Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Родительское

От скрытого феодализма к мировому гетто


Протестующая молодежь в г. Балтимор, Мэрилэнд, США. 27 апреля 2015 г.
Изображение: enca.com

После нашего предыдущего разговора с журналистом и обозревателем Тимом Керби ситуация внутри США и в российско-американских отношениях успела существенно обостриться. Новая реальность в США делает еще более актуальной проблему защиты традиционных ценностей от наступающих сил глобализма. Может ли диалог двух культур дать свежий взгляд на этот ключевой вызов нашего времени?

[Керби: У России еще есть одна большая проблема. Представьте себе: 14-летний парень, вся его жизнь сводится к пожиранию всякой гадости и гниению перед компьютерным экраном. А мы ему говорим, что это ужасно, спрашиваем: «Как ты найдешь жену? Как создашь семью, свое будущее?» Но никто его не может заставить. Смысла жизни у него нет. И стыда нет. Живет, как хочет, и считает, что никому ничего не должен. Это большая проблема для общества. У нас в принципе либеральный строй, поэтому я не могу его даже пристыдить. И он будет сидеть там, перед компьютером, и гнить. Коровин: Люди гниют без смысла. И это применимо и к подросткам, и к более взрослым людям.]

Лев Коровин: Понимаю, Вас раздражает вечное повторение вопроса со стороны русских о том, почему вы уехали из Америки, особенно в якобы благополучное время начала двухтысячных годов. Тем не менее этот вопрос важен, ведь сам он, как мне кажется, говорит о некоем действительно глубинном непонимании. Мне кажется, это непонимание зиждется на том, что люди не понимают, из какой Америки Вы уехали.

Тим Керби: Хочу отметить, что я написал целую книгу об этом. Называется она «Почему Россия: мой переезд из американского дома в гетто в российскую хрущевку в Москве».

Если вкратце, то многое из того, что происходит сейчас, я уже тогда ощущал. Куда страна катится в целом. Уже тогда возникло явление так называемых «борцов за социальную справедливость» (SJWs ― Social justice warriors — термин в американском сленге, обозначающий агрессивных поборников прав меньшинств, критически относящихся к традиционным ценностям. — Прим. ред.).

Более того, для меня как человека из гетто проблемы американского общества всегда выступали ярко. Гетто, конечно, — часть США, но это другая Америка, и играет она по своим грустным правилам.

Я вам сейчас расскажу одну краткую, но показательную историю. Может быть, именно это был для меня переломный момент.

Шел у нас в школе урок английского языка и литературы. Меня стал дразнить один мой одноклассник, зовут его Стив — он хороший человек, но ему очень нравилось меня раздражать. Я зачитывал текст вслух, а он стал надо мной подтрунивать, и я, наконец, сказал ему: «Steve, go to hell», — это как «Стив, катись к черту».

Хотя это в английском языке и не считается матерным выражением, школьная администрация меня решила наказать, отстранив от занятий на два дня.

Я тогда хотел поступать в университет, и такая штрафная мера могла сильно испортить мне аттестат. Поэтому я решил бороться. Мы с мамой пришли на совещание с двумя чиновниками из районного образовательного департамента. Я согласился, что мое поведение было неуместным, но обратил внимание на то, что на этом же уроке была чернокожая ученица, которая в прямом смысле обложила учителя матом, но ей за это ничего не было.

Я упомянул этот факт, а чиновники от образования ответили, что у нас теперь ввели квоты на наказания по расовому признаку. Что они чернокожих наказывают чаще, но нужно соблюдать соотношение между наказаниями по отношению к чернокожим и к белым детям. Поэтому им нужно было найти белого ученика, чтобы его наказать и тем самым выполнить план. И я понял, что проиграл.

Вам это может показаться странным, но я лично знаю многих обычных людей, поддерживающих такие практики. Они верят в такую логику. И их много.

В конце концов, всё обошлось — я просто продолжал посещать уроки, несмотря на запрет. Но это повлияло на мою психику и желание жить в США.

По большому счету, да, американское левое движение считает, что белый человек — это воплощение зла. Что это эксплуататор, террорист и вообще источник всего вреда в жизни. К сожалению, этот менталитет доминирует в США, и я знаю, что один человек не может это победить.

Это как если бы какие-нибудь евреи пытались уговорить руководство фашистской Германии пересмотреть свои взгляды. Эйнштейн решил — пора валить оттуда — и это был единственный вариант. Потому что он бы не мог победить в этой битве. И я решил, что тоже не смогу.

Коровин: Один из зрителей прокомментировал нашу прошлую беседу, выразив удивление, что Вы уехали на этапе наивысшего экономического развития Соединенных Штатов. По каким-то формальным критериям это время можно было назвать благополучным, но насколько это так?

Керби: Голосовавшие за Рейгана американцы считают, что пик развития Америки пришелся на 1950-е годы. Война страны не коснулась, а при ослаблении конкурентов мы действительно усилились. И мы начали строить эти большие американские дома.

Один мой дед был сантехником, другой работал на бензоколонке, а потом стал ее хозяином. Им удалось построить дома, словно дворцы. У них были большие семьи, деньги, машины и всякое такое. Вот это всё история пятидесятых.

Уже в 1970-х многое изменилось, и огромной популярностью стал пользоваться сериал «Счастливые дни», построенный вокруг ностальгии по пятидесятым.

В 80-е годы картинка сменилась. В промышленных городах, как Детройт или мой Кливленд, антиутопию «Робокоп» смотрели как отражение реальности. Мы считали, что наше будущее станет именно таким. Всё было очень плохо, все наши заводы закрылись, люди потеряли работу.

Всё усугубило поражение СССР в холодной войне. Билл Клинтон составил договор НАФТА (создавший зону свободной торговли с Мексикой и Канадой, что привело к оттоку промышленного производства. — Прим. ред.), а затем создали Всемирную торговую организацию. Американскому рабочему классу показали огромную фигу — мы в «ржавом поясе» стали никому не нужны.

Коровин: И это потом никуда не исчезло. В связи с этим мне кажутся вполне показательными истории двоих погибших при нелепой провокации вокруг Капитолия.

Одна из погибших, которую застрелили, это ветеран ВВС Эшли Бэббит. Показательно, что в 2008 году она с большим энтузиазмом и с большими надеждами, как вспоминают ее друзья и родственники, поддерживала Обаму. Ведь он избирался, эксплуатируя надежды на перемены к лучшему.

Еще одного погибшего звали Кевин Грисон. У него случился во время беспорядков сердечный приступ, и его не смогли спасти. Он тогда во второй раз приехал на машине из Алабамы в Вашингтон. В первый раз он также приехал за рулем из Алабамы в январе 2009 года на инаугурацию Обамы.

Керби: Я лично никогда не верил в Обаму. Но многие сильно верили в него. У Трампа было великое выражение «Сделаем Америку снова великой», а у Обамы было «Надежда и перемены». И за это люди голосовали. Они ожидали человечную политику, а получили всё абсолютно то же самое.

Конечно, наши чернокожие братья, с которыми я рос в гетто, тоже ожидали перемен, и для них тоже ничего не изменилось. Честно говоря, чернокожим стало лучше при Трампе. У всех моих одноклассников появилась работа.

Обеспечение материального благополучия — очень важная задача для американцев, даже больше чем для других. У нас в США нет общего культурного наследия, которое могло бы всех связывать. А значит, во главу угла мы можем поставить только стремление жить хорошо. Без этого мы очень быстро теряем стабильность.

Коровин: При этом сам Обама был бесконечно далек от жителей негритянского гетто. Он всю жизнь вращался в элите Демократической партии.

Керби: Он принадлежит к той же группе, как и те, кто считали допустимым меня наказывать из-за цвета кожи, потому что нужны были квоты. Якобы в этом и есть справедливость. Эти же люди вырастили Обаму. Они совмещают якобы стремление помогать людям с чувством собственного превосходства и тихой ненависти к простому народу. В этом суть всей так называемой левой политики в США.

Коровин: Сразу вспоминается один из интернет-эфиров Байдена во время предвыборной кампании, где он объявил чернокожему ведущему, что мол, если ты задумаешься за кого проголосовать — за меня или за Трампа — то ты не негр! «Then you ain’t black!»

Керби: При этом у чернокожих в гетто есть серьезная психологическая проблема. Они демонизируют своих же бывших товарищей по гетто, пытающихся вырваться из него. Эта ментальность убивает чернокожую Америку. Но эта ментальность еще играет в пользу демократов, ведь осуждение активных соплеменников усугубляет зависть.

Коровин: Да, это менталитет гетто. То есть вызываешь к себе огромную злобу себе же подобных, если ты пытаешься из этого гетто вырваться. Но с другой стороны, эти белые либералы, которые тебе как бы улыбаются и делают вид, что они твои друзья — всё равно не будут тебя воспринимать как своего. Потому что ты из чуждых им социальных низов. И ты им нужен как инструмент давления на другие части общества, а не потому, что их волнует твоя судьба.

Мы периодически обсуждаем проблему гетто, в том числе и на страницах газеты «Суть времени». У меня как минимум складывается впечатление, что мы движемся к миру, где гетто станет не исключением, не островом нетипичной жизни для остального мира, а мейнстримом.

Постепенно мы видим, как элементы геттоизации уже проникают в основную Америку. В том числе под видом борьбы с коронавирусом и его последствиями. Нам всем известно, что из-за карантинных мер, которые, видимо, сейчас будут очень усиливаться при Байдене, многие люди потеряли источник заработка. Они теперь находятся в крайне шатком состоянии. Их не выселяют из арендованного жилья или жилья, взятого в ипотеку, которую они не могут оплатить, только потому, что сейчас действует мораторий на выселение.

В этот выборный цикл был интересный претендент на выдвижение в президенты от демократов — Эндрю Янг. Он агитировал, по сути, за одно — за так называемый безусловный базовый доход. Когда просто всем взрослым, вне зависимости от социально-экономического уровня, государством должны выплачиваться деньги.

Когда он впервые об этом заговорил, еще никакой эпидемии не было. Он больше переживал по поводу автоматизации производства и сферы услуг, что приведет к сокращению спроса на неквалифицированный труд. В условиях растущей безработицы, чтобы люди не голодали и не теряли крышу над головой, Янг предложил их подсадить на постоянные подачки.

Экономическое напряжение, вызванное ковидом и его последствиями, вдруг сделало эту тему более актуальной. Если верить американской социологии, то это сейчас у многих встречает поддержку.

Но проблема в том, что в Америке уже есть две группы, применительно к которым давно действует принцип базового дохода — это негры в гетто и индейцы в резервациях.

Керби: К этой идее можно по-разному отнестись. Одни считают данное предложение чуть ли не спасительным. Другие говорят, как Вы только что намекнули, что это путь в феодализм или рабство.

Я скорее поддерживаю этот проект. Почему? Да, есть люди, которые потратят то, что Вы назвали «подачкой», на наркотики. Но многим людям это дает возможность восстановить традиционную семью. Если мама и папа получают вместе 2 тыс. долларов, то маме не обязательно работать. Если папа активный мужчина, он всё равно не сможет сидеть без дела. Всё зависит от реализации, но мне кажется, что эти выплаты могли бы помочь спасти традиционную семью.

Но с другой стороны, зависимость от правительства — чревата. Если партия во власти выплачивает деньги, она покупает лояльность. Особенно, если нет работы. А если у людей отобрать эти деньги, то их жизнь закончилась. Это как в СССР — была большая проблема, что был только один работодатель. Плохо зависеть от одного работодателя.

Коровин: Но при этом в Советском Союзе не было массовой безработицы. Когда мы говорим на тему социальной защищенности со многими консервативными американцами, они начинают мне рассказывать про ужасы социализма, но при этом описывают свое американское общество!

На минуточку, в Советском Союзе не было никаких подачек, чтобы люди сидели тихо. Там, наоборот, обеспечивалась практически полная занятость населения. Чтобы, как Вы говорили, активные мужчины, которые не могут сидеть без дела, которые пропадают и чахнут без дела, не ждали конверт в конце месяца. У них было свое предприятие, которое не только обеспечивало материально их семьи, но вокруг которого строилась вся социальная инфраструктура, она обеспечивала семьи рабочих детскими садами, школами, бесплатной медициной и так далее. Социализм — это не подачки.

А то, что строится сейчас в Америке и что в большой степени уже построено в Европе, это же никакой не социализм. Это механизм доминирования. Как Вы вполне правильно подметили, если выживание твое и твоей семьи зависит не от твоего труда, а от того, пришлет ли правящая партия в конце месяца тебе денежки, то ты и будешь смотреть ей в рот.

Именно об этом, среди прочего, говорит в «Братьях Карамазовых» Федор Михайлович Достоевский устами Ивана Карамазова, когда тот рассказывает придуманный им сюжет про Великого инквизитора.

О чем, собственно, он говорит? О том, чтобы освободить людей от груза свободы, от необходимости принимать собственные решения, чтобы им всё обеспечить и таким образом получить от них полное и беспрекословное послушание. Потому что элита якобы о них заботится.

Керби: Я понимаю философскую сторону вопроса, но мне кажется, здесь ошибка. И в США, и в России мы уже живем в некотором подчинении власти. Простые граждане — уже, по сути, крепостные, мы должны подчиняться. Вопрос — каким образом и в какой степени? Нам же всем приходится соблюдать законы, с которыми мы не согласны. Поэтому нельзя сказать, что мы сейчас свободны, а как они начнут выдавать всем тысячу баксов в месяц, так мы становимся им должны. Мы и сейчас в какой-то степени им должны.

Коровин: Но это дальнейшее раздвижение окна Овертона.

Керби: Это да. Но как человеку из капиталистического мира, мне эта идея кажется разумной. С точки зрения американца с правыми взглядами, это должно облегчить работу государства. Ведь если всем раздать по тысяче долларов, то не должно быть ни бомжей, ни бабушек, продающих что-то у вокзала. И тогда, если мы увидим каких-нибудь попрошаек, то они сами это заслужили, понимаете?

Может быть, это капиталистический ответ на эту проблему.

Коровин: Многие сейчас сравнивают всё, что происходит в США, особенно вокруг коронавируса, с Великой депрессией. И недавно избранный на пост президента США Джозеф Байден с большой помпой повесил у себя в кабинете портрет Франклина Рузвельта. Рузвельт ведь тоже не спасал американскую экономику и простых американцев денежными подачками. Главное, что он сделал — это такие крупные федеральные программы инфраструктурного строительства. Довольно крупные части Америки всё еще пользуются той инфраструктурой, которую тогда построили.

Этим самым Рузвельт сразу решил несколько задач одновременно. И нужную инфраструктуру построили, и значительно сократили число безработных, а значит, смягчили социальную напряженность и криминогенную обстановку. Рабочие смогли свои семьи прокормить.

У людей совсем разное отношение к честному заработку за собственный труд при строительстве, скажем, новой дороги или нового моста, и к подачке, которую получаешь, не ударив пальцем о палец.

Вы говорите, что мотивированные люди захотят большего. Но можно посмотреть на реальный опыт индейских резерваций и негритянских гетто, где десятилетиями действуют эти программы с безусловными выплатами. Разве там виден взрывной экономический рост? Там что, высокомотивированные индейцы и негры поднимают свои общины из нищеты и строят великую американскую мечту?

Керби: Ну, тут проблема в том, что у чернокожих нет своей власти. У индейцев в некоторой степени есть своя власть, но, по-моему, они живут под большим давлением.

Коровин: Могу сказать про индейцев. В бытность свою сначала студентом-медиком, а потом в общей хирургии, я довольно продолжительное время проработал в резервации Навахо на севере Аризоны и наблюдал за этими индейцами с весьма близкого расстояния.

Часто происходит, что когда индеец получает пост в племенной администрации, он ведет себя достаточно предсказуемым для постсоветского пространства образом. Он обеспечивает в первую очередь свое собственное материальное благополучие. В таких условиях о развитии на местах говорить не приходится.

Мы говорим о механизмах подчинения и о расширении окна Овертона. Конечно, никто никогда не скажет, что сейчас или 10 лет назад было свободное общество. Но невозможно игнорировать то обстоятельство, что сейчас идет потеря и тех остаточных признаков свободы, которые недавно еще были.

Например, в тех же Соединенных Штатах, после провокации у Капитолия, не только участников провокации, но и практически всех сторонников Трампа объявили — пока риторически, но я уверен, что это оформится и законодательным образом, — внутренними террористами. То есть обычных людей приравняли к Бен Ладену и его последователям, захватившим самолеты и протаранившим Всемирный торговый центр в 2001 году.

Керби: О да! И на инаугурацию Байдена отправили 25 000 солдат, закрыли город. И он таким образом получил мандат на пост президента — ну, это конец! Это конец двухпартийной системы. Раньше были две стороны одной медали, и это было плохо. Но теперь есть только одна партия, по большому счету. Независимо от формальной принадлежности.

У власти в США абсолютно глобалистические ориентиры. И теперь вернуть старые США или восстановить наши свободы, пытаясь действовать внутри этой системы, уже не получится.

Наши отцы-основатели, с одной стороны, верили в благость революции, верили в человека. Но при этом они создали предельно бюрократическую систему.

Бюрократия — это античеловек. Любая бюрократия существует для того, чтобы исключить человека, его чувства, его непредсказуемость из процесса.

Коровин: Да, это технократия. То есть уже движение от бюрократии к тому, что теперь принято называть цифровым концлагерем.

В связи с инаугурацией Байдена ходит такая хохма: мол, как можно сделать так, чтобы на инаугурацию Байдена пришли десятки тысяч людей? Ввести войска.

Керби: Да. И только так.

Коровин: При этом людей, у которых ощущение потери собственной страны усиливается, уже на официальном уровне будут называть внутренними террористами. И если вдруг они захотят выйти и протестовать так, как они привыкли, то они могут очень сильно удивиться тому, как на них отреагирует система, которая якобы их защищает.

Керби: В США верх взяли глобалисты, отказав своим противникам в праве называться людьми. Мы не можем себе позволить, чтобы так повторилось в России. Мы должны четко сказать, во что мы верим и обозначить границы допустимого.

Коровин: Мне кажется, эту проблему очень четко обрисовал С. Е. Кургинян в аналитическом цикле по коронавирусу, когда он говорит о губительности глобального тренда и про то, как наша элита всё еще тешится надеждой в этот тренд вписаться. Хотя ничего, кроме уничтожения, этот тренд нам не обещает. И в этом главная концептуальная проблема.

У нас нет своего тренда. Либо ты создаешь свои правила, либо ты играешь по чужим правилам и проигрываешь.

Керби: У России еще есть одна большая проблема. Представьте себе: 14-летний парень, вся его жизнь сводится к пожиранию всякой гадости и гниению перед компьютерным экраном. А мы ему говорим, что это ужасно, спрашиваем: «Как ты найдешь жену? Как создашь семью, свое будущее?» Но никто его не может заставить. Смысла жизни у него нет. И стыда нет. Живет, как хочет, и считает, что никому ничего не должен.

Это большая проблема для общества. У нас в принципе либеральный строй, поэтому я не могу его даже пристыдить. И он будет сидеть там, перед компьютером, и гнить.

Коровин: Люди гниют без смысла. И это применимо и к подросткам, и к более взрослым людям.

Керби: Да, и поэтому, если мы в России занимаемся защитой традиционных ценностей, то нам нужны ответы. Нужно четко сказать, почему нельзя просто жить ради себя и своего удовольствия.

Почему нельзя так жить? Мы видим, почему это плохо, но пока у нас нет слов, у нас нет четких аргументов, чтобы убедительно ответить на вопрос «Что мы здесь делаем?» Вот это наша задача сейчас. Это очень тяжело, но надо.

Коровин: Возвращаясь к нашему первому разговору, главная проблема пирамиды Маслоу в том, что если мы рассматриваем человека как животное, как зверя, которому нужно просто удовлетворять разные уровни потребностей, комфорта и так далее, то тогда эти люди, которые гниют без смысла, — всё делают правильно. Они живут в соответствии с этой пирамидой.

А если у нас религиозное сознание, можно сказать, что человек создан по образу и подобию Божьему. Да даже если сознание светское, всё равно есть, например, представление Маркса о родовой сущности, а она в том, что человек — это в первую очередь творец. И если в человеке не разбудить и не развить эти творческие способности, то он не заживет полноценной жизнью. Без этого — гниение.

Керби: Вот именно! Может быть, это тема для нашего следующего разговора.

Источник

promo rvs ноябрь 14, 2013 18:43 10
Buy for 10 000 tokens
Родительское Всероссийское Сопротивление (РВС) – организация, появившаяся в результате общественного движения против внедрения в нашей стране ювенальных технологий. Одну из ведущих ролей в организации гражданского антиювенального протеста играет движение «Суть времени», которое и стало…
  • a11oleg

Коронавирус — его цель, авторы и хозяева. Часть ХХ

Фагоцит (нейтрофил) поглощает бациллу сибирской язвы
Изображение: wikimedia.org
Я совершенно не хочу дискредитировать какие-то отдельные вакцины, тем более наши. Я считаю, между прочим, то, что делает Гейтс, на четыре порядка более вредным. Я понимаю, какие идут игры на этом медицинском рынке и кто на нем будет играть во что-то не то. Я просто говорю слова, которые когда-то маркиз де Поза сказал королю Филиппу: «Сир, дайте человеку свободу мысли». Не свободу действий, не свободу инвестиций, не свободу охаивать — свободу мысли.

Соберите честно всех, кто думает разное. Дайте им высказаться. Создайте национальную дискуссию по этому вопросу. Не ошельмовывайте ученых, которые хотят идти своим путем. Это их святое и единственное право — идти любым путем. Когда этого не происходит, я спрашиваю: почему?

Если так затыкают рот Трампу, так что — он на самом деле выиграл? А иначе зачем так рот затыкать? Ведь нужен честный выигрыш. Так откройте карты! Что ж вы по любому поводу кляп в рот вставляете и руки скручиваете?

Если вы твердо уверены, что вирус естественный, так дайте возможность дискутировать! Если бы так затыкали рот противникам классической ньютоновской механики, не было бы ни Эйнштейна, ни того, что рядом с ним. Что это за новый мир затыкания рта? Я же не говорю, что те, кому затыкают рот, правы. Я отстаиваю их право быть неправыми.

Collapse )
  • a11oleg

Губернатор Миссисипи подверг критике ЛГБТ-повестку Байдена — FWST

Тома Кутюр. Римляне времен упадка. 1847
Раздражение политикой Белого дома по поводу продвижения ЛГБТ-повестки выразил губернатор штата Миссисипи Тейт Ривз. Об этом 5 февраля пишет газета Fort Worth Star-Telegram.

Ривз назвал радикальным социальным экспериментом указ Байдена, который запрещает препятствовать трансгендерам и лицам, которые еще не определились со своим гендером, доступ в женские спортивные команды, а также раздевалки, туалеты и душевые в том числе в школах.

«Я сильно разочарован действиями президента Байдена, заставляющего молодых девушек… соревноваться с биологическими мужчинами за доступ к занятиям легкой атлетикой. Я просто не понимаю, почему политики толкают детей к трансгендеризму. И, конечно, я не понимаю, почему президент решил сделать это приоритетом в свои первые дни [правления]», — сказал губернатор Миссисипи.

Губернатор-республиканец заявил также, что разрешение трансгендерным спортсменам соревноваться в соответствии со своей идентичностью создаст несправедливое игровое поле, ограничивая возможности для молодых женщин-спортсменок.

Отметим, более десяти штатов готовят местные законы, которые запретят указ Байдена. При этом согласно указу администрации Белого дома, штаты, не подчинившиеся указу о трансгендерах, будут лишены федеральных субсидий.

Источник ИА Красная Весна

  • a11oleg

Воровство скоро даст «обратку» — жители Петербурга о пенсионной реформе

Богатая элита и нищий народ
Изображение: Александр Дейнека. Два класса (фрагмент). 1934
3 февраля — очередной день, когда жители России отмечают «День Людоеда». Третьего числа каждого месяца российские граждане вспоминают о подписании президентом России Владимиром Путиным антинародной пенсионной реформы, отменяющей введенный во времена Советского Союза пенсионный возраст. В преддверии этой даты корреспонденты ИА Красная Весна в очередной раз вышли на улицы Петербурга, чтобы узнать, как изменилось мнение горожан по поводу этих действий власти спустя три года и три месяца.

Обворовали. «Раньше в моем окружении я был в меньшинстве».

47-летний мужчина представился Евгением. Он был эмоционален и возмущался, что не смог вместе с сыном участвовать в митинге в поддержку Навального, поскольку центр города был перекрыт. «Обворовали, твари», — так ответил он на просьбу обосновать свое неприятие пенсионной реформы, высказав при этом презрение к тем, кто не сопротивляется воровству.

«Народ российский — трусливый. Чтобы не выйти за свои пенсии — это надо вообще… Мы были на этом митинге — 4000 человек. Если народ не выходит за пенсии свои — это не народ, а стадо. И его надо доить. Не выйти за Навального — дело каждого, не выйти за Зюганова — дело каждого. Но не выйти за свои пенсии — это значит народ такой. „Зачем стадам дары свободы, их нужно резать либо стричь“. Понимаете, Пушкин сказал», — так оценил мужчина протестные действия в 2018 году против повышения пенсионного возраста.

Collapse )
  • a11oleg

Это вредительство — петербуржцы рассказали, что думают о пенсионной реформе

Пабло Пикассо. Нищий старик с мальчиком. 1903
3 января наступил очередной «День людоеда». Прошло уже более двух лет, как российская власть отправила в мусорное ведро социальные гарантии, казавшиеся в советское время незыблемыми. В канун Нового 2021 года корреспонденты ИА Красная Весна вновь вышли на улицы Петербурга, чтобы узнать мнение жителей города о пенсионной реформе 2018 года.

Кого-то повышение пенсионного возраста уже затронуло, над кем-то это висит дамокловым мечом. Но даже те, кто уже на пенсии и лично не пострадал от нововведения, относятся отрицательно к тому, что у российских граждан отняли возможность выйти на пенсию тогда, когда это было установлено в СССР. Не возмущаются нововведением только те, кто в принципе не думает о пенсии или уверен, что сможет работать и в старости. В основном это молодежь.

Как работать, когда зрения практически нет и болит позвоночник?

Наталья успела выйти на пенсию до реформы. Она примеряет новый пенсионный возраст на себя. «А скажите, пожалуйста, какой из меня на данный момент работник? Зрения практически нет. 12 часов я сидела администратором. Я не могу уже такую сидячую работу себе позволить, потому что у меня постоянно болит позвоночник. Не зря говорят, что пенсию просто так не дают. Мы ее заработали», — сказала она.

Collapse )
Родительское

The Economist (Великобритания): постановление английского суда о подростках-трансгендерах может полу


Высокий суд Лондона посчитал «крайне маловероятным» и «сомнительным», что 13-14-15-летних подростков, посчитавших себя трансгендерами, можно считать достаточно зрелыми для того, чтобы врачи получили право назначать им применение блокаторов полового созревания. Врачи теперь должны консультироваться с судьей.

Collapse )

РВС

Коронавирус — его цель, авторы и хозяева. Часть XVI — окончание


Диего Ривера. Вакцинация (фреска). 1932

[Насилие, информационные репрессии и всё остальное — всё это будет применено «для вящей славы вакцины» Текстовое изложение 16-й серии аналитической передачи Смысл игры: "Коронавирус — его цель, авторы и хозяева": "Массовая вакцинация, или Хотим ли мы в «Дивный новый мир» Хаксли"]

Я окончил геофизический факультет Московского геологоразведочного института с красным дипломом, перед этим школу с золотой медалью. И у меня к пятому курсу уже была написана диссертация по так называемым некорректно поставленным задачам. Но один тогдашний комсомольский деятель, который в будущем стал прогрессивно мыслящим антисоветским журналистом и газетным магнатом, написал на меня формальный донос (я его читал — со штампом, кличкой собственной и так далее). Меня обвинили в чтении и обсуждении нелегальной литературы. Имелась в виду книга Авторханова «Технология власти», которую я действительно обсуждал, доказывая несправедливость антисоветской концепции Авторханова.

Меня после этого уже не могли принять в очную аспирантуру, а кого-то надо было принять. И принят в нее был хороший, веселый, бойкий парень, мой тогдашний приятель, с которым я ходил в походы и который в этих самых некорректно поставленных задачах ничего не понимал. Он вообще был обаятелен, был замечательным туристом и среднекачественно бренчал на гитаре всякие туристические песни. И улыбка у него была веселая, и такой он был статный из себя, кожаную куртку очень красиво носил. Всё было при нем. Парня позвали и сказали ему, что он будет зачислен вместо меня в аспирантуру, и я был в высшей степени не в претензии, я радовался за парня. Мы пошли в студенческую столовую, и я его спросил: «А какая у тебя тема-то будет в аспирантуре?» Парень мне ответил с неописуемой важностью, которая в нем возникла за время, пока он прошел от деканата до столовой: «Ну, как тебе объяснить, Сережа… Это такая важная вещь — некорректно поставленные задачи. Ты это вряд ли поймешь».

Потом парень вылетел из аспирантуры, как пробка из бутылки. Не в этом дело. Я вдруг понял, как легко набирает высокомерие поверхностно цивилизованный человек, закомплексованный и вдруг обнаруживающий, что у него возникают какие-то основания для этого высокомерия: ему статус придают — он уже взят в аспирантуру!

Я потом окончил аспирантуру в Институте океанологии, защитился… Не важно, не в этом дело. Этому парню достаточно было подняться на маленькую ступеньку, чтобы начать вести себя подобным образом. Сколько же у него внутри было комплексов! И это же не пример отдельного парня. Это состояние нашей элиты — из грязи в князи.

Современный человек, далекий от иммунологии, биофизики, генетики и прочих относительно недавних стремительно развивающихся направлений человеческой мысли, конечно же, не может за этими направлениями уследить. Но такой человек, если он обладает сочетанием бойкости и поверхностности, очень быстро набирает высокомерие.

И когда ему по долгу службы приходится решать острейшие медицинские проблемы, притом что от его решений зависят судьбы людей, то он ведет себя хуже, чем тот Закревский, с обсуждения которого я начал сюжет о борьбе с холерой почти два столетия назад. Он оперирует своей нахватанностью, выдавая ее за настоящую компетентность. Притом что настоящей компетентностью он просто не может обладать. И чем меньше он понимает в происходящем, тем более цепко он хватается за спасательный круг частичного, неглубокого, отсталого понимания того, что ему бы полагалось понять по-настоящему.

Во времена Закревского не было всех этих дисциплин. И не было вакцин. А теперь всё это есть. «Мы же знаем, что действовать надо вот так, так и так. А раз мы это знаем — смирно! Шагом марш! Вперед!»

А что если на самом переднем крае современного человеческого знания возникло нечто, в определенных случаях абсолютно не совместимое с этим «вакциномерием» (от слова «высокомерие»)? Что если оно уже возникло? Что если оно вытекает из всей сути современной иммунологии? Что если про это знают академики, которые отводят глаза, когда им об этом говорят? И что если это всё — доказанное знание, мировое?

Можно было бы хотя бы поинтересоваться этим. Но такой человек, о котором я говорю, интересоваться не будет. Он с давних пор, еще только становясь политиком, с корнем вырвал у себя возможность сомневаться, доуточнять, развивать компетенцию, проявлять уважение к чужой осведомленности, а главное — испытывать моральные проблемы в связи с тем, что он будет принимать решения в условиях, когда, что называется, ни бум-бум.

И вместо того чтобы встретиться с недостаточностью своих знаний, поговорить с нею в ночной тишине, устыдиться, а наутро начать грызть гранит чужой ему науки… Вместо того чтобы советоваться с теми, чей мозг устроен иначе, он вспоминает какие-нибудь азы, принимает эти азы за последнее слово, именует всех, кто этого не принимает, диссидентами, антипрививочниками и так далее. И прет рогом туда, куда его влекут знания азов.

Понятное же дело, что нет никаких квантов. Какие кванты? Берешь тело и сдвигаешь — на сколько хочешь. Какие перепрыгивания с уровня на уровень? Понятное же дело, что энергия — это одно, а масса — это другое. Как это они могут быть связаны? И вообще, нет бога кроме Ньютона, а мы все — пророки его из средней школы…

Потом вдруг оказывается, что есть Планк, что есть Эйнштейн, что есть Бор, Борн, Паули. Есть странный мир.

Вот в результате того, что возникает эта высокомерная полутьма, кажущаяся себе просвещенной, просветленной, в определенных случаях возможно всё, включая гибель нации.

На предыдущем этапе развития человечества было обнаружено, что организм, который преодолевает болезнь, вырабатывает для этого преодоления некие антитела, буквально пожирающие болезнь. Для того времени это было великое открытие. На его основе были изобретены вакцины, то есть лекарства, аналогичные ядам, которые с древнейших времен врачи рекомендовали потреблять в малых количествах как для приучения к ядам, так и для мобилизации организма на то, что называется противодействием отравлению. Организм, постепенно приучаясь к большим дозам, мобилизуется всё больше и больше. Вообще, при приеме малых доз происходит полезная встряска, а не то разрушение организма, которое произошло бы при приеме большой дозы того же самого.

На таких вещах базировалась медицина с древнейших времен. Именно это породило и древнюю, и современную гомеопатию, а также многое другое. Но только в конце XIX века данный принцип стал применяться для излечения опаснейших заболеваний с помощью создания вакцин, которые по сути являются теми же самыми малыми дозами яда под названием «инфекционное заболевание».

Человек принимает эту малую дозу, организм мобилизуется, усваивает, как именно ему надо бороться с ядом под названием «инфекция». Так считалось. А поскольку доза маленькая, то он не умирает и не рушится под воздействием этой инфекции. Он учится бороться, то есть вырабатывать антитела. А будучи уже обученным этому на малых дозах, он при принятии больших доз, например, при контакте с человеком, заболевшим определенным инфекционным заболеванием, будет гораздо быстрее и с иной сноровкой действовать, преодолевая опасность. То есть вырабатывать антитела.

Это было великое открытие. Оно породило и целый ряд научных направлений, и огромное количество спасительных лекарств, и гигантскую отрасль фармакологии. То есть промышленности, которая изготавливает, ориентируясь на этот принцип, и продает этих лекарств на триллионы долларов.

Время от времени возникали некие сбивы, но на них не обращали внимания. И только за последние 30 лет (ну хорошо, 50 лет, но не больше — сам себя поправляю) ученые получили неоспоримые доказательства того, что спасительные антитела, получаемые за счет вакцинирования, не всегда бывают спасительными. Что они закономерным образом в определенных случаях усиливают, а не ослабляют ход болезни. Или рождают новую болезнь. Причем в этих случаях антитела могут и придавать болезни более острый характер, и более того — модифицировать заболевание, делать его качественно более опасным.

Эти сведения были добыты настоящими учеными, работающими на переднем крае науки. Работая на этом крае, добывая эти сведения, эти ученые, американские в том числе, одновременно пестовали новые вакцины, учили молодых людей их создавать. А потом эти молодые люди становились Нобелевскими лауреатами. А потом они говорили, что они допустили ошибки и исправляли эти ошибки… Чуть позже я попытаюсь всё это обсудить подробнее, не впадая при этом в такое наукообразие, которое заведомо сформирует пропасть между знаниями пользователя и знаниями специалиста.

А сейчас я просто задамся совершенно конкретным вопросом: а что если, коль скоро всё это существует (а оно существует, и не в фантазиях, не в маргиналитете, а в высшей медицинской элите), применение вакцин не спасет людей от того же ковида, а этот ковид или усугубит, или даже превратит во что-то худшее?

Я же не утверждаю, что так будет. Я просто обращаю внимание на то, что так бывало. Создатели определенных вакцин (например, от полиомиелита) боролись друг с другом. Они много что рассказали об опасностях вакцины конкурента. И люди слушали. А рассказывали это ученые… У подобного «бывало» есть определенное научное обоснование, не имеющее ничего общего с ковид-диссидентством или прививочным диссидентством, с дремучим страхом перед прививками как таковыми, с антипрививочным дикарством.

Это «бывало» является фундаментом научного мышления. Оно называется «экспериментом, давшим неожиданный результат». Новые научные открытия возникают тогда, когда подобные экспериментальные «бывало» соединяются с тем, что ученые обрели совершенно новые знания и возможности — такие знания и возможности, которые в значительной степени проблематизировали все предыдущие знания. Так развивается человеческая мысль вообще, так развивается наука.

Но этого не понимает слегка приобщенный к науке дикарь, он же — цивилизованный пользователь. В лучшем случае такой специфический дикарь, гораздо более опасный, чем дикарь натуральный, вспомнит, что ему кто-нибудь в школе что-то рассказывал про антитела. И что это истина в последней инстанции: выработал антитела — не будешь болеть. А может быть — и это худший случай — такой цивилизованный дикарь даже ничего и не вспомнит. Он просто скажет, что «им виднее», что «все так делают», что это ученые, поэтому «Смирно!». И их именем буду командовать вами.

Нечто сходное изрекала Липочка, героиня пьесы Островского, сказав про своего жениха: «Известно, он благородный человек, так и д ействует по-деликатному. В и хнем кругу всегда так делают».

И неужели кто-то считает, что Трамп не может сказать подобное про Фаучи, Редфилда, Берк и так далее? Что они люди благородные, обученные, и мыслят по-деликатному. Полно, только это и говорится! И у нас говорится то же самое. С той разницей, что у нас в определенных кругах боготворят всех этих Фаучи, Редфилда и так далее даже больше, чем на Западе, гораздо больше. И гораздо более экстазно и тупо.

И если те западные господа ориентируются на самих себя и на своих хозяев, то у нас власть имущие ориентируются на этих господ, которые ориентируются на кого-то. Там все эти ученые ориентируются на «фарму» и на «глубинное государство» и особые слои элиты, а у нас ориентируются на этих ученых.

И наши власть имущие, и их западные собратья — это по сути обычные пользователи. Причем такие пользователи, которые никогда не будут напрягать мозги для того, чтобы понять, что творится на переднем крае науки. А напротив, будут считать вчерашние открытия, преподанные им на каких-то очень куцых уроках, последним словом современной науки или, точнее, ее вечным словом. А себя — сопричастными этому слову, то есть избранными. А раз избранными — то и руководящими, командующими, господствующими над ничего не понимающей «нелюдью».

Такого пользователя легко отвратить от вакцинации, внушая ему что-нибудь конспирологическое. Мол, дурят голову, разводят, замысливают зло, мошенничают. Это будет воспринято. А поскольку оно отчасти так и есть, то возникает ложная альтернатива между якобы культурными современными людьми, якобы знающими, что такое вечные истины, людьми, якобы вписанными в цивилизацию, — и дикарями, которые самих себя отдают на погибель и всем окружающим вредят до крайности, распространяя инфекцию.

Как только такая альтернатива возникнет (а на нее многие работают по понятным причинам), ситуация будет заведена в тупик. Правительства разных стран мира (например, той же Германии) заявят, что их мудрым действиям, основанным на сопричастности дарам цивилизации, препятствуют кто? — дикари. Да еще и опасные дикари, какие-нибудь нацисты, другие разрушительные элементы. Такие разрушительные элементы в силу своей дикости отвергают всё то, что создано человечеством для того, чтобы спасать людей от губительных заболеваний. И это известно всем не диким людям, знающим об однозначной благостности вакцин, а также о благостности карантинов и прочего… (Пушкин, высказывание которого о холере и карантинах я привел в прошлой передаче, был одним из самых образованных людей своей эпохи. Не только гениальным, но и образованным.)

Ну, и как же можно считаться с мнением дикарей и разрушительных элементов? Это мнение надо отвергнуть во имя спасения человечества! Притом что способ спасения очевиден — есть вечные истины: карантин, вакцина и так далее. Ну так те, кому этот способ известен, и будут спасать человечество, наплевав на дикарское сопротивление нецивилизованных слоев населения.

А если они при этом еще и «бабки» сделают… Потому что они умные и умеют и человечество спасать, и «бабки» делать. Они видят тренд, понимают, как действовать в нужное время в нужном месте и будут использовать это для спасения бедных, страдающих и недопросвещенных людей от дикарей. Спасение от этих дикарей будет осуществляться при помощи полиции и армии. И в любом случае насилие, информационные репрессии и всё остальное — всё это будет применено «для вящей славы вакцины» (иезуитами было сказано: «Для вящей славы Господней», у Хаксли говорится: «Для вящей славы господа Форда»).

А как не применять насилие, если знаешь благо, а тебе мешают это благо подарить людям?

А поскольку такие якобы цивилизованные люди считают своими противниками тех, кто уже посажен на иглу полудикой конспирологии, то у них и совесть чиста. Им не нужно быть в числе злодеев, злоумышляющих против человечества. Им нужно просто заглотнуть в достаточной дозе то косное псевдоинтеллектуальное высокомерие, обладатели которого в одних случаях знают, что Карл Маркс и Фридрих Энгельс — это четыре совершенно разных человека; в других случаях — что бог не сидит на облаке, потому что там летает аэроплан; а в третьих случаях — что вакцина всегда от всего спасает.

Поскольку по другую сторону находятся и впрямь достаточно странные порою люди, то даже умеренно осведомленные нормальные граждане, чующие, что в происходящем есть что-то скверное, не захотят объединяться со странными людьми, и впрямь несущими в себе заряд чего-то очевидно сомнительного.

Еще до распада Советского Союза я опубликовал книгу «Постперестройка», посвященную достаточно сложным проблемам развития коммунистической идеологии. Противники этой идеологии поняли, что книга представляет определенную опасность, потому что в силу своей далекости от стереотипов может быть взята на вооружение частью интеллигенции. А что если потом эта часть интеллигенции объединится с просоветскими группами простых людей? Что если это объединение внесет весомую лепту в сохранение Советского Союза и коммунизма? А ведь всё еще не предопределено, чаши весов качаются.

Что было сделано для того, чтобы противостоять этому? Выступила — якобы в поддержку СССР и коммунизма — пара странных конспирологов и пара коммунистических фундаменталистов. Их выступления были раздуты антисоветскими средствами массовой информации. А потом врагами СССР и коммунизма было сказано: «Вот кто за СССР и коммунизм. Вот кто! Они! А ваш Кургинян — он такой же! Он же тоже за СССР и коммунизм. Значит, он такой же».

«Вон у кого-то на устах проклятия и рычание по поводу вакцин. А тут говорится что-то о каком-то переднем крае науки… Но это всё то же самое!»

Такой вот манипулятивный прием из далекого прошлого. Только ли из прошлого?


Люк Джеррам. Вирус оспы. 2010

Недавно я выступаю на телепередаче. Мне говорят: «Вы ковид-диссидент. Вы — как такие-то и такие-то». Я говорю: «Почему я ковид-диссидент? Я считаю, что ковид — опасное заболевание, которое непомерно раздуто, и борьба с которым превращена в создание пакостей, которые почище ковида. Но ковид — это опасное заболевание, повторяю, достаточно специфическое. Это и не чудовищная погибель, и не банальный грипп. Это хитрая штука».

Но ведь не во мне одном дело. Дело в постоянном применении одного и того же манипулятивного приема.

В Германии против неадекватного ответа на вызов ковида выступило огромное число людей. Да, были разные люди. Но показали-то невменяемых и сказали: «Вы хотите, чтобы восторжествовали такие дикари? Вы хотите солидаризироваться с этим ковид-диссидентством?»

А дальше — больше. «Вы хотите солидаризироваться с этим антиглобализмом? То есть с борьбой с развитием вообще? Вы хотите солидаризироваться с этими борцами с генно-модифицированной продукцией, с этими радикальными экологами?»

И у меня возникает закономерный вопрос: а кто соединяет вполне законные протесты с этим контингентом? И не для того ли это делается, чтобы потом сказать, что с этим контингентом объединяться нельзя?

Ведь это же не стихийно происходит. Или не только стихийно. Это отчасти рукотворный, манипулятивный процесс.

Вдруг появляются очень неадекватные борцы с реальными технократическими ужасами, грозящими существованию человечества.

Вначале думаешь: «Плохо, что это просто дикари. Но что делать? Ведь как-то борются». А потом обнаруживаешь, что это не просто дикари. Что это еще и дикари, управляемые создателями технократических ужасов. Но это же реально обнаруживается раз за разом, в самых разных ситуациях. Когда, например, вдруг видишь Анпилова рядом с Каспаровым и Собчак на Болотной площади. Или рядом с Шамилем Басаевым.

«Мы за прекращение безумной бойни и за вывод российских войск с территории Чечни, — заявлял Анпилов. — Хватит прикрываться словами о борьбе с международным терроризмом, как это делает мировой разбойник США. Пусть чеченцы самоопределяются. Хотят отделиться от России — вольному воля».

А потом ты обнаруживаешь, что самые рьяные борцы за русский мир вопиюще очевидным образом сдают этот самый русский мир. При этом надувают щеки, по-прежнему утверждая, что они за него борются.

Я бы хотел, чтобы зритель передач, посвященных ковиду, как и зритель других моих передач, осознал масштаб данного как бы простейшего манипулятивного обстоятельства и степень его пагубности — и сопоставил день сегодняшний с тем, что происходило, например, в эпоху спора Маркса с Бакуниным.

Маркс не был дикарем, не понимающим, как устроен капитализм. Маркс не призывал ломать машины, как так называемые луддиты. Он был суперобразованным человеком, единственным полноценным оппонентом Гегеля. Он знал о капитализме больше, чем все создатели обычной политэкономии. Он уважал чужие открытия. Он преклонялся перед достижениями прогресса. Но он хотел всё это направить в другую сторону. Он был гуманистом, утверждавшим, что человек обладает сущностью. А так называемые позитивисты эту сущность отрицали, говорили о чистом листе, на котором можно написать всё что угодно.

Зачем был создан бакунинский, да и иной анархизм? Для того чтобы противостоять марксистскому коммунизму.

Кто свел Маркса в итоге в могилу? Монархисты и идеологи капитализма? Нет! В могилу его свел, разрушив его дело, анархист Бакунин. Потому что для любых врагов человечества, использующих определенным образом достижения цивилизации, наиболее опасны те, кто знают про эту цивилизацию больше, чем они. А остальные не опасны.

Читать полностью...

Источник



Родительское

Мнение учителя:в стране решили сэкономить на подрастающем поколении.


Я, учитель математики,  считаю, что дистанционное обучение (ДО) оказывает в большинстве случаев отрицательное влияние на профессиональные навыки учителя: исчезает  общение с учениками (виртуальным становится или вообще через сообщения), учитель не видит глаз учеников (горят они – значит ребенку интересно и он понимает материал), профессиональные  навыки не развиваются и не формируются свои методы и находки – легко можно использовать Интернет, учитель не может менять ситуацию во время занятия – нет коллектива, каждый ученик дома, вне социума. Есть плюсы – многие задания выполняем в режиме онлайн, оценку видим, формируется навык работы на время, учимся работать с ИКТ, различными  программами.

Однако достойное образование через дистант ученики однозначно получить не могут. Лишаемся речи, общения, коллектива.

Collapse )

  • a11oleg

Кургинян объяснил, в чем опасность вакцинации и кому выгоден карантин

Висенте Боррас. Вакцинация. 1867
Фрагменты стенограммы передачи «Вечер с Владимиром Соловьевым», вышедшей 7 декабря на телеканале «Россия 1».

Разговор идет о глобальной перезагрузке капитализма, о которой говорили на Мировом экономическом форуме, и которую придумал основатель форума.

Соловьев: Кому верить, как верить, а главное — к чему мы идем, к какой новой антиутопии мы приближаемся?

Кургинян: Я никак не могу понять, почему это называется и раньше называлось конспирологией?

Насчет необходимости такой биологической войны, которая должна изменить мир, говорил Дональд Рамсфелд, немаленький человек в команде Буша, который, между прочим, по своему генезису — и до того, как он стал министром обороны, и после того, как он перестал им быть — всё время был связан с биологическими и фармацевтическими компаниями и вакцинацией.

Он говорил ― план назывался «Красный рассвет», ― что возникнет эта вакцинация, что источником опасности будет Китай и так далее. Это было давным-давно.

Когда всё время говорят о каких-то глобальных силах и так далее ― то что это? Левые в Италии говорили всегда, что есть ТИГ ― транснациональное империалистическое государство. Это были 60-е годы, четвертая революция.

Collapse )