Международным общественным фондом "Программа развития ООН" внедряется проект "Поддержка осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних", вместо того, чтобы разъяснить Комитету ООН, что действующая  система правосудия в РФ обеспечивает защиту прав несовершеннолетних в полном объёме.
В результате, Российская Федерация получила рекомендацию: «…активизировать деятельность по реформированию системы отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, с тем, чтобы дела лиц моложе 18 лет рассматривались в рамках специальной системы отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, а не обычной системы правосудия; обратиться за содействием к соответствующим органам и учреждениям Организации Объединенных Наций, таким, как ПРООН, ЮНОДК и ЮНИСЕФ».

Доклад «Анализ положения детей в Российской Федерации» 2007 года
( http://www.rfdeti.ru/files/1270207063_analiz_rf.pdf ) писался под эгидой ЮНИСЕФ.
Примечателен раздел 4.4.3 «Анализа…» «Система правосудия в отношении несовершеннолетних»:
    Автор сокрушается:
«…Приходится признать, что в России до сих пор отсутствует на национальном уровне автономная система правосудия в отношении несовершеннолетних, которая занималась бы только подростками и регулировалась бы собственными нормами…».
Таким образом, предпосылки для незаконного требования о  создании  на территории РФ «автономных» судов в отношении несовершеннолетних были запущены с подачи лоббистов так называемой «ювенальной юстиции», в результате трансформации определения системы правосудия  из «специальной», что обоснованно, в «автономную», что вероломно по отношению к праву суверенной  страны.
Между тем, в Российской Федерации давно была создана и успешно функционирует  система правосудия в отношении несовершеннолетних, которая полностью соответствовала и соответствует требованиям Конвенции о правах ребёнка.
В Российской Федерации достаточно законодательной базы для защиты прав ребёнка.
В 1995 году приняты Семейный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон от 98-ФЗ «О государственной поддержке молодёжных и детских общественных объединений».
Ратифицированы «Всеобщая декларация прав человека» (Принята резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года) и «Международный пакт о гражданских и политических правах» (Принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 года).
Кроме того, в Гражданском кодексе РФ правам детей посвящены статьи с 26 по 41. В Уголовно-процессуальном кодексе РФ глава 50 регламентирует производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних (ст. 420-432 УПК РФ).
Правовая основа деятельности по защите несовершеннолетних закреплена также рядом иных законодательных актов Российской Федерации, а именно:

-  Федеральным законом от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»,
-  Федеральным законом от 24 июня 1999 года №120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»,
- Федеральным законом от 24 июля 1998 года № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации»,
- Федеральным законом от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».
Минимальные стандартные правила Организации Объединённых Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила приняты резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи от 29 ноября 1985 годаhttp://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/beijing_rules.shtml  ) в пункте 14. «Компетентный орган власти для вынесения судебного решения» предусматривают, что
«14.1 Если дело несовершеннолетнего правонарушителя не было прекращено (согласно правилу 11), ею или им занимается компетентный орган власти (суд, трибунал, совет, комиссия и т. д.) в соответствии с принципами справедливого и беспристрастного суда».
Комментарий к этому пункту гласит:
«…Трудно дать определение компетентного органа или лица, в котором бы универсально описывался орган власти, выносящий судебное решение. Под компетентным органом власти подразумеваются и те лица, которые руководят судом или трибуналом (один судья или несколько членов), включая судей-профессионалов и лиц, не являющихся юристами, а также административные комиссии (например, в шотландской и скандинавской системах) или другие менее официальные органы общин и учреждения судебного характера, занимающиеся разрешением конфликтов…».
Таким образом, ни в Конвенции о правах ребёнка, ни в Пекинских правилах не содержится ультимативного требования о создании дополнительных судебных органов – «ювенальных судов», или «автономных судов по делам несовершеннолетних». Каждое государство-участник само решает, каким должен быть «компетентный орган по отправлению правосудия». Поэтому «заключительные рекомендации» по Докладу РФ 2014 года в этой части являются избыточными, не основанными на нормах международного права. Всякая спекуляция со словосочетаниями «ювенальная юстиция», «ювенальные суды» в России должна быть прекращена.
  Судьи по делам несовершеннолетних давно работают в каждом федеральном районном суде. С введением в 1960 году в России районных народных судов (в связи с принятием нового уголовно-процессуального кодекса РСФСР) в каждом суде приказом председателя областного суда или начальника Управления юстиции назначался судья по делам несовершеннолетних в соответствии с разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда СССР 1964 года, а позже – Постановлений Пленумов Верховного Суда РФ 2000, 2011 годов. Указанный судья рассматривал уголовные дела, обвиняемыми по которым проходили несовершеннолетние.
 Такая практика продолжается до настоящего времени, дополняясь год от года: в настоящее время приказом председателя областного суда в каждом суде назначены судьи по делам несовершеннолетних из числа специалистов, проработавших в должности судьи не менее 10 лет, которые рассматривают как уголовные, так и гражданские дела, затрагивающие интересы несовершеннолетних. Приказом председателей федеральных судов в каждом районном суде назначены помощники судей по делам несовершеннолетних. И судьи, и помощники судей проходят регулярно (ежегодно) обучение при областных судах, стажировку при Академии Правосудия в г. Москве, периодически для них проводятся семинары по актуальным проблемам применения законодательства. Поэтому нет никаких оснований для  сомнений в компетентности именно этих судей.
В следственных органах (МВД, прокуратуре ранее, и следственном комитете в настоящее время) так же практикуется специализация среди следователей, там так же назначаются следователи по делам несовершеннолетних.
При МВД работают отделы по делам несовершеннолетних, которые занимаются профилактикой правонарушений.
Несовершеннолетние преступники отбывают наказание в специализированных воспитательных колониях, где параллельно проходят обучение по программам начального и среднего общего образования.
Органы опеки и попечительства при администрациях районов и городов, Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав обладают широкими полномочиями для защиты прав ребёнка.
 По сути, правосудие в отношении несовершеннолетних, не именуемое как «ювенальная юстиция», в России уже давно существует, встроено в общую систему права, и со своей ролью справляется. Остаётся не ясным, по каким причинам доводы правительственной комиссии не были приняты во внимание Комитетом ООН по правам ребёнка, настаивающим на принятии нового законодательства.
Кроме того,  обеспокоенность Комитета  ООН вызывают:
«69.  c)           внесённые в 2008 году изменения в Уголовно-исполнительный кодекс, снизившие возрастной ценз для осужденных, содержащихся в воспитательных колониях для несовершеннолетних, с 21 года до 19 лет (Федеральный закон № 261 от 22 декабря 2008 года).
70.         Комитет настоятельно призывает государство-участник
c)           предусмотреть, чтобы дети, достигшие совершеннолетнего возраста, находясь в местах лишения свободы, могли оставаться в учреждениях для несовершеннолетних правонарушителей, как правило, вплоть до достижения ими возраста 24−26 лет;».
Согласно главе 14 Уголовного кодекса Российской Федерации максимальный срок наказания в виде лишения свободы может быть назначен несовершеннолетнему, совершившему тяжкое или особо тяжкое преступление. Ограничен этот срок десятью годами. Следовательно, при выполнении требования Комитета ООН, наряду с подростками 14-18 лет, попавшими в колонию за преступления средней тяжести на 1-2 года, должны будут отбывать наказание в воспитательных колониях  и преступники с солидными сроками, имеющими разницу в возрасте до восьми лет?
    В качестве ответа к этому пункту «Рекомендаций» как-никогда подходит направленное в адрес Комитета ООН 10 сентября 1999 года объяснение Б.Л.Альтшулера, комментирующего предыдущий Доклад РФ, и критикующего Российскую Федерацию именно за то, что в воспитательных колониях одновременно отбывают наказание несовершеннолетние и достигшие совершеннолетия преступники, срок наказания которых не истёк к моменту исполнения 18-детнего возраста. Альтшулер пишет:
«Совершив преступление в возрасте от 14 до 18 лет эти дети становятся совершеннолетними в воспитательной колонии и продолжают отбывать назначенный им срок вместе с подростками 14 и более лет. Именно эти, совершившие убийство, изнасилование или иное тяжелое преступление великовозрастные обитатели воспитательных колоний являются в них главными "учителями" для подрастающего поколения».
Если один из ведущих проводников «ювенальной юстиции» понял опасность подобного соседства, как этого не могут понять «эксперты», занимающиеся мониторингом исполнения Конвенции о защите прав ребёнка? Или вектор заботы о правах несовершеннолетних заключённых с 1999 года поменялся? Они стали нуждаться в великовозрастных  криминальных «учителях»?
«3.           Комитет приветствует принятие следующих законодательных мер:        
«e)           Закона о внесении изменений в Уголовный кодекс и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершённые в отношении несовершеннолетних, 29 февраля 2012 года;».
              Ещё бы не приветствовать! Российская Федерация получила закон № 14-ФЗ от 29 февраля 2012 года, вносящий поправки в Уголовный кодекс РФ,  с одной стороны увеличивающий сроки лишения свободы за преступления в отношении половой неприкосновенности, а с другой - освобождающий от уголовной ответственности виновных, вступающих без применения насилия в половую связь с несовершеннолетними в возрасте от 14 до 16 лет, достигшими половой зрелости. Именно «не достижение подростком половой зрелости» было внедрено в Уголовный кодекс, как квалифицирующий признак преступления. Таким образом,  порог так называемого согласия латентно был понижен с 16 до 14 лет, поскольку в силу акселерации редкий подросток в возрасте 14-16 лет не достигает в наше время половой зрелости. А уж если достиг половой зрелости, то любой взрослый может безнаказанно развращать и растлевать!
    В мае 2013 года юристами «РВС» и «Юридического фронта» был разработан законопроект, одна из новелл которого ставила вопрос об исключении вышеуказанного квалифицирующего признака из статей главы 18 Уголовного кодекса РФ о половой неприкосновенности и половой свободе личности. В июле 2013 года аналогичный законопроект был внесён в Государственную Думу депутатами комитета по  вопросам семьи, женщин и детей и 28 декабря 2013 года закон был принят. В Уголовный кодекс РФ были внесены поправки, восстанавливающие право подростков в возрасте 14-16 лет на защиту от преступных посягательств, не смотря на достижение ими половой зрелости, то есть порог согласия – 16 лет - был восстановлен.
«4.           Комитет также приветствует ратификацию и/или присоединение к следующим договорам:
a)           Факультативному протоколу к Конвенции о правах ребёнка, касающемуся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, в сентябре 2013 года;          
d)           Конвенции Совета Европы о защите детей от эксплуатации и надругательств сексуального характера в августе 2013 года;».
Какие последствия нас ожидают?
Статья 6 Конвенции Совета Европы N 201 «О защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений» от 25.10.07г., носящая название «просвещение детей», гласит:
«Каждая Сторона принимает необходимые законодательные или иные меры, направленные на обеспечение включения в программы начального и среднего школьного образования информации для детей об опасностях, связанных с сексуальной эксплуатацией и сексуальным насилием, а также информации о способах защиты себя, адаптированной к их развивающимся способностям».
В настоящее время во многие школьные программы (ОБЖ, биология, естествознание и другие) начинают включать  различные сведения, перечисленные в стандартах ВОЗ (Всемирной Организации Здравоохранения). Родители повсеместно возмущаются, и не только потому, что ребёнок узнаёт вредную для его психо - эмоционального состояния и бесполезную для него информацию, но и потому, что лишние знания приводят к ранней сексуализации... Увы, формат жж не позволяет опубликовать статью полностью, поэтому продолжение по ссылке.



promo rvs ноябрь 14, 2013 18:43 5
Buy for 10 000 tokens
Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС) – организация, появившаяся в результате общественного движения против внедрения в нашей стране ювенальных технологий. Одну из ведущих ролей в организации гражданского антиювенального протеста играет движение «Суть времени», которое и стало…

?

Log in

No account? Create an account