РВС Мадонна

rvs


Родительское Всероссийское Сопротивление


Previous Entry Share Next Entry
Тема инцеста в литературе для подросткового возраста
anti_fascist1 wrote in rvs


Доклад А.В. Белякова, подготовленный к круглому столу «Как родительское сообщество может защитить детей от вредной информации?» о книге Б.Т. Ханике «Скажи, красная шапочка» – тема инцеста в литературе подросткового возраста;

Добрый день, уважаемые специалисты, уважаемые журналисты, и, уважаемая публика. Я расскажу вам о книге Б.Т. Ханике «Скажи, красная шапочка», 352 стр., 3000 экз., издательство КомпасГид.

Позвольте привести выдержку из этой книги.

«Дедушка говорит о себе, что он эстет. Понятия не имею, что это значит. Знаю только, что он читает великих немецких поэтов, вроде Гете и Шиллера, и философов, у него много записей на пластинках, на самых разных языках. И то, что он пьет вино, тоже с этим как-то связано.

Красная жидкость медленно покачивается в бокале, я многое бы дала за то, чтобы сообразить, как сменить тему разговора

, но только нервно ерзаю на краю кресла.

Разве тебе не интересно, как это оно бывает — ну, с мальчишками? — говорит дедушка и одним движением наклоняется к моему лицу, наверно, он тоже подвинулся на самый край своего кресла, но он вовсе не нервничает, он совершенно спокоен и кладет руки мне на колени.

Они как старые кожаные перчатки, даже через джинсы я чувствую это.

Сухие пальцы, толстые синие вены. Я чувствую запах красного вина в его дыхании, красного вина и чего-то кислого. Наверно, это запах старости, по крайней мере , другого объяснения у меня нет.

Я опять качаю головой. Сзади, прямо у уха, тикают часы. Слышно, как во дворе кричат дети. А больше никаких звуков. Совсем тихо.

Ты же знаешь, ты моя любимая внучка, — говорит дедушка у самого моего рта.

Я не хочу, чтобы мальчишки тебя обижали.

Я стараюсь не дышать, в ногах какой-то зуд, как будто надо вскочить и бежать, я киваю, потому что ничего другого не приходит в голову, и смотрю на дедушкины руки, которые держат мои коленки. Потом он гладит меня по голове, собирает волосы на затылке. Они у меня темно-русые и на кончиках завиваются.

Какая ты красивая, — говорит он. Ты на бабушку очень похожа.

Не знаю, почему я не шевелюсь.

Даже когда он целует меня, быстро и жестко, в рот, я сижу тихо-тихо.

Стариковские губы как из камня. Он впивается ими в меня и опрокидывает бокал.

Вино льется по столу, капает на пол. В ту же минуту в дверь звонят.

Это Анна и папа.»

Полагаю, присутствующие в этом зале оценили данный текст. Для того чтобы его можно было оценить еще лучше, стоит отметить, что книга была номинирована на немецкую детскую литературную премию. Причем издатель указал возраст, для которого предназначено произведение — она предназначена для старшего школьного возраста, т.е. для детей начиная с двенадцати лет. Это не ошибка - ведь главной героине вот-вот исполнится 14 лет, что указывает на предполагаемую возрастную аудиторию. Аннотация также предназначена для подростков. Вряд ли следующий текст привлечет взрослого:

«Меня зовут Мальвина. Первого мая мне исполнится четырнадцать лет.

Сейчас апрель.

До дня рождения еще две недели. Когда мне будет четырнадцать, у меня будет друг. Я буду держать его за руку и засыпать в его объятиях. Буду ходить на вечеринки и танцевать, даже если родители не разрешат. Буду всегда говорить то, что думаю, а вместо того чтобы грустить, буду возмущаться и бунтовать. Если захочу — смогу закричать так громко, что все испугаются меня и убегут.

Даже родители, даже дедушка — все-все.

Но сейчас апрель, и мне тринадцать.»

Полагаю, что после обнаружения такой книги у некоторых родителей или специалистов может возникнуть закономерное желание обратиться в компетентные органы или к СМИ. Возможно, они даже пожалуются на пропаганду педофилии среди подростков. Особенно грамотные родители могут даже вспомнить про федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». И тут их будет ожидать сюрприз. Книга очень хорошо маскирует свою крайне отрицательную сущность и доказать свои подозрения будет не просто.

Во-первых, в обществе существует стереотип, заключающийся в том, что детская и подростковая литература — это замечательно, она учит хорошему светлому доброму - дружбе, верности, любви, самопожертвованию. У очень многих людей в голове не укладывается как может быть подростковая литература вредной.

Во-вторых, чисто формально «Скажи, Красная Шапочка» - антипедофильское произведение. Номинально данное произведение направлено на выявление случаев сексуального насилия над несовершеннолетними. Книга, наверное, действительно может подтолкнуть кого-то из предполагаемых жертв к заявлениям о противоправных действиях в отношении них. Соответственно, любой кто выступит против книги — может быть легко обвинен в защите педофилов.

Тем не менее, более углубленный анализ данного произведения показывает, что аргументы защитников такого рода литературы являются весьма лукавыми. Иначе как объяснить следующие факты о книге «Скажи, Красная Шапочка»:

1) В книге не действует ни одной нормальной, полной семьи. Полная семья главной героини состоит из недоразвитых, неполноценных и извращенцев. Все положительные персонажи в книге либо разведены, либо в процессе развода, либо, возможно, никогда и не образовывали полную семью.

Стр. 80

«А что с твоей подругой Лиззи? — спрашивает дедушка.

Я только пожимаю плечами, потому что не хочу говорить дедушке, что Лиззи уехала на каникулы. Это его совершенно не касается. Он говорит, что Лиззи неподходящая для меня компания, потому что ее родители в разводе, а разводиться — это не дело. Разводиться нельзя. Запомни это, — как-то сказал он мне, люди остаются вместе, пока смерть не разлучит их. Мне эти слова кажутся ужасными — «пока смерть не разлучит их», по рукам сразу начинают бегать мурашки, я вполне понимаю маму Лиззи, которая такого не захотела. Лиззи всегда говорит, что ее отец был настоящим тираном, а потом еще и связался со своей секретаршей Аннабелль, которой было двадцать три года. То есть на двадцать лет меньше, чем Лиззиному папе. Лиззи говорит, что иногда она ходит с папой и Аннабелль обедать в ресторан, и Аннабелль пытается изображать из себя ее маму, а Лиззи это совершенно не нравится.»

2) Книга «Скажи, Красная Шапочка» является полным антиподом классической сказки «Красная Шапочка».

«Красная Шапочка»

«Скажи, Красная Шапочка»

Название: Красная Шапочка.

Название: Скажи, Красная Шапочка.

Главную героиню называют Красной Шапочкой.

Главную героиню несколько раз называют Красной Шапочкой.

Девочка несет в корзинке еду больной бабушке.

Девочка носит в корзинке еду притворяющемуся больным деду.

Мать — положительный персонаж и любит дочку.

Мать — отрицательный персонаж и не интересуется дочкой, не заботится о ней.

Бабушка — положительный персонаж и любит внучку.

Бабушка — отрицательный персонаж и хотя вроде бы и любит внучку, но сознательно предоставляет ее педофилу с формулировкой - «Дедушка не может иначе».

Волк — резко отрицательный персонаж, не знакомый девочке, и служит завуалированной метафорой насильника.

Родной дед - резко отрицательный персонаж являющийся педофилом.

Отношения в семье гармоничны. (Мать любила Красную Шапочку без памяти, а бабушка и того больше.)

Отношения в семье дисгармоничны до степени патологии.

Опасность подстерегает девочку за пределами круга родственников и знакомых людей.

Семья представляет опасность для ребенка.

Цель произведения: Воспитание у ребенка осторожного отношения к незнакомцам. Демонстрация опасности разглашения личной информации незнакомцам.

Цель произведения: Привитие подросткам недоверия к близким родственникам. Призыв разглашать личную информацию малознакомым людям.

3) В книге присутствует развенчание традиционной семейной мудрости, поговорок и поучений. Традиционные поучения вкладываются в уста заведомо недостойных персонажей, а весьма оригинальные мысли, например, про лесбийские отношения вкладываются в уста положительных. Неискушенный подросток из этого должен сделать очевидный вывод.

Стр. 54

«Папа просто продолжал говорить, ему было совершенно все равно, что у меня глаза закрыты, совершенно все равно, ему было важно только то, что он рассказывает — про чувства и что нельзя на них полагаться, а полагаться можно только на рассудок, и если у человека есть хоть капелька рассудка, то он поймет, что семья желает ему только добра. А дедушка — это тоже наша семья.

В конце папа снова сказал: в одно ухо влетело, в другое вылетело, у тебя всегда так, к сожалению...»

Стр. 80

«Ты разочаровала меня, Мальвина, — говорит дедушка, я думал, что могу положиться на тебя.

Я опираюсь плечом на дверной косяк, потому что вдруг боюсь, что пол подо мной начнет прогибаться, он немножко качается, и дедушку я вижу нечетко, как будто смотрю через матовое стекло. Он продолжает говорить, он говорит и говорит, про бабушку, что бабушка тоже полагается на меня, там, на небе, что она смотрит сверху на нас и наверняка плачет, потому что я бросила дедушку в одиночестве и посылаю ему еду через соседку-польку.

Что они подумают, — говорит он, они же подумают, что у нас не все ладно.»

4) В книге присутствует противопоставление взрослых и детей.

«Мы чувствуем, как снизу кто-то пытается приподнять матрас.

Спорим, их там человек десять, — говорит он, ох, я детей терпеть не могу.

Эй вы там, наверху, послушайте, — кричит шеф, давайте, выходите уже, да поживей, у нас не очень-то много времени. Идите играть еще куда-нибудь, а взрослым дайте делать их работу.»

5) В книге исподволь закладывается мысль о естественности раннего начала половой жизни.

Стр. 81

«Чаще всего она говорит это Лиззи, у той тоже дырки на штанах, под ними — полосатые колготки, а иногда — совсем ничего. Это самое ужасное — дырки, под которыми ничего нет. Конечно, я знаю, что у нее там. Стринги, она даже дала мне их померить, на прошлой неделе, перед тем как уехать в горы. Я сказала, что, по-моему, они ужасно неудобные, а Лиззи сказала: бэби, да ты вообще ничего не понимаешь, и мы смеялись, как сумасшедшие, а потом нахлобучили стринги на голову, как шапки.»

Стр. 91

«Я обматываю мокрые волосы полотенцем и вылезаю из ночной рубашки. В чем-то Анна, конечно, права, я поворачиваюсь и рассматриваю в зеркале свою маленькую попу. Спереди дела ненамного лучше: отчетливо видны бедренные кости, плечи тоже довольно костлявые. А теперь посмотрим на бюст, то есть на то, что должно им когда-нибудь стать. Мы с Лиззи часто сравниваем грудь: идем в ванную к Лиззи, и она говорит, ну, какие новости на сиськином фронте? Мы хихикаем и стягиваем футболки через голову. Потом притворяемся, что берем у наших грудей «интервью», я говорю, например, голосом моей правой груди: мне не помешало бы некоторые подкрепление, а Лиззи говорит: совершенно с вами согласна, мадам. Лиззи вообще единственный человек на свете, которому разрешается потешаться над моей грудью. Это потому, что у нее самой пока еще тоже не очень-то много выросло, и мы, так сказать, плывем в одной лодке. Часто мы утешаем друг друга тем, что большая грудь ни одной из нас совершенно не пойдет, но, если совсем по-честному, мы бы с удовольствием заимели бы такую, и даже немного завидуем Анне.»

Стр. 175

«Мама Лиззи всегда говорит, что нужно стараться, чтобы в твоей жизни все, что ты предпринимаешь, заканчивалось хорошо. Тут можно много чего сделать. Надо принимать решения, говорит она, и иметь достаточно смелости, чтобы пробовать что-то новое, не убегать и не прятаться от опасности, стойко переносить неудачи.

А главное — не надо слушать глупых советов, при этом она криво улыбается, это означает, что всегда нужно делать то, что хочется тебе самой.»

6) В книге присутствует скрытая реклама лесбийских отношений.

Стр. 81

«У мамы Лиззи так и не появилось нового мужчины, и Лиззи как-то сказала, может, она станет лесбиянкой, потому что столько времени проводит со своей лучшей подругой, а я сказала, ерунда, так мы уже давно стали бы лесбиянками, а Лиззи сказала, что, на ее взгляд, это было бы здорово, это ведь необычно, такая мама не у каждого есть.»

Этих фактов достаточно для того, чтобы понять, что данная книга является антисемейной. Но является ли она в действительности антипедофильской? Давайте попробуем разобраться.

Тема педофилии и инцеста табуирована обществом, отнюдь не в связи с его отсталостью или попытками замалчивать проблему, как пытаются представить дело некоторые. Инцест и педофилия настолько отвратительны для общества, что информация о них передается более невербально, чем вербально. Люди нехотя обсуждают подобные темы, а выражение их лиц и интонация при этом оказываются красноречивей их слов. Попытка же «пообсуждать» данную тему особенно с малолетними, погружает их в ситуацию, в которой инцест показан практически буднично, нарушает табу и фактически рекламирует педофилию и инцест, поскольку размывает рефлекторную физиологическую реакцию, воспитанную обществом. Педофилия и инцест из понятий предельно мерзких и тошнотворных превращаются в то, о чем можно и даже нужно говорить. Таким образом, происходит движение окна Овертона.

Следует отметить и тот факт, что в книге на самом деле нет четкого осуждения педофилии и инцеста. Пожалуй, все притворные претензии автора сводятся к тому, что главной героине не нравится то, что происходит. В книге отсутствует моральное осуждение педофилии или инцеста. В ней отсутствует указание на экстраординарную патологичность ситуации. А это значит, что если ребенка все устраивает, то и проблемы в общем-то нет. Более того, герой-педофил наделяется вполне положительными свойствами. Он эстет и любитель классической философии. В его уста вкладываются прописные истины.

В книге описывается целый букет извращений. Они представляется как нормальная, естественная жизненная ситуация. В качестве формальной мишени для антипропаганды выделяется инцест и педофилия, а в качестве светлого «фона» приводятся другие, менее извращенные отношения, а также мысли о недоверии к семье. Таким образом, книга, прикрываясь формально высокими целями защиты детей от педофилии, направлена на разрушение внутрисемейных отношений и доверия, на размывание границ нормы и на стирание установок, созданных классическими сказками и воспитанием ребенка в доподростковом возрасте.

Подростки по сути своей максималисты, они, в силу возраста и гормонального состояния, зачастую не в состоянии контролировать свои эмоции и размышлять логически. Самая главная цель родителей ребенка-подростка — сохранить доверительные с ним отношения, создать ему тыл, чтобы подросток всегда знал, что родители и семья — его поддержат и поймут. Однако подобная, если можно так выразиться, литература — подбрасывает в голову подростка мысль именно о том, что семье доверять нельзя. Данная книга направлена на разрушение внутрисемейных связей и лишение молодого поколения корней. Книги такого рода ни в коем случае не должны попадать в руки подростков.



promo rvs november 14, 2013 18:43 5
Buy for 10 000 tokens
Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС) – организация, появившаяся в результате общественного движения против внедрения в нашей стране ювенальных технологий. Одну из ведущих ролей в организации гражданского антиювенального протеста играет движение «Суть времени», которое и стало…

  • 1
(Deleted comment)
поправлено, спасибо

А что у вас с Заголовком?

Тот кто делает такие статьи достоин огромного уважения! Люди, заботящиеся о наших детях, хотя у них и своих дел должно быть очень много, и работа, и дети, старенькие родители, но они все же занимаются такой деятельностью!
Спасибо Вам большое!

В любой книге есть какая-то своя художественная ценность, возможно и в этой тоже есть, я не читала - не берусь судить. Но, судя по отзывам и анализу автора статьи, такие вещи нужно обязательно помечать "+18", "+16". И, возможно, ставить такую книгу в список для внеклассного чтения, факультативного, если вообще стоит включать в школьную программу.
Такие темы непросто поднимать в обсуждении с детьми, особенно с 12-то лет! Они в таком возрасте ещё очень эмоционально неустойчивы и кто знает какой отклик у них в душе такая книга найдёт.
Обязательно прочту ЭТО. Чтобы убедиться в словах автора о том, "что в книге на самом деле нет четкого осуждения педофилии и инцеста".

>>Такие темы непросто поднимать в обсуждении с детьм

А зачем поднимать такие темы в обсуждении с детьми? Для их растления?

Я к тому, что если вдруг ЭТО, не дай Бог, включат в школьную программу или в список для чтения. Вообще не могу представить как бы я это с учениками обсуждала...


Edited at 2014-07-01 10:51 am (UTC)

Учите лучше детей тому что их учили в советское и в досоветское время в России. Нововведения должны касаться лишь науки и техники, а сферу морали оставить прежнюю

"а вме сто того чтобы грустить" - пробел закрался в слово "вместо"

Сажать нужно за такую "литературу".

Edited at 2014-07-01 08:40 am (UTC)

правильной нарезкой цитат из чего угодно можно сделать все, что угодно

Сделайте свою нарезку. Такую, чтоб бегом все побежали и расхватали весь тираж.
Это, правда, будет очень интересно посмотреть.

Сначала надо прочесть. У меня, увы, очередь на чтение на месяц уже забита.

Хотя - может, и гляну

Пакость, коьнечно.

такое не надо читать детям, даже 16+.
Да и 18+ я б, к примеру, не стал бы

Подобные книги вообще не имеют право на существование. Растление детей-что может быть гаже? Из любых побуждений. Беда в том, что в отсутствии цензуры любой больной мозг может изливать себя в литературу и попадать в общедоступное пространство.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account