Родительское

Коронавирусная эпопея направила поезд человеческой истории в ад


Эдвард Хоппер. Железнодорожный состав. 1908

Мир корчится в коронавирусных судорогах. Эти судороги уже явным образом перестают носить сугубо медицинский характер. Они оказывают существенное влияние на всю многообразную повседневность. Которая и сама-то по себе достаточно отвратительна (что хорошего в так называемом потребительском обществе?), но из которой теперь вдобавок начинают изымать под предлогом коронавируса всё ее остаточное человеческое содержание.

[...Обитатели поезда смотрят в окна на окружающий экзистенциальный пейзаж и утешают себя тем, что это же еще не ад земной. Может, мы всю жизнь проживем, не доехав до конечной остановки. Аналогичным образом вели себя узники, которых везли в лагеря смерти]

Люди худо-бедно общались друг с другом тем или иным образом. И можно было сколько угодно критиковать незатейливость и примитивность всех этих кафешек-мафешек. А также обращать внимание на то, что, даже добравшись до оных, молодые люди сидят напротив друг друга и смотрят не друг на друга, а в мобильные телефоны.

Было ясно, что это добром не кончится. И что это имеет мало отношения к поддержанию настоящей человеческой среды обитания. Но тем не менее что-то еще напоминало эту самую настоящую человеческую среду обитания, основной неотменяемой чертой которой является та или иная коллективность.

Теперь и этого нет. Потому что коронавирус. А значит, коронавирус (а точнее спекуляции по его поводу) протягивает свои лапы в сферу незатейливого и небезусловного, но еще существующего человеческого общения и хочет свести его к нулю.

Кто-нибудь просчитал последствия? Кто-нибудь сопоставил издержки, которые очевидным образом порождают эти последствия, с издержками от коронавирусной заразы?

Если бы кто-нибудь захотел это сделать мало-мальски объективным образом, то выяснилось бы, что удар, нанесенный по человеческому общению, продиктованному податливым людям нашей эпохой, порождает последствия гораздо более губительные, чем прямые последствия коронавирусного заболевания, от которых нас якобы хотят спасти.

Но никто из тех, кто отвечает за минимизацию совокупных издержек, не хочет и не может сопоставить между собой хотя бы те два вида издержек, которые я только что назвал: прямые издержки от коронавирусного заболевания, якобы снижаемые карантинами, и косвенные издержки от разрушаемого этими карантинами (повторю еще раз) очень незатейливой и небезусловной, но всё же существовавшей человеческой коллективности. А дальше — больше. Коронавирусное безумие очевидным образом тянет свои лапы в сферу образования и воспитания детей, в сферу очень шаткой минимизации социального неблагополучия, в сферу культуры и, как говорится в таких случаях, далее со всеми остановками. Но ведь если мы принимаем данную метафору про остановки, а ее справедливость очевидна, то должна быть и конечная остановка, не так ли?

Коронавирусная эпопея перевела стрелки, по которым двигался поезд человеческой истории (или постистории, или недоистории), и поезд двинулся в другом направлении на определенную конечную остановку. Обитатели поезда смотрят в окна на окружающий экзистенциальный пейзаж и утешают себя тем, что пока что они до конечной остановки не доехали. Но пейзаж становится всё более мрачным. Он всё больше напоминает тот самый ад земной, о котором я неоднократно говорил в самых разных своих исследованиях.

Скорость движения поезда умело выбрана таким образом, чтобы изменения экзистенциального пейзажа происходили достаточно медленно и чтобы срабатывал эффект привыкания. Мол, конечно, пейзаж помрачнел, но это же еще не ад. А теперь он еще более помрачнел, но это опять-таки не ад. Может, мы всю жизнь проживем, не доехав до конечной остановки, и если вдуматься, то есть прелесть в том, что пейзаж становится всё более мрачным. Аналогичным образом вели себя узники, которых везли в лагеря смерти.

В условиях подобного стремительного сгущения общечеловеческой и национальной бедственности, сгущения, предсказанного мною тогда, когда я принял решение обратиться к обществу с циклом передач «Суть времени», нельзя вести себя так, как будто ты этого сгущения не замечаешь. То есть нельзя, например, обсуждать истоки и стратегии осуществления расчеловечивания, то есть борьбы с гуманизмом, говоря при этом о том, что конкретный удар по человечности, он же — коронавирусное безумие — это частность, не заслуживающая нашего высоколобого внимания.

Моральная неприемлемость такой позиции, она же — недопустимость самоизоляции в пресловутой башне из слоновой кости, здесь очевидным образом соединяется с ее научной недопустимостью. Потому что можно сколько угодно обсуждать с общих позиций то, что связано со сгущением мировой тьмы. Но тебе всегда скажут, что такие эзотерические обсуждения не имеют отношения к человеческой злобе дня. Ты будешь упрекать тех, кто так скажет, в недальновидности, в слепоте и говорить, что вся эта эзотерика погибели, накопившись, обязательно прорвется в повседневность, а тебе в ответ будут говорить о том, что ты работаешь под идею, и что никаких таких прорывов не будет.

А потом, наконец, прорыв происходит. И если ты как ученый и как гражданин (а тут одно с другим неразрывно связано) сделаешь вид, что ты этого прорыва не заметил и что это не тот самый прорыв, который ты сулил, говоря о том, что темная эзотерика рано или поздно прорвется в повседневность, — то кто ты такой? Ты и не ученый вовсе, поскольку ученому невероятно важны фактические доказательства его правоты. Но ты и не гражданин, поскольку наплевательски относишься к бедствиям пассажиров поезда, к их слепоте, к их жалким самоуспокоениям и так далее.

И наконец, все твои собственные потуги выпрыгнуть из этого поезда (например, создавая альтернативные структуры, — такие, как Александровская коммуна) тоже небезусловны. Ведь ты же говоришь о недопустимости земного ада и о необходимости спасти от него. Когда другие катакомбники создают альтернативные структуры для потустороннего спасения, им просто наплевать на земное предельное неблагополучие. Или, точнее, они хотят, вкусив его горечи, побыстрее выпрыгнуть из него в райскую сладость. А ты-то говоришь о преодолении ада земного именно на Земле. Ну и как ты будешь его преодолевать со своей коммуной, когда поезд доедет до последней остановки, а ты к этому моменту как раз разберешься с кочующими очагами высокой цивилизации?

Да никак ты в этом случае не будешь его преодолевать. Оно тебя накроет, и всё.

Поэтому исследование ковидной эпопеи осуществляется мною не вместо ранее предлагавшихся циклов с названием «Судьба гуманизма в XXI столетии» и «О коммунизме и марксизме», а в качестве бесценного доказательства правомочности данных циклов, их связанности с актуальнейшими проблемами человечества. Речь идет о доказательстве того, что эзотерика, накапливаясь, прорывается в жизнь. И что имя такому прорыву — ковид.

Если ковид — это трансформирующее событие, то речь идет о событии, которое кто-то создает. Этот кто-то и есть субъект расчеловечивания. А ну как в итоге окажется, что он напрямую связан с теми эзотерическими манипуляциями, которые я обсуждал в цикле «Судьба гуманизма в XXI столетии»? Ведь уже почти очевидно, что это именно так. И скоро это станет совсем очевидно.

Если задача ковидных и иных трансформирующих событий — направить человечество по пути губительного антигуманистического техноцентрического развития (оно же — трансгуманизм, коррекция генома, чипизация и так далее), то в чем альтернатива? Ею не может быть неразвитие. Ею может быть только другое развитие, которое я называю восходящим и симфоническим. Но именно оно и есть коммунизм в его действительном значении. А значит, война с той дегуманизацией, которая теперь уже совсем неэзотерична, может идти только при наполнении идеи восходящего симфонического развития каким-то конкретным содержанием. Причем самым разным, вплоть до медицинского. А как иначе-то?

Если дегуманизаторы предлагают раскрутку своего проекта с использованием медицины, то и борьба с ними должна идти с использованием тех же инструментов. В противном случае люди справедливо скажут нам: «Мы от заразы гибнем, а вы нам песни поете про человеческое восхождение!»

Итак, я вовсе не прервал сериалы «Судьба гуманизма в XXI столетии» и «О коммунизме и марксизме». Я просто наполнил эти сериалы конкретным содержанием, которое в его буквальности является ковидным. Но ведь все понимают, что за этой буквальностью маячит нечто другое, системное и зловещее. А это другое и есть конкретное содержание той эзотерики, которую я рассматривал в сериале о судьбе гуманизма. Это прорыв подобной эзотерики в мир повседневности. Я предупреждал, что он произойдет. Он произошел. Ну, и кем бы я был, если бы его не рассматривал в том числе и как подтверждение собственной эзотерической аналитики?

То же самое с обсуждением проблемы коммунизма и марксизма. Я никогда не держался за каждую букву марксистской теории. Я всегда говорил, что суть этой теории или, точнее, этого учения (учение намного больше теории) — в преодолении отчуждения от родовой сущности, то есть в завоевании для человечества возможности восходящего симфонического развития. Той единственно спасительной возможности, которая утоплена, как сказали авторы Коммунистического манифеста, «в холодной воде эгоистического расчета».

Я всегда доводил все проекты до конца. И два исследования — о судьбе гуманизма в XXI столетии и о коммунизме и марксизме — тоже доведу до конца. Да я их и не прервал по сути — я перевел их же из эзотерической плоскости в плоскость повседневности. Но ведь речь идет об одном объеме, в котором эти плоскости сосуществуют. И без которого обсуждение каждой из плоскостей всегда будет носить ущербный характер.

Но как бы ни были важны все эти прорывы к пониманию сути происходящего, она же — суть времени, мы никогда не сводили свою деятельность к пониманию как таковому. При этом мы всегда считали, что понимание должно лежать в основе деятельности. Что оно, как говорят математики, необходимо, но недостаточно. И что нужно соорудить некий мост, соединяющий понимание и деятельность.

Являясь автором идеологии, которой руководствуется и газета «Суть времени», где я публикую эту передовицу, и одноименное движение, я просто обязан определиться в вопросе о своем отношении к развиваемым в этой идеологии марксистско-ленинским коммунистическим идеологемам. Я, кстати, уже не раз это делал. И тем не менее сделаю то же в очередной раз, подчеркнув, что превращение в фетиш тех или иных обусловленных эпохой частных марксистско-ленинских утверждений столь же недопустимо, как и пренебрежение по отношению к гениальным методологическим открытиям, совершенным и Марксом, и Лениным. И столь же актуальным сегодня, как и тогда, когда эти открытия были сделаны.

Когда Маркс в «Тезисах о Фейербахе» пишет, что «философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его», — то речь идет именно о методологическом открытии. То есть о том, что ты ничего и не поймешь в мире по-настоящему, если откажешься от участия в его изменении. То есть что гроша ломаного твое понимание не стоит, если ты от деятельности по изменению мира отказываешься. А вот если не отказываешься, то это понимание бесценно. И что оторвать понимание от деятельности невозможно.

Когда Ленин в своей ранней и недооцененной работе «С чего начать?» говорит о пагубном неумении «отличать запросы минуты от основных задач и постоянных нужд движения в целом», то это тоже не практическая рекомендация, а методологический принцип, неочевидный и для современников, и для тех, кто именует себя его наследниками. Иронизируя по поводу утверждения о возможности изменить тактику за двадцать четыре часа, Ленин пишет: «Для того чтобы изменить тактику, надо прежде иметь тактику».

Вот что такое настоящая методологическая хватка. Ленин по сути говорит своим оппонентам следующее: «Вам кажется, что уж тактика-то — это то, чем нельзя не обладать. Но на самом деле это не так. И кто вам сказал, что вы как субъект политической деятельности обладаете этой самой тактикой?»

Далее Ленин развивает свою мысль таким образом:

«А если нет крепкой организации, искушенной в политической борьбе при всякой обстановке и во всякие периоды, то не может быть и речи о том систематическом, освещенном твердыми принципами и неуклонно проводимом плане деятельности, который только и заслуживает название тактики».

Ну и как же должна строиться такая организация, которая очевидным образом отсутствовала в момент написания Лениным этой своей недооцененной работы? Что должно связать воедино раздробленное мировоззренческое направление, именуемое коммунистическим? Что тут является исходным пунктом деятельности по такому объединению?

«По нашему мнению, — пишет Ленин, — исходным пунктом деятельности, первым практическим шагом к созданию желаемой организации, наконец, основной нитью, держась которой, мы могли бы неуклонно развивать, углублять и расширять эту организацию, должна быть постановка общерусской политической газеты». Сказав далее о том, что все частные дела, вся раздробленная агитация посредством личного воздействия, местных листков, брошюр и пр., будучи крайне необходимыми, не могут стать достаточными без общерусской газеты, Ленин переходит к главному своему политическому и одновременно методологическому утверждению. Которое состоит в следующем:

«Роль газеты не ограничивается, однако, одним распространением идей, одним политическим воспитанием и привлечением политических союзников. Газета не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и коллективный организатор. В этом последнем отношении ее можно сравнить с лесами, которые строятся вокруг возводимого здания, намечают контуры постройки, облегчают сношения между отдельными строителями, помогают им распределить работу и обозревать общие результаты, достигнутые организованным трудом».

Кто-то может сослаться на изменение информационного климата, на то, что теперь не газета, а какие-нибудь блоги в интернете имеют решающее значение. Никоим образом не оспаривая значение интернета и не подвергая сомнению необходимость расширения аудитории, воспринимающей твою идеологию, настаиваю на том, что настоящее, глубокое, полноценное и мотивирующее к действию освоение идеологии может осуществляться только при внимательном, медленном ознакомлении с текстами, дополненном конспектированием этих текстов, мучительными размышлениями по их поводу. То есть всем тем, что я называю полноценным овнутрением текста.

Я не могу вкратце объяснить, почему всё это нельзя делать, безраздельно окунаясь в стихию интернета. Но я знаю на практике, что почему-то интернет активизирует скорость прочтения в ущерб глубине, что те, кто безраздельно окунаются в электронную стихию, что-то приобретают, а что-то существенное теряют. И что в условиях очевидного регресса, стимулируемого интернетным клублением, контррегресс, который единственно спасителен, предполагает воинственное возвращение к тексту в его напечатанном виде. Вырываясь из капкана регресса, люди не только возвращаются к слову, напечатанному на бумаге. Они собираются группами, чтобы читать вслух, осуществляют это чтение в определенной атмосфере.

Так что газета в ее нынешнем контррегрессивном качестве отнюдь не является архаизмом. Она, напротив, является средством собирания тех, кто осознал губительность так называемого тренда, он же — рельсы, по которым поезд идет к последней остановке. А значит она является средством собирания так называемого контррегрессивного ядра. То есть сообщества, состоящего из людей, остро осознающих, что у них эта интернетная современность отнимает нечто сущностное. И что ее можно использовать, но в нее нельзя безраздельно погружаться.

Я написал эту статью в том числе и потому, что номер газеты, в котором она опубликована, — 400-й. И если верить Ленину (а ему я в том, что касается методологии, очень и очень верю), именно такое упорство говорит о серьезности и победительности нашего начинания. Хочется поздравить всех, кто прошел этот долгий путь и у кого хватило упорства вести неблагодарную, но чрезвычайно необходимую газетную деятельность.

Ей мы в существенной степени обязаны тем, что наша организация становится всё менее легкомысленной и всё более стратегически наступательной.

Поздравляю нас всех с 400-м номером газеты «Суть времени»!

_До встречи в СССР! _

Сергей Кургинян

promo rvs november 14, 2013 18:43 10
Buy for 10 000 tokens
Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС) – организация, появившаяся в результате общественного движения против внедрения в нашей стране ювенальных технологий. Одну из ведущих ролей в организации гражданского антиювенального протеста играет движение «Суть времени», которое и стало…
  • a11oleg

В Госдуму поступит законопроект о химической кастрации

Документы
Изображение: Ольга Перегуд © ИА Красная Весна

Новые нормы о химической кастрации педофилов могут появиться в Уголовном кодексе РФ, законопроект с такой инициативой поступит на рассмотрение в нижнюю палату российского парламента, 26 октября сообщают «Известия».

Авторы, депутаты партии «Единая Россия», указывают на рост в России с 2016 года преступлений против несовершеннолетних на 20%. В КПРФ и «Справедливой России» предлагают еще больше ужесточить наказание, вплоть до смертной казни. Эксперты считают, что общество поддержит инициативу законотворцев.

Законопрект будет внесен в Правительство, Верховный совет, а затем в Госдуму. Депутат от «Единой России» Анатолий Выборный сообщил о высокой готовности документа. Вносятся поправки в статьи Уголовного кодекса — ст. 99 «Виды принудительных мер медицинского характера» и ст. 101.1 «Принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях».

«Статью 99 предлагается дополнить таким видом принудительных мер медицинского характера, как «химическая кастрация». В статью 101.1 необходимо ввести в законодательство термин «химическая кастрация», дать его определение и раскрыть с точки зрения уголовного законодательства. Под этим термином мы предлагаем понимать «введение в организм препаратов, которые подавляют сексуальное влечение». Их перечень должно будет определить правительство РФ», — пояснил Выборный.

Collapse )
  • a11oleg

Цифровая атака на образование: дистанционку готовили задолго до ковида

Цифровизаторы объясняют внедрение дистанционного образования тем, что необходимо спасаться от пандемии коронавируса. Но на самом деле цифровое наступление на образование планировалось гораздо раньше.
Журналист ИА «Regnum» Антон Скоселев рассматривает этот вопрос, разбирая нормативно-правовые акты, которые были приняты задолго до появления ковида. Возможность обучения в дистанционной форме изначально была заложена в Законе об образовании и Федеральных государственных образовательных стандартах.
Кроме того, в 2018 году цифровизация образования была утверждена на самом высоком уровне – в национальном проекте «Образование». А летом 2020 года стало известно, что власти намерены провести в школах эксперимент по внедрению целевой модели «Цифровой образовательной среды».
Доклад был представлен 11 октября 2020 г. на межрегиональной общественной конференции «Цифровая война с образованием».

  • a11oleg

Самое страшное в COVID-19 — это посеянный страх

Доктор Луис Мигель Бенито де Бенито
9 октября 2020 года в Мадриде правительственным указом было вновь объявлено чрезвычайное положение. По требованию министра здравоохранения Сальвадора Илья, испанское правительство приняло решение о закрытии столицы, вопреки многократным утверждениям о том, что в дальнейшем все решения о мерах по борьбе с COVID будут принимать только власти Автономных сообществ. Власти Мадрида вводили частичные меры, закрыв некоторые районы, но отказались полностью закрывать город. В результате центральное правительство Испании ввело в Мадриде «ЧС», развернув 7 тыс. дополнительных полицейских.

В то же время всё больше врачей говорят, что мотивов для принятия таких мер в Мадриде не существует. Большое количество положительных случаев является результатом массивного тестирования. Наличие COVID-19 у многих давших положительный результат в тесте ПЦР не подтверждается повторным тестированием или другими тестами. Многие из тех, кто заразился, переносят заболевание в легкой форме или бессимптомно. Больницы не перегружены больными, а некоторые и вовсе пусты. Заболевшие в тяжелой форме есть, но их не так много.

Collapse )
  • a11oleg

Новые правила размещения пенсионных резервов имитируют их защиту — эксперт

Пенсионная реформа
Изображение: Ольга Скопина © ИА Красная Весна
Объявленные ЦБ России новые уточнения для правил инвестирования пенсионных резервов являются не более чем косметическим улучшением для решения проблемы уязвимости вкладчиков и участников негосударственных пенсионных фондов, сообщил эксперт правоведения Олег Барсуков 22 октября в комментарии корреспонденту ИА Красная Весна.

Юрист прокомментировал объявленные Центральным банком России в июне текущего года уточнения требований ЦБ к инвестированию пенсионных резервов, вступающие в силу с 1 января 2021 года.

Согласно заявлению Центробанка, опубликованному 17 июня, новый порядок призван ограничить риски вложений и повысить защиту прав вкладчиков и участников негосударственных пенсионных фондов (НПФ), а также позволить НПФ адаптироваться к новым регуляторным требованиям с учетом последствий пандемии.

Кроме этого, теми же уточнениями ЦБ намерен ограничить перечень иностранных индексов, на основании состава которых можно вкладывать пенсионные резервы в иностранные акции.

Эксперт счел подобные меры неэффективными, лишь создающими видимость защиты участников НПФ.

«Инвестирование в облигации без срока погашения — всегда были и будут рискованными операциями, — пояснил эксперт. — Поэтому оценка рисков по рейтингу выпуска или поручителя по сути ничем не отличается от таковой оценки по рейтингу эмитента, как это предусмотрено ныне действующими правилами», — уточнил юрист.

Collapse )
  • a11oleg

Родители не должны вмешиваться в педагогику — министр образования Франции

Фердинанд Ходлер. Отец и сын (фрагмент). 1883
Родители не должны вмешиваться в педагогику, так как это может стать причиной проблем, подобных убийству учителя, показавшему на уроке «карикатуры» на пророка Мухаммеда, заявил министр образования Франции Жан-Мишель Бланке, 25 октября в интервью JDD.

Интервью посвящено национальной программе первого урока после школьных каникул, на котором планируется обсудить «свободу слова» и «право на богохульство» в качестве «республиканских ценностей».

По словам Бланке, день 2 ноября в средней школе будет разбит на «три части», включая подготовку учителей перед уроком, минуту молчания в память о Самюэле Пати и чтения «Письма учителям» деятеля Социалистической партии Жана Жореса.

«Профсоюзы (…) попросили меня дать ясные и точные рамки, чтобы не оставлять учителей в неведении. Эти основы мы будем строить вместе в день начала учебы после каникул, а также в долгосрочной перспективе, в смысле укрепления ценностей республики», — рассказал министр.

Первый этап позволит учителям подготовиться, «что немного задержит начало урока»; второй этап, с участием учеников, будет посвящен подтверждению «принципов школы и республики»; третий этап предполагает ритуал: учеников, учителей и «партнеров школы» соберут во дворе на минуту молчания и чтение письма Жореса.

В начальной школе также пройдет урок, форма которого еще обсуждается, и минута молчания. В детском саду будет организовано «время тишины».

Collapse )
РВС

На Алтае продолжаются протесты против эксперимента с «дистанционкой»

Пикет против дистанционного образования в Барнауле
Изображение: © ИА Красная Весна

Очередную протестную акцию против эксперимента по внедрению проекта «Цифровой образовательной среды» (ЦОС), а также замещения традиционных форм обучения дистанционным образованием провели родительские активисты в Барнауле 25 октября, сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

Collapse )

Источник

Родительское

Netflix наказали массовой отпиской за фильм с «гиперсексуализацией детей»


После выхода скандального французского фильма «Милашки» резко снизился рост платных подписчиков на платформу Netflix, а количество отмен подписки увеличилось на 800%, 24 октября сообщает Daily Mail со ссылкой на аналитические компании.

Две компании по анализу данных сообщили о резком увеличении отписок от платформы Netflix на фоне растущих призывов бойкотировать потоковый сервис из-за его распространения французского фильма «Милашки», который был обвинен в «гиперсексуализации детей».

Аналитическая компания Antenna, отслеживающая подписчиков Netflix, сообщила о «значительном всплеске оттока» вскоре после появления хэштега #CancelNetflix (отпишись от Netflix). В середине сентября в компании отметили, что после выхода картины «Милашки», Netflix стал терять подписчиков в пять раз больше, чем в предыдущем месяце.

Collapse )

Источник

Родительское

Коронавирус — его цель, авторы и хозяева. Часть XIII — продолжение


Ив Танги. Он сделал то, что хотел. 1927

[Надо до последнего поддерживать все силы, которые будут сдерживать попытки навязать человечеству антиутопию представителя рода Хаксли в виде светлого реального идеала ... Текстовое изложение 13-ой серии исследования о причинах коронавирусной эпопеи и о ее действующих лицах]

Если мы вписываемся в тренд, то надо отдавать себе отчет, что раньше или позже неприкосновенность человека при движении в этом тренде будет отменена полностью. И вам скажут:

«А что делать? Люди страдают от определенных заболеваний. Редактирование генома позволяет эти заболевания излечивать. Ну да, создаются новые проблемы. Они тоже будут решены.

Это вроде как машина
«Скорой помощи» идет,
Сама режет, сама давит,
Сама помощь подает.

Кроме того, налицо новая реальность. А этой реальности нужны такие-то и такие-то люди. Пусть и на основе отредактированного генома. И, собственно, почему вы протестуете против того, чтобы человек приводился в соответствие с этой реальностью?» — скажут нам.

Вам что, греют сердце вопли советского поэта Вознесенского: «Все прогрессы реакционны, если рушится человек»? А вы не помните, как этот поэт охаивал собственные произведения типа «Лонжюмо» и всю советскую действительность, в рамках которой такой тезис имел хоть какой-то смысл?

Однажды, став зрелей, из спешной
повседневности
мы входим в Мавзолей, как в кабинет
рентгеновский,
вне сплетен и легенд, без шапок, без прикрас,
и Ленин, как рентген, просвечивает нас…

А еще там:

И Ленин отвечает.

На все вопросы отвечает
Ленин.

Что, Вознесенский сохранил этот вектор в постсоветский период? И что, вы хотите сказать, что режиссер фильма «Мертвый сезон» по своей направленности постсоветской, да и не только постсоветской тождествен товарищу Абелю? И вы хотите сказать, что я перечислил отдельные примеры, а не мегатренд?

Так откуда теперь-то возьмется: «Все прогрессы реакционны, если рушится человек»?

«Это совковые дела, — скажут вам, — коммунистическое «му-му» проигравшее. Или, — скажут вам, — вы, ха-ха-ха, верите, что человек — венец творенья, в нем есть искра Божья? Ну так отправляйтесь блюсти эту искру в какие-нибудь очаги отстойного фанатизма. И ждите, пока к вам не придет эта самая новизна и не возьмет вас за горло. И пока ваши дети не заорут: «Хотим в эту новизну!»

А когда ваши дети или внуки заболеют, то вы либо хороните их с подвываниями, либо ползите на коленях к передовой медицинской науке и умоляйте, чтобы их спасли с помощью генетических ножниц и всего прочего».

Вот что вам скажут. И что, в этом сказанном будет одна только мерзость? Вам есть, что ответить по существу? Вы, десять раз понимая, что это мерзость, можете что-то ответить, противопоставить этому что-нибудь настоящее, а не свою реакцию эмоционального отторжения? И что же это?

Поскольку зритель, безусловно, желает знать мое мнение по данному поводу, то я скажу, в чем оно состоит.

Во-первых, надо до последнего поддерживать все силы, которые будут сдерживать попытки навязать человечеству антиутопию представителя рода Хаксли в виде «светлого», и, увы, уже реального «идеала». Пусть эти силы будут консервативны или ультраконсервативны — плевать, их надо поддерживать, если они мешают реализовать утопию Хаксли, она же генное редактирование, она же генно-модифицированное человечество и все прочее, эпсилоны и так далее. Их все равно надо поддерживать.

Во-вторых, надо понимать, что биологическая война — это реальность. И что без работ на переднем крае современной науки мы обречем себя на абсолютное уничтожение. Поэтому сказать этой науке: «Сгинь, морок, мерзость!» — мы не имеем права. Есть разница — и надо понять эту разницу — между восторженными сюсюканиями по поводу реализации утопии Хаксли и тем пещерным отрицанием научно-технического прогресса, при котором отрицающие будут беспощадно разгромлены.

В-третьих, надо понимать, что все консервативные и ультраконсервативные силы или окажутся чуть раньше или чуть позже раздавлены, или превратятся в двусмысленного партнера тех, кто намерен воплотить в жизнь антиутопию Хаксли. Вот это тоже надо понимать — что поддерживать-то это надо, и если это хоть чуть-чуть замедлит процесс «хакслизации», то уже слава богу. Но что финал-то будет таков, и он уже начинает оформляться на наших глазах.

В-четвертых, единственное, что не консервативным (то есть тупиковым), а иным образом может дать ответ ревнителям генетического редактирования человека и человечества — это теоретические и практические шаги в сторону реального использования резервных возможностей человека. Резервных возможностей немодифицированного человека. Которые в миллион раз превышают все, что могут дать генетические или любые другие технократические потуги.

В-пятых, этим и должен был заниматься Советский Союз. В этом и должна была быть суть настоящего коммунизма. И если хотите знать мое мнение, только этим мне этот коммунизм и дорог. В какой-то степени в Советском Союзе этим занимались, но вопиющим образом недостаточно. Потому-то Союз и рухнул.

В-шестых, заявив о необходимости дальнейшего движения России и человечества в том направлении развития резервных человеческих способностей, которое одно только и может спасти от наползающей на мир ультранацистской технократической чумы, я намерен лично посвятить этому и финальную часть своей жизни, и все усилия своих продолжателей и преемников. И потому я веду данную передачу из того места, где нахожусь, а не из своего московского офиса.

Что же касается правительственных программ, журналов «Хайтек», разного рода «Иннополисов» или Сколково, то их обсуждение допустимо для меня только потому, что зритель всё время спрашивает: «А как же мы? Вы что-то всё про них, а про нас когда же?»

Про нас — это про кого? Это про кого? Пока зритель не проснется (а это произойдет не сразу, потому что, хотя знания и пробуждают, они ничто в случае, если есть разрыв между знанием и бытием), я не получу прямого ответа на этот элементарный вопрос. Я буду спрашивать: «Про нас — это про кого?», а в ответ будет уклончивое «бе-бе». Но впадать от этого в уныние я не буду и продолжу заниматься теми знаниями, которые не только умножают скорбь, но и содействуют просыпанию.

Я еще раз подчеркну, что бытие отдельно, а знание — отдельно. Но это два отдельных элемента, сложным образом сопрягающиеся друг с другом. Знание способно подтолкнуть к изменению бытия. А изменение бытия способно нарастить знание. И только этим, по моему убеждению, и надо заниматься. И только этим я здесь и занимаюсь, в том числе, и в ходе данных передач, посвященных знанию.

Знание же это таково.

10 августа 2015 года журнал Forbes в статье под названием «Билл Гейтс и 13 других инвесторов вольют 120 миллионов долларов в революционный стартап, занимающийся редактированием генов» сообщает понимающему читателю, что его таки собираются редактировать, и не только за счет относительно мягких матричных РНК, но и с помощью гораздо более однозначного CRISPR. И говорится прямо, что стартап будет заниматься редактированием генов… Наверное, генов табака или свиней?

Далее после этого заявления перечисляются крупные компании, которые этим занимаются. Я просто не имею возможности утяжелить свою передачу всем этим перечислением, тем более что под каждым нужно объяснять, что это такое. Так что опять же Гейтс делегирован на роль запевалы, а за его спиной стоит большая, очень мощная и масштабная банда, состоящая из очень специфического «крупняка». Перечисление данного «крупняка» увело бы нас в сторону, повторяю, и потребовало слишком длительных разъяснений, who is who.

Вкратце суть состоит в том, что крупные семейные структуры вкачивают деньги в некое bng0, которым должен управлять некий Борис Николич, в прошлом научный советник Билла Гейтса, получивший степень доктора медицины в Загребской медицинской школе и набиравший клинический опыт в медицинском центре университета Загреба в Хорватии (где ахи и охи по поводу невозможности нарушать гуманистические запреты, как вы понимаете, не в чести).

Николич — бывший член совета директоров компании Schrödinger («Шрёдингер»), работающей на стыке молекулярной биологии и фармацевтики, биотехнологий и металловедения. В свое время его ввели в совет директоров после того, как Гейтс вложился в Schrödinger, о чем сообщила пресс-служба компании в конце 2012 года.

Компания Schrödinger, работающая в США, Европе, Японии, Индии, помогла основать компанию Nimbus Therapeutics, занятую молекулярной терапией. Далее древо создаваемых структур начинает ветвиться. И не только потому, что редакторы генома запутывают следы, но и потому, что им надо постоянно расширять зону, в которой осуществляются их начинания: мРНК, CRISPR и так далее.

Что же касается Николича, то с 1994 года он присоединяется к Гарвардской программе иммунологических исследований.

Затем становится доцентом в Гарвардской медицинской школе, с 2002 по 2007 год возглавляет передовую иммунологическую лабораторию, занятую трансплантацией стволовых клеток и осуществляющую свою деятельность на основе взаимодействия между Гарвардской медицинской школой и Массачусетской больницей общего профиля.

В 2008 году Николич связывает свою судьбу с Фондом Билла и Мелинды Гейтс.

А в 2010 году он подключается к работе bgC3, американской компании, основанной Биллом Гейтсом в 2008 году. По поводу ее названия бытуют разные мнения. То ли это «третья компания Билла Гейтса», то ли это «Билл Гейтс — катализатор новых технологий». То ли речь идет о том, что это третье лицо Билла Гейтса, притом, что два первых — это Microsoft и Фонд Билла и Мелинды Гейтс.

И вот теперь тот же Николич становится руководителем фирмы bng0, которая должна наряду с другими надувать маленькую компанию Editas Medicine.

Список других, которые надувают эту компанию, — огромен.

Изначальный основатель компании Editas — Дженнифер Дудна, американский ученый, биохимик, исследователь генома и один из создателей технологии редактирования генома, именуемой CRISPR-Cas9.

Видите, какие сложные танцы организуются вокруг этой самой CRISPR, то бишь генного редактирования!

В чем же задача компании Editas, так сильно раздуваемой Гейтсом и теми, кто вменяет ему роль катализатора всей сферы редактирования генома (а таких вменителей, повторяю, очень и очень много)?

Forbes сообщает по этому поводу следующее:

«По утверждению генерального директора Editas Кэтрин Босли, разработка новых методов лечения является новым приоритетным направлением компании. Другие компании, вероятно, уже используют CRISPR-Cas9, чтобы попытаться открыть новые лекарства. Но Editas сосредоточен на генной терапии, на использовании вирусов или других методов доставки белка CRISPR-Cas9 в клетки больных пациентов и редактирования самой ДНК, вызывающей заболевание.

По ее словам, первый проект, который может быть опробован на пациентах, — это лечение врожденного амавроза Лебера 10-го типа, генетической формы слепоты. Она утверждает, что это заболевание — хороший выбор для первой попытки заставить работать CRISPR-Cas9, и потому что именно в глаз легче доставить генную терапию, и потому что она вызвана единственной генетической ошибкой, которая может быть удалена. Переписать гены будет гораздо сложнее, чем сделать простые удаления.

Несмотря на это, заявила Босли, оказалось, что исправить LCA-гены в клеточной культуре оказалось труднее, чем ожидали ученые из Editas. CRISPR просто не мог разрезать в нужном месте, и им пришлось выяснять, как разрезать ДНК в двух местах, чтобы исправить дефектный ген. Она говорит, что ее команда также усердно работает над проектом Juno. Кроме того, Editas взялась за работу над гемоглобинопатией, типом генетического состояния, при котором молекула, которая переносит кислород в эритроцитах, имеет дефекты. Это будет более сложный проект: он будет включать в себя не просто вырезание «орфографической» ошибки ДНК, но и редактирование гена».

Казалось бы, одного этого высказывания госпожи Босли достаточно для того, чтобы констатировать массовое продвижение проектов, связанных с редактированием генома человека и сгруппированных вокруг технологии CRISPR-Cas9. Так ведь нет!

20 декабря 2015 года издание The Wall Street Journal опубликовало анонс нового проекта компании Bayer. Статья называлась «Bayer открывает предприятие со стартапом, занимающимся редактированием генов».

Для того, чтобы значение этого начинания было осознано людьми, далекими от обсуждаемой тематики, мне понадобится короткий исторический экскурс.

В конце 2012 года госпожа Эммануэль Шарпантье, ведущий французский микробиолог и соратница уже упомянутой нами Дженнифер Дудны, предложила группе американских ученых создать компанию CRISPR. В эту группу, кроме Дженнифер Дудны, работавшей в Калифорнийском университете, входили Джордж Черч из Гарвардского университета и его ученик Фенг Жанг из института Броуда, занимающегося генетической проблематикой.

Затем создатели компании CRISPR создали еще три компании: Caribou Biosciences, Inc., Editas Medicine и Crispr Therapeutics AG.

Насчет Caribou Biosciences — всё понятно. Нечто проблемное надо разминать на периферии Карибов.

С тем, что касается Editas Medicine, я уже вкратце ознакомил зрителя.

И вот теперь The Wall Street Journal сообщает нам, что Bayer купил третью из этих структур Шарпантье–Дудны — Crispr Therapeutics. Для чего Bayer это купил? Для того чтобы форсировать все, что связано с редактированием генома.

На следующий день, 21 декабря 2015 года, российская газета «Фармацевтический вестник» перепечатала этот материал под заголовком «Bayer создает совместное предприятие с Crispr Therapeutics».

Совместное предприятие, по заявлению его создателей, будет специализироваться на разработке инновационных лекарственных препаратов для лечения широкого круга заболеваний, в том числе гемофилии, заболеваний сердечно-сосудистой системы у новорожденных и редкой формы слепоты, известной как болезнь Штаргардта (наследственное заболевание, двустороннее симметричное поражение макулярной зоны (центральной зоны сетчатки), появляющееся в молодом возрасте и приводящее к потере центрального зрения). В этих целях компании намерены объединить технологию редактирования генома CRISPR-Cas9, разработанную компанией Crispr Therapeutics, и опыт Bayer в области белковой инженерии.

По условиям соглашения, Bayer приобретет 55% акций американской компании. Временно исполнять обязанности исполнительного директора совместного предприятия будет руководитель Life Science Center компании Bayer Аксель Бушон, а нынешний руководитель Crispr Therapeutics Роджер Новак станет председателем совета директоров.

Издание Xconomy сообщило 21 декабря 2015 года, что сделка Bayer и Crispr Therapeutics «является еще одним примером растущей привлекательности CRISPR-Cas9 для крупных компаний, и за последние два месяца это уже второй альянс, созданный Crispr Therapeutics. В октябре стартап присоединился к Vertex Pharmaceuticals в рамках соглашения о разработке лекарств от муковисцидоза и, возможно, серповидноклеточной анемии. Конкурент компании Crispr Therapeutics — компания Editas Medicine — заключила сделку с Juno Therapeutics для разработки методов T-клеточной терапии. Novartis сотрудничает с еще одним стартапом, занимающимся технологией CRISPR, Intellia Therapeutics».

«Действительно интересно объединить силы наших ведущих технологий, научных достижений и интеллектуальной собственности, — заявил Бушон. — Это может иметь самые серьезные последствия для лечения пациентов с серьезными генетическими заболеваниями, а также для нашего бизнеса».

Дальше — больше.

16 апреля 2020 года журнал Nature Biotechnology публикует статью «Технология выявления SARS-CoV-2 на основе CRISPR-Cas12».

Понятно, о чем идет речь? О том, что ковид будут выявлять и душить на основе технологии уже не CRISPR-Cas9, а более продвинутой Cas12. Об этом уже говорится прямо, что ковид и этот самый CRISPR соединены воедино, спарены. В статье сказано:

«Вспышка бета-коронавирусного тяжелого острого респираторного синдрома SARS-CoV-2 началась в Ухане, Китай, в декабре 2019 года. COVID-19, заболевание, связанное с инфекцией SARS-CoV-2, быстро распространилось, вызывая глобальную пандемию. Мы сообщаем о разработке быстрого (< менее 40 минут), простого в применении и точного анализа бокового потока на основе CRISPR-Cas12 для выявления SARS-CoV-2 из экстрактов РНК из мазка. Мы проверили наш метод, используя искусственные эталонные образцы и клинические образцы от пациентов в Соединенных Штатах, включая 36 пациентов с инфекцией COVID-19 и 42 пациента с другими вирусными респираторными инфекциями. Наш анализ DETECTR на основе CRISPR обеспечивает визуальную и более быструю альтернативу производимому в режиме реального времени анализу RT–PCR американского Центра по контролю и профилактике заболеваний SARS-CoV-2, с точностью положительного прогноза 95% и точностью отрицательного прогноза 100%».

Ученые заявляют, что был (цитирую) «разработан и первоначально проверен тест CRISPR-Cas12 для обнаружения SARS-CoV-2 из выделенной пробы РНК пациента, которая называется SARS-CoV-2 ДНК-эндонуклеазная мишень для CRISPR Trans-таргетинга (DETECTR). Этот анализ одновременно производит обратную транскрипцию и петлевую изотермическую амплификацию (RT-LAMP) РНК, выделенной из носоглоточных или ротоглоточных мазков в универсальной транспортной среде, с последующим обнаружением Cas12 предварительно определенных последовательностей коронавируса, после чего расщепление репортерной молекулы подтверждает факт обнаружения вируса».

Все, это началось.

29 апреля 2020 года журнал Cell (Cell, «Клетка» — один из самых авторитетных и престижных журналов в области молекулярной и клеточной биологии) опубликовал статью, в которой сообщается, что технология уже подготавливается к использованию в качестве рабочего инструмента борьбы с вирусными заболеваниями. Заголовок статьи звучит следующим образом: «Разработка CRISPR является антивирусной стратегией борьбы с SARS-CoV-2 и гриппом».

Антивирусной стратегией!

В резюме к статье указывается: «Пандемия коронавирусной болезни 2019 года (COVID-19), вызванная вирусом SARS-CoV-2, высветила необходимость выработки антивирусных подходов, которые могут быть использованы для борьбы с новыми вирусами при отсутствии эффективных вакцин или фармацевтических препаратов. В настоящей работе мы демонстрируем стратегию на основе CRISPR-Cas13, PAC–MAN (профилактическое противовирусное CRISPR в клетках человека), для ингибирования вируса, который может эффективно разрушать РНК из последовательностей SARS-CoV-2 и живого вируса гриппа A в клетках эпителия легких человека. Мы разработали и проверили CRISPR РНК (крРНК), нацеленные на консервативные (эволюционно стабильные) участки генома вируса, и выделили функциональные крРНК, нацеленные на SARS-CoV-2. Этот подход эффективно снижал нагрузку вируса гриппа (то есть количество вируса. — Прим. ред.) в культурах клеток эпителия органов дыхания. Наш биоинформационный анализ показал, что группа, состоящая всего из шести крРНК, может охватить своим действием более 90% всех коронавирусов. После разработки безопасной и эффективной системы доставки в дыхательные пути PAC–MAN может стать важной стратегией подавления многих коронавирусов».

В статье говорится, что исследование финансировалось при помощи гранта от Управления перспективных исследовательских проектов министерства обороны США. Еще один источник финансирования начинания — Li Ka Shing Foundation из Китая.

Те, кто смотрит эту передачу, спрашивают меня иногда не без ехидства: «А как же Китай?» Как и в случае вопроса «А как же наши?», я спрошу: какие «наши» и какой Китай? Китай Li Ka Shing Foundation, которому позволяют работать вместе с Управлением перспективных исследовательских проектов министерства обороны США? Это какой Китай? Ну так этот фонд очень много где работает.

Li Ka Shing Foundation — это гонконгская благотворительная венчурная организация. Причем, основанная в 1980 году, когда Гонконг никакого отношения к Китаю не имел, а был в юрисдикции Великобритании.

Фонд реализует свою деятельность и в материковом Китае, то есть на территории, подконтрольной Компартии Китая, и на Тайване — территории, контролируемой врагами Коммунистической партии Китая, и в Японии, и в Индии, и в США, и в Канаде. Его возглавляет давняя подруга Ли Ка Шина — миллиардерша Хой Шуен Чау, также известная как Солина Холли.

Компартия Китая благосклонно относится к деятельности этой и многих других сходных структур. Потому что глобальный тренд, повторю еще раз, по мнению Компартии Китая, надо возглавить. А что касается соприкосновения подобных фондов не только с разведкой Компартии Китая, но и с американскими секретными структурами, то, как говорится, темна вода.

Короче говоря, ситуация, казалось бы, такова, что и наши продвинутые граждане, восхищенные CRISPR, и те, кто стоят за спиной Гейтса, раскручивая редактуру генома, могли бы почивать на лаврах и сказать: «Ну что? Да-да, собака лает — ветер носит. Вы там нас облаиваете, а мы идем».

Но это не совсем так. Я не хочу сказать, что это не так. Я подчеркиваю: это не совсем так. Потому что, повторяю, наши продвинутые туземцы лишены гуманистических сомнений. Впрочем, как и западные элитарии, науськивающие Гейтса. А кое-кто из западных интеллектуалов, вполне себе, что называется, упакованных, этих сомнений не лишен.

(Продолжение следует.)


Источник

  • a11oleg

С кем вы, мастера прокуратуры?

Уильям Гроппер. Правосудие, из Каприччио. 1953–1957
Беспрецедентные по своей жесткости ограничения, введенные российскими властями для борьбы с распространением коронавируса SARS-CoV-2, вызывают в обществе не только справедливое возмущение, но и весьма мрачные ассоциации с событиями не столь далекого прошлого (какими именно — чуть позже). Ведь налицо несоизмеримость тяжести последствий, вызванных так называемой эпидемией ковида, и объемом ограничительных мер для борьбы с ней. В связи с чем возникает естественный вопрос: не являются ли вводимые ограничения прологом к установлению нового полицейского порядка?

Тревогу вызывает не только адекватность принимаемых мер ситуации, но и их законность. Напомним, что согласно Конституции РФ, совершеннолетним гражданам гарантируется свобода передвижений, а также отсутствие дискриминации по каким-либо признакам: полу, этнической или религиозной принадлежности, а также по возрасту. И федеральная власть имеет право ограничить свободу граждан перемещаться только в крайних случаях, например, в условиях военных действий или иного чрезвычайного положения.

Collapse )